Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №49 (1093) » Неспокойная остановка

Неспокойная остановка

«Злоупотребления со стороны правоохранителей не позволяют спокойно вести бизнес в Украине»
признает Виктор МОРОЗ, управляющий партнер АО Suprema Lex

Виктор Мороз

Родился в 1985 году в г. Пугачеве (Саратовская область, Россия). В 2007 году окончил Национальный авиационный университет по специализации «Воздушное и космическое право» (специальность «Правоведение»), в 2012 году — Институт права интеллектуальной собственности (специальность «Защита прав интеллектуальной собственности»).

В 2006—2010 годы работал линейным менеджером в ЗАО «Украинские вертолеты», представляя интересы данной авиакомпании в работе с иностранными правительствами и международными неправительственными организациями. В 2010 году создал универсальную юридическую компанию «Правовая гильдия «ВикториАл», которую возглавил на должности генерального директора, а затем — в качестве управляющего партнера. С августа 2015 года — управляющий партнер АО Suprema Lex. Член Ассоциации юристов Украины и Ассоциации адвокатов Украины. Принимал участие в работе над созданием ряда законов в сфере уголовного права и процесса, корпоративного права, права интеллектуальной собственности.

— Одним из законодательных ноу-хау, внесенных в Уголовный процессуальный кодекс (УПК) Украины в рамках процессуального этапа судебной реформы, стало предоставление подозреваемому права обжалования уведомления о подозрении. Как работает этот инструмент на практике?

— Обжалование уведомления о подозрении имеет целый ряд нюансов. Во-первых, для этого предусмотрены специфические временные рамки — не ранее двух месяцев со дня уведомления лица о подозрении в совершении преступления, но не позднее обращения прокурора в суд с обвинительным актом. При этом на практике прокуратура пытается привязать завершение срока на обжалование уведомления о подозрении к дате раскрытия материалов уголовного производства стороне защиты. Хотя само по себе раскрытие материалов уголовного производства не означает, что обвинительный акт сразу же будет направлен в суд, некоторые следственные судьи соглашаются с позицией прокуратуры и отказывают в обжаловании уведомления о подозрении до направления обвинительного акта в суд.

Во-вторых, хотя законодатель предусмотрел возможность обжалования уведомления о подозрении, многие следственные судьи, рассматривая жалобы об отмене подозрения, основанные на отсутствии в уведомлении о подозрении правовой квалификации уголовного правонарушения, в совершении которого подозревается лицо, отказывают в их удовлетворении, ссылаясь на то, что данные вопросы могут быть разрешены в ходе судебного рассмотрения. Не могу согласиться с такой позицией, поскольку к содержанию уведомления о подозрении УПК Украины предъявляет конкретные требования, несоблюдение которых служит основанием для его отмены.

В-третьих, законодатель не предусмотрел последствий отмены следственным судьей уведомления о подозрении, что позволяет стороне обвинения продолжить досудебное расследование и повторно вручить лицу уведомление о подозрении. На практике в случае удовлетворения жалобы на уведомление о подозрении необходимо добиваться закрытия уголовного производства в связи с завершением сроков досудебного расследования. На мой взгляд, целесообразно дополнить положения УПК Украины нормами, регулирующими вопрос последствий отмены уведомления о подозрении, в частности, предусмотреть обязанность прокурора закрыть уголовное производство в данном случае.

— Изменениями в УПК Украины, вступившими в силу 15 декабря прошлого года, был существенно откорректирован законодательный концепт исчисления сроков досудебного расследования. Стали ли новые временные рамки дисциплинирующим фактором для представителей органов досудебного расследования?

— Несмотря на то что законодатель упорядочил сроки досудебного расследования, дисциплинирующим фактором для стороны обвинения данные изменения УПК Украины не стали, ведь следственному судье была предоставлена возможность по ходатайству стороны обвинения фактически бесконечно продлевать сроки досудебного расследования, чем активно прокуроры и пользуются. Правда, законодатель позволил и стороне защиты, и потерпевшему защититься от злоупотреблений возможностью продления сроков досудебного расследования путем обращения к следственному судье с ходатайством об ограничении таких сроков. Данный механизм может быть достаточно эффективным, ведь обязывает сторону обвинения в ограниченные временные рамки провести досудебное расследование и либо закрыть уголовное производство, либо направить обвинительный акт в суд.

 

— Не все уголовно-процессуальные нововведения приживаются на практике. Скажем, весной этого года законодатели отказались от нового алгоритма подачи в суд ходатайств от следователей, который привязывался к месту регистрации органа досудебного расследования как юридического лица. Какие механизмы УПК Украины, на ваш взгляд, уже давно пора откорректировать?

— Поскольку одним из принципов уголовного процесса является состязательность сторон, но на практике уголовный процесс до сих пор имеет обвинительный уклон, считаю, что необходимо усовершенствовать целый ряд статей УПК Украины. Скажем, внести изменения в положения статей, регламентирующих сбор доказательств, сроки досудебного расследования, обжалование процессуальных решений, принимаемых прокуратурой, следственными судьями и судом, с тем, чтобы обеспечить реальную, а не номинальную состязательность процесса.

 

— Уголовно-правовые риски сегодня присутствуют практически во всех сферах деятельности. В каких законодательных предохранителях от возможных «силовых» злоупотреблений сегодня нуждается бизнес?

— К сожалению, международные компании боятся инвестировать в украинскую экономику, а украинский бизнес предпочитает структурировать свои бизнес-процессы через иностранные юрисдикции, поскольку злоупотребления со стороны правоохранителей не позволяют спокойно вести бизнес в нашем государстве. На мой взгляд, чтобы минимизировать «силовое» давление, необходимо ввести институт реальной ответственности следователя за злоупотребления и активно, даже показательно, его применять на практике. Понимая то, что если не следовать требованиям УПК Украины, можно понести дисциплинарную, а возможно, и уголовную ответственность, следователи перестанут злоупотреблять своими полномочиями, и давление на бизнес со стороны силовых органов прекратится. Любыми другими точечными изменениями в УПК вряд ли удастся добиться положительного результата.

 

— Обыск — одно из самых популярных следственных действий. Ваши наблюдения: уменьшилось ли количество зло­употреблений при его проведении после введения обязательной видеофиксации данного процесса?

— Сама по себе видеофиксация процесса проведения этого следственного действия не предотвращает нарушений и злоупотреблений со стороны следователей. Так, следователи, проводящие обыск, не всегда допускают адвокатов, изымают сервера, совершают иные процессуальные нарушения. Тем не менее нужно признать: явного беспредела после введения видеофиксации данной процедуры стало меньше.

 

— Как в целом можно оценить уже предпринятые власть имущими шаги по уменьшению давления на субъектов предпринимательской деятельности, в частности принятие так называемых законов маски-шоу стоп № 1 и маски-шоу стоп № 2. Способствовали ли они улучшению бизнес-климата в Украине?

— Как специалист, причастный к разработке данных законодательных инициатив, могу сказать, что предусмотренные новации частично улучшают бизнес-климат в Украине, минимизируют некоторые злоупотребления со стороны следователей и прокуроров. В числе главных нововведений помимо обязательной видеофиксации процедуры обыска — обязательный допуск адвокатов к проведению обыска, ответственность следователей за злоупотреб­ление своими правами, возможность обжалования лицом, не имеющим в уголовном процессе статуса подозреваемого или обвиняемого, процессуальных решений, влияющих на права такого лица, и ряд других, полезных для стороны защиты, инструментов. Тем не менее большинство из этих механизмов или недостаточно детально регламентированы (например, порядок привлечения следователя к ответственности за злоупотребление правами), или являются нерабочими в принципе (скажем, запрет на изъятие серверов). Сегодня эти положительные законодательные новации требуют своего логического продолжения и развития на практике.

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

50 ведущих юридических фирм Украины 2018

КРУПНЕЙШИЕ ПУБЛИЧНЫЕ СУДЕБНЫЕ И АРБИТРАЖНЫЕ ДЕЛА

Толковый баланс

Роль земли

Рейдерский охват

Призовой фон

Грань-при

Взыскать возможно

Альтернативная музыка

Показательная практика

Энергетическая кампания

Игра за интерес

Здоровое будущее

Экспертное злоключение

Законы турбулентности

Финансовые инновации

Банкопат

Агронавты

Финансовые трансформации

Стоп-менеджмент

Расстроенный инструмент

Под слиянием событий

От общества к частному

Торг платежом красен

Не суд важно

КРУПНЕЙШИЕ ПУБЛИЧНЫЕ СДЕЛКИ

Успешный GR-ход

РЕЙТИНГ ПРИЗНАНИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ ФИРМ

Порыв в будущее

Порт-прогноз

Южный ветер

Западо-восторг

Вселяет умеренность

Конкурентное преимущество

Произвести эффект

Качество — в жизни

Плановая готовность

Френд-лепта

Реформенный штиль

Розыск активен

Отбросить маски

Неспокойная остановка

Вне подозрения

Ход арестом

Сильнее мира сего

Свидание счетов

Все на арбитраж!

Спорный образ

Инвестиционное продолжение

Корпоративная тактика

Спектральный анализ

Отлаженный спрос

Кадровый рывок

Адаптационный фон

Индустриальный поворот

Составить реноме

Активный образ в жизни

Формула к успеху

Экспертный совет

Акцент

Свободу попугаем

Государство и юристы

КСЕС обнародовал заключение по вопросам коррупции среди судей

Предложено два альтернативных названия для Днепропетровской области

Вступили в силу новые законодательные правила для авто с еврономерами

Час КИК

Сбой с тенью

В Украине планируют создать Государственную природоохранную службу

Конспект

Держать марку

Отрасли практики

Ветер перемен

Подобрать размер

Брак в договоре

Верховный Суд разъяснил, когда нельзя составлять европротокол

ВС занял сторону судьи в отставке в споре с пенсионным органом

Кадастровый номер

Рабочий график

Карта событий

Репортаж

Проверка на порочность

Теле-must

Самое важное

Цифровой сигнал

Войти в положение

Плановое суждение

Судебная практика

Поменяться в физлице

Акцептировать внимание

Вероятность общественных беспорядков не может быть основанием для запрета мирных собраний

Плыть против стечения

Применение силы к участникам мирных акций протестов считается пыткой в контексте статьи 3 Конвенции

Тема номера

Переходное поражение

Спорный комплект

Статус квот

Обновление программы

Миссия выполнима

Право на оценку

Промерить на практике

Ордер отечества

Частная практика

Quinn Emanuel Urquhart & Sullivan LLP и Asters защитили интересы АО «Ощадбанк» в инвестиционном споре

ЮФ «АНК» отстояла в Верховном Суде арест судна

Партнер-основатель АО Arzinger Сергей Шкляр вернулся в команду

EY выступила советником Rozetka в ходе объединения с группой компаний EVO

Юристы АО «Коннов и Созановский» представили интересы клиента в деле о защите чести, достоинства и деловой репутации

МЮФ Baker McKenzie сопровождала трансакцию по продаже бизнеса «Инвитро» по лабораторной диагностике в Украине

Доверительный фон

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: