600-90_WAIT
прапор_України

Генеральний партнер 2023 року

Видавництво ЮРИДИЧНА ПРАКТИКА

Назначительная роль

Рубрика Тема номера
Назначение и замена прокурора в конкретном уголовном производстве относится к исключительной компетенции руководителя соответствующего органа прокуратуры и осуществляется в форме постановления

Вопросы адвокатской монополии, осуществления адвокатами представительства, защиты и подтверждения их полномочий, в том числе в уголовном производстве, постоянно привлекали внимание как научного сообщества, так и законодательной институции государства. Указанные вопросы также стали предметом формирования правоприменительной практики Верховного Суда.

Сторона обвинения

В то же время вопрос процессуальной правоспособности сторон в уголовном производстве имеет и другой аспект, ведь в соревновательном процессе именно сторона обвинения обязана вне разумного сомнения, на основании доказательств и с безусловным соблюдением законодательных процедур доказать перед судом сформулированное обвинение, обеспечив при этом применение надлежащей процессуальной процедуры к каждому участнику уголовного судопроизводства, что непременно включает наличие законных полномочий у прокурора, следователя, дознавателя и оперативного сотрудника.

Стоит отметить, что назначение и замена прокурора или группы прокуроров в конкретном уголовном производстве относится к исключительной компетенции руководителя соответствующего органа прокуратуры и является полномочием последнего, как это предусмотрено статьями 37, 110 Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины. Аналогичная ситуация касается также органов дознания и предварительного расследования. Определение следователей и дознавателей, которые будут проводить дознание и досудебное расследование в конкретном уголовном производстве, осуществляется согласно статьям 39, 391 УПК Украины.

Несмотря на это, сторона защиты в уголовном производстве довольно часто слышит от своих процессуальных оппонентов, что, например, прокурор или следователь свои полномочия подтверждает выпиской из Единого реестра досудебных расследований, обвинительным актом, постановлениями об объединении или выделении материалов досудебного расследования, резолюцией руководства и тому подобным.

Имели место случаи, когда в одном уголовном производстве позиции процессуальных руководителей из группы прокуроров полярно отличались между собой — один прокурор не усматривал достаточности доказательств для утверждения обвинительного акта и закрыл производство, а другой, наоборот, утвердил обвинительный акт после отмены постановления о прекращении предыдущего. В данном случае победил статус административной должности прокурора (по принципу «я начальник, ты — подчиненный»), а не процессуальный статус прокурора в производстве, поскольку они были равнозначными.

Также в условиях затянувшегося процесса реформирования органов прокуратуры в практической деятельности мы столкнулись с новыми процессуальными оппонентами в виде исполняющих обязанности того или иного прокурора, что никоим образом не вписывается в определение статуса прокурора в уголовном производстве в соответствии с пунктами 9, 15 части 1 статьи 3 УПК Украины и статьей 15 Закона Украины «О прокуратуре». Как следствие, такие процессуальные оппоненты являются неуполномоченными участниками уголовного производства.

Указанные вопросы крайне важны для стороны защиты в контексте реализации своих прав в процессе о признании судом недопустимыми доказательств стороны обвинения из-за существенного нарушения прав и свобод человека в связи с осуществлением полномочий прокурора или следователя в производстве ненадлежащими субъектами.

Надлежащая процедура

Казалось бы, это простая и понятная юридическая конструкция, которая не должна вызывать никаких проблем в правоприменительной деятельности, поскольку полномочия прокурора, детектива, следователя, дознавателя в обязательном порядке должны быть закреплены процессуально в силу требований закона. Более того, такая позиция полностью согласуется с требованиями статьи 19 Конституции Украины, которая является нормой прямого действия и в соответствии с которой органы государственной власти, их должностные лица обязаны действовать только на основании, в пределах полномочий, предусмотренных Конституцией и законами Украины. Именно применение надлежащей процедуры fair procedure (в европейской системе), due process (в американской системе) является одним из составляющих элементов принципа верховенства права, предполагающим, в том числе, что полномочия органов публичной власти должны быть определены предписаниями права, и требующим, чтобы должностные лица имели разрешение на осуществление действий и в дальнейшем действовали в пределах предоставленных им полномочий.

Несоблюдение надлежащей правовой процедуры влечет за собой нарушение гарантированного каждому статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод права на справедливый суд.

Однако 19 мая 2020 года Верховный Суд (ВС) коллегией судей Первой судебной палаты Кассационного уголовного суда (КУС) по делу № 490/10025/17 принял постановление, в котором сделаны, по сути, противоположные выводы, в том числе сформированной ранее Верховным Судом практике по данному вопросу. Так, в указанном постановлении Первая судебная палата пришла к выводу о том, что определение следователя или прокурора не является тем случаем, для которого УПК Украины требует вынесения постановления, такие постановления не являются обязательными для определения конкретного следователя или прокурора, которым поручается выполнение полномочия в определенном деле.

Указанное решение служило своего рода спасательным жилетом для огромного количества уголовных производств и стороны обвинения в целом. Но уже через девять месяцев, а именно 22 февраля 2021 года, постановлением объединенной палаты КУС ВС по делу № 754/7061/15 частично устранены различия в применении норм права в подобных правоотношениях.

В частности, объединенной палатой сделан вывод, что по содержанию статей 36, 37, 110 УПК Украины решение о назначении прокурора, который будет осуществлять соответствующие полномочия в конкретном уголовном производстве, и в случае необходимости — группы прокуроров, осуществляющих свои полномочия в конкретном уголовном производстве, обязательно должно приниматься в форме постановления, которое должно содержаться в материалах досудебного расследования для подтверждения факта наличия полномочий. Данное постановление должно соответствовать предусмотренным УПК Украины требованиям к процессуальному решению в форме постановления, в том числе быть подписанным должностным лицом, его принявшим.

Отсутствие такого постановления в материалах досудебного расследования или его неподписание руководителем соответствующего органа прокуратуры обусловливает недопустимость доказательств, собранных в ходе досудебного расследования, как собранных под наблюдением и процессуальным руководством прокурора (прокуроров), не имеющего на то законных полномочий.

Указанная правоприменительная позиция чрезвычайно важна для уголовного судопроизводства и является мощным инструментом защиты в руках адвоката.

К сожалению, нерешенными остались вопросы наделения процессуальными полномочиями следователей и дознавателей, а также вынесения постановлений о назначении прокуроров в конкретном уголовном производстве после принятия решений об объединении или выделение материалов досудебных расследований. Убежден, что положительную практику по данным вопросам мы обязательно выработаем в ближайшее время.

 ИВАНЕНКО Тарас — заместитель управляющего партнера АО LES, адвокат, г. Киев

Поділитися

Підписуйтесь на «Юридичну практику» в Facebook, Telegram, Linkedin та YouTube.

unnamed
tg-10
На-сайт_балы_600х90
На-сайт1_600x90
Slide

Інші новини

PRAVO.UA