Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №37 (716) » Ничтожные посягательства

Ничтожные посягательства

Сложившаяся практика признания сделок недействительными по инициативе налоговой службы таит в себе ряд опасностей

Официально декларируя курс на становление Украины как государства правового, соблюдающего общепринятые правовые принципы, и, тем более, как потенциально привлекательное для иностранных инвесторов поле для бизнес-деятельности, все же явная непоследовательность как законодателя, так и судебных органов прослеживается. Ограничимся юридическим анализом тенденций в становлении системы правового регулирования субъектов хозяйствования в стране на примере актуального вопроса о соотношении норм Гражданского и Налогового кодексов Украины в аспекте признания сделок недействительными.

В большой степени эта проблема зиждется на фактически санкционированной законом широкой дискреции для налоговых органов. Имеется в виду, прежде всего, применение нормы пункта 2 статьи 215 в сочетании со статьей 228 Гражданского кодекса (ГК) Украины, на основании которой налоговые органы фактически получили карт-бланш на вмешательство в частную сферу обязательственных правоотношений — даже без необходимости обращения в суд.

Масла в огонь подлил и Высший административный суд Украины, который в письме от 2 июня 2011 года (№ 742/11/13‑11) сформулировал ряд фискально ориентированных правовых позиций, способных повлечь за собой новый виток весьма интересной судебной практики.

Суд указал, что наличие заключенного между участниками операции хозяйственно-правового договора или отсутствие признания такого договора недействительным само по себе не свидетельствует о реальности совершения соответствующей операции. При этом в налоговых отношениях не может применяться статья 204 ГК Украины, поскольку соответствующие отношения должны регулироваться именно нормами Налогового кодекса Украины. Во-вторых, Суд фактически указал на то, что вся цепочка договоров, исходящая из порочной сделки, может признаваться недействительной.

Итак, парадокс: с точки зрения налоговых правоотношений юридическая связь между контрагентами не способна порождать законных последствий, в то время как гражданское законодательство рассматривает такие правоотношения не только лишь как действительные, но и как обладающие исковой защитой.

Статья повышенной опасности

Безусловно, при оценке соотношения норм Гражданского и Налогового кодексов Украины невозможно не учитывать специфику цели и сферы действия данных нормативных актов. Но, в любом случае, они должны применяться в системной взаимосвязи. И, тем более, не следует нивелировать сферу действия ГК Украины за счет достижения целей государственной политики в сфере налого­обложения, которая является вторичной по отношению к хозяйственному обороту.

Не отрицаем, что с помощью вмешательства в сферу договорных отношений налоговые органы осуществляют важную функцию, составляющую часть публичного порядка. При этом отметим, что каким бы важным ни был публичный интерес в этой связи, надлежащий баланс между интересом публичным и частным должен сохраняться всегда.

Вышеприведенная правовая позиция Высшего административного суда Украины, впрочем, как и предшествующая ей судебная практика касательно рассмотрения споров с налоговыми органами по признанию сделок недействительными на основании статьи 228 ГК Украины, фактически ставит под сомнение фундаментальный принцип стабильности хозяйственного оборота. И мало того, что договор, нарушающий публичный порядок, априорно признается недействительным, так еще из устоявшейся практики Верховного Суда Украины следует: поскольку среди средств защиты, указанных в статье 16 ГК Украины, отдельно не обозначено признание судом договора ничтожным, судам следует отказывать в принятии и рассмотрении таких исков. То есть, по существу, сделки признаются недействительными именно налоговыми органами, и суд не имеет к этому основательного отношения.

Выше отмечено, что наибольшую опасность для договорных отношений хозяйствующих субъектов представляет статья 228 ГК Украины, очень часто применяемая налоговыми ­органами. Такая практика неудивительна, поскольку нынешняя редакция статьи 228 позволяет:

а) квалифицировать нарушение порядка налогообложения как посягательство на существенные интересы государства и общества;

б) применять конфискационные меры в случае доказанности умысла стороны (сторон) на осуществление такого посягательства.

Допустимо ли считать договор таким, что нарушает публичный порядок, если с его помощью стороны имеют намерение уклониться от уплаты налогов? Безусловно, наполнение казны — важная составляющая государственного порядка. Но, как свидетельствует практика иностранных судов, сама лишь значительность сферы общественных отношений может быть только одним из многих и, уж тем более, не является достаточным критерием для вывода о нарушении публичного порядка. Напротив, для признания сделки нарушающей публичный порядок обязательно следует также установить, что оспариваемые действия сторон сделки отличаются от простого нарушения норм закона именно потому, что степень посягательства гораздо серьезней; соответственно, и препятствовать нарушению можно не иначе, нежели таким серьезным механизмом вмешательства, как «разрушение» договорных связей между сторонами.

Бремя ответственности

Нынешнее же правоприменение на Украине может привести к ряду негативных последствий, среди которых стоит упомянуть о непропорциональном вмешательстве публичных органов в реализацию права собственности. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда касательно применения статьи 1 Протокола № 1 Европейской Конвенции, любое вмешательство в осуществление права лица на мирное владение имуществом должно быть законным. Даже если учесть, что государство имеет полномочия контролировать уплату налогов в казну, осуществление такого контроля не должно нарушать принцип «юридической определенности»; недопустимо, чтобы органы власти действовали своевольно, возлагая при этом чрезмерное бремя ответственности на стороны.

Является ли уничтожение договорной связи путем признания сделки недействительной (тем более — цепочки договоров) таким чрезмерным бременем ответственности? Безусловно, учитывая серьезность последствий. Является ли такое вмешательство властных органов своевольным, не соответствующим закону и непропорциональным? Отрицательный ответ на этот вопрос возможен, но лишь при соб­людении правила надлежащей оценки исключительно судом действительных целей и умысла сторон сделки, серьезности посягательства сторонами на охраняемые общественные отношения и наличия альтернативных эффективных средств защиты публичного интереса.

Какие же решения проблемы в свете вышеизложенного следует признать возможными? В первую очередь, это перенесение бремени ответственности: орган налоговой службы должен самостоятельно доказать в суде состоятельность своей позиции. То есть не хозяйственный субъект должен обратиться в административный суд, оспаривая действия налоговой в связи с привлечением к ответственности за налоговое правонарушение, основанное на внесудебной квалификации сделки как недействительной, а наоборот — налоговый орган обязан обратиться в хозяйственный суд с иском о признании договора недействительным. И лишь по результатам тщательной судебной оценки привлечь виновное лицо к ответственности. При этом следует также учесть, что и сам институт недействительности сделок должен претерпеть трансформацию, а именно — в корне отказаться от подхода к разграничению ничтожных и оспариваемых сделок в зависимости, в первую очередь, от необходимости судебного признания таковых.

ЗАГНИТКО Олег — партнер МЮФ «Байтен Буркхардт», г. Киев,

ДОБРЫНСКАЯ Виктория — младший юрист МЮФ «Байтен Буркхардт», г. Киев


Мнение

«Бестоварные» сделки

Сергей БАЛАНЧУК,
партнер сети судебной практики VSLitigation

Очень показательным в контексте соотношения гражданского и налогового права при признании договоров недействительными является письмо Высшего административного суда Украины (ВАСУ) от 2 июня 2011 года №742/11/13-11.

Данное письмо большей частью посвящено так называемым «бестоварным» сделкам. Позиция ВАСУ сводится к тому, что такие сделки могут быть признаны недействительными на основании статьи 228 Гражданского кодекса (ГК) Украины как противоречащие интересам государства и общества.

При этом ВАСУ обращает внимание на тот факт, что установление умысла сторон «бестоварной» сделки, что является обязательным условием для признания договора недействительным, на основании статьи 228 ГК Украины на «бестоварные» сделки не распространяется.

Также ВАСУ указал на то, что принцип презумпции правомерности договора, установленный статьей 204 ГК Украины, не распространяется на налоговые споры, что дает право налоговым органам осуществлять доначисление налоговых обязательств по результатам «бестоварной» сделки без признания сделки недействительной.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

VOX POPULI

Юридический форум

Обнаженный УПК

Актуальный документ

Документы и аналитика

Зарубежное исполнение

Акцент

«Без ГМО» не разберешься

Государство и юристы

Новости законотворчества

Парламент урегулировал порядок отзыва апелляционной и кассационной жалоб

Принят Закон Украины «Об охранной деятельности»

Парламент отказался отменить судебную реформу

Государство и юристы

Сбой демонополизации

Деловая практика

Бессильное мировое соглашение

Документы и аналитика

Определение расходов по-новому

Уступка добровольности не помеха

Налоговые новеллы для турбизнеса

Правосудие на экспорт

Зарубежная практика

Мобильные войны патентов

Книжная полка

Материальное возмещение

Неделя права

Годовое резюмирование

Социальное поражение

Неделя права

Новости из-за рубежа

«Адвокатский дом»

Помощь оказавшимся в тяжелой ситуации

В Великобритании снимут запрет на съемку судебных процессов

Неделя права

ВСЮ изучает отбор кандидатов в судьи

Работа над кадрами

Новости из зала суда

Судебная практика

Суд вернул Киеву 2,7 га земли в Голосеевском районе

«Павленко и Побережнюк» принесли победу «Астелит» в урегулировании споров на рынке телекоммуникаций

Авиакомпания «Сибирь» не отсудила у Минобороны 15,3 млн дол. США

Новости юридических фирм

Частная практика

LCF Law Group — член Ассоциации «Земельный союз Украины»

Gide Loyrette Nouel консультирует ЕБРР в связи с мультивалютной кредитной линией группе «Глобино»

М. Копейчиков выступил на круглом столе по вопросам земельной реформы

Отрасли практики

Миноритарий в поле воин

Заочная рулетка

Ничтожные посягательства

IPO: выход «в открытую»

Медиация рвется в закон

Интернет: пираты XXI века

«Спецэффекты» украинского импорта

Рабочий график

Объединительное собрание

КАЛЕНДАРЬ на неделю

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

Решения недели

Судебная практика

Рассмотрение дела по заявлению

Выход из состава общества

Медицинские осмотры

Самое важное

Реформы продолжаются

Судебная практика

Судебные решения

О способах предоставления информации по запросу АМКУ

Судебная практика

«Печерская рулетка»

Судебная практика

Судебные решения

Принятие судебного решения не освобождает от ответственности за невыполнение обязательства

Судебная практика

Определенное ИТО

Тема номера

Спецуслуги «припортовали»

Заблудшие рекламодатели

Принцип доминанты

Частная практика

Компромисс — залог реформы

Минюст предпочитает иностранцев

Юридический форум

Стол раздора

Студенты-юристы учатся общественной деятельности

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: