Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Неподсудное дело

Спор о признании противоправными действий уполномоченного ФГВФЛ по отнесению сделки к ничтожным не подлежит рассмотрению в судах — Большая Палата ВС

Споры по обжалованию действий уполномоченных лиц Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) в процессе ликвидации банков в аспекте отнесения договоров к категории ничтожных сделок по-прежнему занимают лидирующие позиции в «рейтинге актуальности». Вопросы относительно юрисдикции таких споров выносятся на рассмотрение Большой Палаты Верховного Суда (ВС) с завидной регулярностью и по сей день. Учитывая заявленные исковые требования и субъектный состав сторон, Большая Палата ВС неоднократно указывала на подведомственность конкретного спора судам той или иной юрисдикции.

Но в одном из последних своих постановлений, в котором решался вопрос выбора юрисдикции по иску о признании противоправными действий уполномоченного лица ФГВФЛ, касающихся отнесения договора к категории ничтожных сделок, Большая Палата ВС и вовсе пришла к выводу о необходимости закрытия производства по делу, поскольку иск не подлежит рассмотрению в судах вовсе. Но такое решение не было единогласным — пять судей Большой Палаты ВС изложили свои особые мнения. Речь идет о постановлении ВС от 9 сентября 2020 года по делу № 826/16317/16.

Согласно обстоятельствам дела 18 мая 2016 года между банком «Ф» и ООО «Ю» заключен договор купли-продажи нежилого помещения в доме на одной из центральных улиц города Киева. 20 мая того же года Национальный банк Украины отнес банк «Ф» к категории неплатежеспособных, в банк была введена временная администрация и начата процедура его выведения с рынка.

25 июля 2016 года комиссия по проверке сделок, договоров по хозяйственной деятельности согласилась с выводами аудиторской фирмы о выявленных признаках ничтожности заключенного между банком «Ф» и ООО «Ю» договора купли-продажи нежилого помещения. И 26 июля 2016 года уполномоченное лицо ФГВФЛ направило ООО «Ю» уведомление о ничтожности указанного договора.

Обратившись в суд в октябре 2016 года и уточнив исковые требования, ООО «Ю» просило признать противоправными действия уполномоченного лица Фонда по отнесению договора купли-продажи, заключенного с банком, к категории ничтожных сделок.

Окружной административный суд г. Киева постановлением от 20 января 2017 года, которое поддержал Киевский апелляционный административный суд (определение от 22 марта 2017 года), исковые требования удовлетворил и признал необоснованными доводы уполномоченного лица ФГВФЛ относительно выявления признаков ничтожности договора купли-продажи, предусмотренных пунктом 3 части 3 статьи 38 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» и статьей 228 Гражданского кодекса (ГК) Украины. При этом Окружной административный суд г. Киева пришел к выводу, что указанный спор подлежит рассмотрению по правилам административного судопроизводства, и отступил от правовых выводов, изложенных Верховным Судом Украины от 16 февраля 2016 года (дело № 826/2043/15) и от 15 июня 2016 года (дело № 826/20410/14).

Решения местного и апелляционного административных судов были обжалованы в кассационном порядке уполномоченным лицом ФГВФЛ. Кассатор просил отменить решения судов предыдущих инстанций и отказать в удовлетворении исковых требований. Кроме того, в кассационной жалобе уполномоченное лицо Фонда обращало внимание на то, что спорные правоотношения не подлежат рассмотрению по правилам административного судопроизводства.

Рассмотрев кассационную жалобу, Большая Палата ВС пришла к выводу о ее частичном удовлетворении.

В частности, ВС указал на то, что решение об отнесении сделок к категории ничтожных не может быть оспорено, поскольку его принятие не нарушает прав и интересов другой стороны сделки. Ничтожная сделка является таковой согласно закону, а не решению. И данный договор является ничтожным независимо от того, проводилась или не проводилась предусмотренная частью 2 статьи 38 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» проверка заключенных банком договоров.

Большая Палата ВС, последовательно придерживаясь своей же позиции (изложенной, в частности, в постановлении от 11 апреля 2018 года по делу № 910/12294/16), отметила, что решение об отнесении договора к категории ничтожных является внутренним решением и не порождает негативных последствий для другой стороны договора, считающей его действительным.

«Решение банка (уполномоченного лица ФГВФЛ, действующего от имени банка) не может устанавливать обязанности для другой стороны договора. Для применения последствий ничтожности сделки банк должен обращаться в суд, и только в случае принятия соответствующего решения судом и вступления им в законную силу для стороны договора могут наступать негативные последствия, в частности касательно имущества, полученного по договору, вследствие ничтожности сделки. Поэтому сам факт отнесения Фондом сделки к категории ничтожных не может считаться нарушением прав другой стороны сделки», — отмечает ВС.

Также обращается внимание, что споры, связанные с процедурой выведения неплатежеспособного банка с рынка (в том числе путем ликвидации), не тождественны спорам по делам о банкротстве. Не следует отождествлять с делами о банкротстве дела относительно обжалования действий или решений Фонда, принятых в пределах процедур выведения неплатежеспособного банка с рынка, в частности действий или решений относительно выявления ничтожных сделок.

Учитывая это, Большая Палата ВС пришла к выводу, что спор не подлежит рассмотрению в суде ни одной из юрисдикций, а производство по делу подлежит закрытию. Соответственно, ВС отменил ранее принятые решения окружного и апелляционного административных судов.

Публично-властный характер

Как уже отмечалось, такую позицию разделяют не все судьи Большой Палаты ВС.

Так, в особом мнении судьи Александр Прокопенко, Михаил Грыцив и Всеволод Князев обращают внимание, что обязанности ФГВФЛ, определенные в статье 38 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц», касаются реализации законодательно закрепленных функций и полномочий Фонда и исполняются с целью сбережения активов банка, предотвращения утраты имущества и убытков при проведении процедуры выведения неплатежеспособного банка с рынка в период работы временной администрации. В таких правоотношениях Фонд действует как субъект властных полномочий, поскольку реализация этой функции Фонда имеет публичный (по сфере реализации) и властный (по методу влияния) характер.

Также подчеркивается, что Фонд или его уполномоченное лицо не были сторонами договора купли-продажи нежилого помещения, заключенного между банком и истцом, а соответственно, между Фондом или его уполномоченным лицом и ООО «Ю» не возникло иных правоотношений, чем вытекающие из оспоренного решения, которое по своей юридической природе является решением субъекта властных полномочий.

«Несогласие с решением Фонда об отнесении сделки к перечню ничтожных, основания для чего установлены законом, порождает публично-правовой спор, связанный с осуществлением властных управленческих функций, что подпадает под юрисдикцию административных судов», — отмечается в особом мнении.

Кроме того, судьи не соглашаются с выводом Большой Палаты ВС, что решения (приказы) о ничтожности сделок не могут устанавливать обязанности для контрагентов банка, а сам факт принятия такого решения не может считаться нарушением прав другой стороны сделки. По мнению судей, полномочия по выявлению признаков ничтожности договора имеют публично-властный характер, поскольку во время их реализации в одностороннем порядке выражается воля субъекта властных полномочий, а их реализация обуславливает правовые последствия как для банка, так и для его контрагентов или вкладчиков независимо от их воли или желания.

Право на суд

В то же время в другом особом мнении к постановлению Большой Палаты ВС, изложенном судьями Еленой Сытник и Наталией Лященко, указывается на иной аспект, а именно, что закрытие производства по делу фактически лишает сторону спора доступа к правосудию.

В частности, судьи считают, что отнесение договора к ничтожным исключает для истца правовую определенность в отношении права собственности на приобретенное имущество, таким образом влияет на его права и интересы и не может считаться внутренним документом.

Лишение права стороны сделки, отнесенной именно уполномоченным лицом Фонда к ничтожным, делает невозможной для другой стороны сделки какую-либо судебную защиту, поскольку ни стороны договора (банка) уже не существует, ни к ликвидатору (ФГВФЛ) обратиться невозможно, поскольку прекращены его полномочия.

Вместе с тем судебное рассмотрение спора относительно правомерности действий уполномоченного лица по отнесению сделки к ничтожным делает возможными как защиту прав стороны сделки — не банка в период ликвидации неплатежеспособного банка, так и возмещение вреда после окончания ликвидационной процедуры и прекращения полномочий Фонда как ликвидатора, поскольку ответственность Фонда за неправомерные действия его уполномоченного лица не прекращается.

«Считаем, что закрытие производства по делу на основании того, что споры об отнесении к категории ничтожных сделок договора, заключенного между банком «Ф» и ООО «Ю», не могут рассматриваться ни одним из судов, не основывается как на требованиях международных актов, Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод и правоприменительной практике Европейского суда по правам человека, так и на требованиях Конституции Украины и принципах процессуального законодательства», — отмечается в особом мнении.

Учитывая огромное число споров о юрисдикции дел и количество изложенных судьями особых мнений к постановлениям в спорах о признании незаконными действий уполномоченных лиц ФГВФЛ по отнесению сделок к категории ничтожных, возможно, было бы целесообразно принять волевое решение и на законодательном уровне отнести все споры с участием ФГВФЛ к компетенции судов одной юрисдикции. Таким примером может служить отнесение в свое время всех споров с Антимонопольным комитетом Украины к юрисдикции хозяйственных судов.

Анатолий ГВОЗДЕЦКИЙ • «Юридическая практика»

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: