Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Юридическая практика №6 » Наличие между родителями спора об определении места жительства детей и порядке участия в их воспитании не может расцениваться как насилие в семье

Наличие между родителями спора об определении места жительства детей и порядке участия в их воспитании не может расцениваться как насилие в семье

При решении вопроса о наличии оснований для выдачи ограничительного предписания суды должны устанавливать, каким формам домашнего насилия подвергался заявитель, и оценивать риски продолжения в будущем домашнего насилия в любом его проявлении

21 ноября 2018 года Верховный Суд в составе коллегии судей Первой судебной палаты Кассационного гражданского суда, рассмотрев в порядке упрощенного искового производства кассационную жалобу грки С., действующей в своих интересах и в интересах малолетних грна В. и грки Г., на решение Оболонского районного суда г.  Киева от 22 февраля 2018 года и постановление Апелляционного суда гКиева от 29 марта 2018 года, установил следующее.

Грка А., действуя в своих интересах и в интересах малолетних грна В. и грки Г., в феврале 2018 года обратилась в суд с заявлением о выдаче ограничительного предписания, заинтересованное лицогрн Б.

Грка А. обосновывала заявленные требования тем, что 2 февраля 2011 года она и грн Б. находятся в зарегистрированном браке. В браке родились сынгрн В., * года рождения, и дочьгрка Г., ** года рождения.

Заявительница отметила, что 23 сентября 2017 года грн Б. совершил домашнее насилие в отношении нее. 10 декабря 2017 года, в то время, когда заявитель находилась в г. Херсоне, грн Б. забрал малолетних детей на прогулку, не сообщив об этом заявительнице, отвез детей в гКиев и в период с 10 декабря 2017 года по 19 декабря 2017 года скрывал их.

Грка А. отметила, что 19 декабря 2017 года она нашла детей у матери грна Б., отца с детьми не было, дети были больны и находились в подавленном психологическом состоянии. В тот же день заявительница забрала детей, однако личные вещи индивидуального пользования остались у грна Б.

11 января 2018 года адвокатом заявительницыгрки А. направлено требование о добровольной передаче личной одежды, имущества жены и детей. Однако грн Б. продолжает совершать экономическое насилие в отношении нее и детей и отказывается передать личные вещи заявительницы и детей.

Также грка А. отметила, что 4 января 2018 года грн Б. в присутствии представителей Службы по делам детей Оболонской районной в гКиеве государственной администрации своим противоправным поведением совершил физическое насилие в присутствии малолетних детей. Без разрешения и с применением физической силы ворвался вместе с двумя мужчинами в квартиру заявителя и пытался забрать детей, применил к грке А. физическое насилие, а дети получили психологическую травму, в результате чего стали плохо спать, бояться прихода отца, а также бояться выходить на улицу из квартиры.

Кроме того, 25 января 2018 года адвокат заявительницы вместе с гркой А. находилась в помещении Оболонской районной в гКиеве государственной администрации, где также находился грн Б., который стал приставать к заявительнице, психологически на нее давить, вел себя агрессивно, выражался нецензурной бранью, угрожал физической расправой адвокату заявительницы. Таким образом, заявительница считает, что грн Б. жестоко обращается с детьми, не обеспечивает их материально, преследует их и угрожает им физической расправой, создает условия, которые негативно влияют на интересы детей, употребляет спиртные напитки, ведет себя агрессивно, неоднократно совершал физическое и психологическое насилие в семье.

На этом основании заявительница просила суд выдать ограничительное предписание, направленное на обеспечение безопасности пострадавших, сроком на шесть месяцев, которым установить следующие меры временного ограничения прав лица, совершившего домашнее насилие, с возложением на него определенных обязанностей: запретить грну Б. находиться в месте проживания грки А., грна В. и грки Г. по адресу: ***; запретить грну Б. находиться в местах пребывания грки А., грна В. и грки Г.; обязать грна Б. устранить препятствия в пользовании личной частной собственностью (личными вещами индивидуального пользования) грки А., грна В. и грки Г.; запретить грну Б. приближаться на расстояние менее 100 м к месту пребывания и обучения малолетнего грна В. и малолетней грки Г.; запретить грну Б. преследовать грку А., малолетнего грна В. и грку Г. и любым способом общаться с ними; запретить грну Б. вести переписку и телефонные переговоры с гркой А.

Решением Оболонского районного суда гКиева от 22 февраля 2018 года в удовлетворении заявления грки А., действующей в своих интересах и в интересах малолетних грна В. и грки Г., отказано.

Решение суда первой инстанции обосновывалось тем, что требования заявления не подтверждены доказательствами по делу.

Постановлением Апелляционного суда гКиева от 29 марта 2018 года апелляционная жалоба грки А. оставлена без удовлетворения, а решение Оболонского районного суда гКиева от 22 февраля 2018 годабез изменений.

Апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции, дополнительно отметив, что между сторонами существует спор об определении места жительства, порядке и способе общения с детьми и их воспитания, поскольку заявитель вместе с малолетними детьми покинула постоянное место их проживания и препятствует отцу в общении с ними. Неопровержимые доказательства в подтверждение применения к грке А. домашнего насилия в понимании Закона Украины «О предотвращении и противодействии домашнему насилию» заявительницей в суд не предоставлены, поэтому основания полагать, что имеющиеся риски наступления тяжелых последствий для заявительницы и малолетних детей в связи с отказом суда в выдаче ограничительного предписания отсутствуют.

В кассационной жалобе, поданной 19 апреля 2018 года в Верховный Суд, грка А. просила передать дело на рассмотрение Большой Палаты Верховного Суда, отменить решение Оболонского районного суда г. Киева от 22 февраля 2018 года и постановление Апелляционного суда г. Киева от 29 марта 2018 года, принять новое решение об удовлетворении требований заявления.

Кассационная жалоба обосновывалась нарушением судами норм процессуального права. Заявительница отмечает, что суды первой и апелляционной инстанций не предоставили оценки доказательствам в подтверждение фактов совершения домашнего насилия. Суды необоснованно считают факты преследования и насильственную модель поведения грна Б. обычным приходом отца для общения с детьми. Суды необоснованно не предоставили оценки противоправному насильственному поведению заинтересованного лица. Также суды, по мнению заявителя, необоснованно применили к спорным правоотношениям правила Семейного кодекса (СК) Украины, поскольку они не регулируют соответствующих правоотношений о применении специальных мер по противодействию домашнему насилию. Также заявительница считает, что продолжение совершения домашнего насилия может в случае непринятия специальных мер судом привести к наступлению тяжких или особо тяжких последствий.

В отзыве на кассационную жалобу грн Б. просил кассационную жалобу грки А. оставить без удовлетворения, а обжалуемые судебные решениябез изменений. Грн Б. отмечает, что заявительница создает искусственные препятствия для общения отца с детьми, получения ими материальной помощи от отца, чем нарушает права малолетних детей. Совершая противоправные действия, которые имеют длящийся характер, заявительница наносит существенный вред психологическому и физическому здоровью своим детям и их отцу, что является физическим и психологическим насилием по отношению к ним. Заинтересованное лицо принимает все возможные меры для восстановления прав малолетних детей, в том числе по определению с помощью Службы по делам детей Оболонской районной государственной администрации г. Киева дней и часов свиданий с детьми, выяснению их психологического состояния и уровня здоровья, а также по проведению обследования жилищнобытовых условий их места жительства. Также Комиссия по вопросам защиты прав ребенка Оболонской районной государственной администрации г. Киева 26 апреля 2018 года приняла решение об определении места жительства детей с отцом. Таким образом, по мнению заинтересованного лица, в материалах дела отсутствуют доказательства в подтверждение требований заявления грки А.

Определением Верховного Суда от 24 апреля 2018 года открыто кассационное производство по делу, истребовано гражданское дело по заявлению грки А., действующей в своих интересах и в интересах малолетних грна В. и грки Г., о выдаче ограничительного предписания, заинтересованное лицогрн Б., из Оболонского районного суда гКиева.

Определением Верховного Суда от 7 ноября 2018 года дело назначено к судебному рассмотрению.

Верховный Суд проверил правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, по результатам чего сделал вывод, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

С целью определения границ рассмотрения дела Верховным Судом подлежат применению правила статьи 400 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины, согласно которым при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет в пределах кассационной жалобы правильность применения судом первой или апелляционной инстанции норм материального или процессуального права и не может устанавливать или (и) считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или отклонены им, решать вопрос о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществе одних доказательств перед другими. Суд кассационной инстанции проверяет законность судебных решений только в пределах исковых требований, заявленных в суде первой инстанции.

Согласно положениям части 2 статьи 389 ГПК Украины основаниями для кассационного обжалования являются неправильное применение судом норм материального права или нарушение норм процессуального права.

Критерии оценки правомерности обжалуемого судебного решения определены в статье 263 ГПК Украины, согласно которым судебное решение должно основываться на принципах верховенства права, быть законным и обоснованным. Законным является решение, принятое судом в соответствии с нормами материального права с соблюдением норм процессуального права. Судебное решение должно соответствовать задаче гражданского судопроизводства, определенном этим Кодексом. При выборе и применении нормы права к спорным правоотношениям суд учитывает выводы о применении соответствующих норм права, изложенные в постановлениях Верховного Суда. Обоснованным является решение, принятое на основании полно и всесторонне выясненных обстоятельств, на которые стороны ссылаются как на основание своих требований и возражений, подтвержденных теми доказательствами, которые были исследованы в судебном заседании.

Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что 2 февраля 2011 года между грном Б. и гркой А. заключен брак, зарегистрированный в Левобережном отделе регистрации браков гКиева Государственного центра развития семьи, актовая запись ****.

В * году у супругов родился сынгрн В., а в ** годудочь, грка Г.

На момент рассмотрения дела судами первой и апелляционной инстанций грка А. с детьми жила отдельно от мужа по адресу: ***.

Нормы материального права, подлежащие применению

Основным нормативноправовым актом, регулирующим спорные правоотношения, является Закон Украины «О предотвращении и противодействии домашнему насилию». Этот Закон определяет организационноправовые основы предотвращения и противодействия домашнему насилию, основные принципы реализации государственной политики в сфере предотвращения и противодействия домашнему насилию, направленные на защиту прав и интересов лиц, пострадавших от такого насилия.

Согласно пунктам 3, 4, 14 и 17 части 1 статьи 1 Закона Украины «О предотвращении и противодействии домашнему насилию» домашнее насилиеэто деяния (действия или бездействие) физического, сексуального, психологического или экономического насилия, совершаемые в семье либо в пределах места жительства или между родственниками, или между бывшими или нынешним супругами, или между другими лицами, которые совместно проживают (проживали) одной семьей, но не состоят (не состояли) в родственных отношениях или в браке между собой, независимо от того, проживает (проживало) ли лицо, совершившее домашнее насилие, в том же месте, что и пострадавшее лицо, а также угрозы совершения таких деяний.

Экономическое насилиеэто форма домашнего насилия, которая выражается в умышленном лишении жилья, еды, одежды, другого имущества, денежных средств и документов или возможности пользоваться ими, оставлении без присмотра или попечительства, препятствовании в получении необходимых услуг по лечению или реабилитации, запрете работать, принуждении к труду, запрете учиться и совершении других правонарушений экономического характера.

Психологическое насилиеэто форма домашнего насилия, которая выражается в словесных оскорблениях, угрозах, в том числе в отношении третьих лиц, унижении, преследовании, запугивании, совершении других действий, направленных на ограничение волеизъявления лица, контроль в репродуктивной сфере, если такие действия или бездействие вызвали у пострадавшего лица опасения за свою безопасность или безопасность третьих лиц, повлекшие эмоциональную неуверенность, неспособность защитить себя или причинившие вред психическому здоровью человека.

Физическое насилиеэто форма домашнего насилия, которая выражается в пощечинах, пинках, толкании, щипании, порке, кусании, а также в незаконном лишении свободы, нанесении побоев, истязании, причинении телесных повреждений различной степени тяжести, оставлении в опасности, неоказании помощи лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии, причинении смерти, совершении других правонарушений насильственного характера.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 24 Закона Украины «О предотвращении и противодействии домашнему насилию» к специальным мерам по противодействию домашнему насилию относится ограничительное предписание в отношении обидчика.

Как следует из пункта 7 части 1 статьи 1 Закона Украины «О предотвращении и противодействии домашнему насилию» ограничительное предписание в отношении обидчикаэто определенная в судебном порядке мера временного ограничения прав или возложения обязанностей на лицо, совершившее домашнее насилие, направленная на обеспечение безопасности пострадавшего лица.

Согласно части 3 статьи 26 настоящего Закона решение о выдаче ограничительного предписания или об отказе в выдаче ограничительного предписания принимается на основании оценки рисков.

В пункте 9 части 1 статьи 1 указанного Закона оценка рисковэто оценка вероятности продолжения или повторного совершения домашнего насилия, наступления тяжких или особо тяжких последствий его совершения, а также смерти пострадавшего лица.

Кроме требований Закона Украины «О предотвращении и противодействии домашнему насилию» к спорным правоотношениям подлежат применению правила СК Украины.

По правилам статьи 141 СК Украины мать, отец имеют равные права и обязанности в отношении ребенка независимо от того, находились ли они в браке между собой. Расторжение брака между родителями, проживание их отдельно от ребенка не влияет на объем их прав и не освобождает от обязанностей в отношении ребенка, кроме случая, предусмотренного частью 5 статьи 157 настоящего Кодекса.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций о исследованных доказательствах по делу и их оценке

В своих судебных решениях суды первой и апелляционной инстанций отметили, что постановление по делу об административном правонарушении не содержит выводов о наличии в действиях грна Б. состава административного правонарушениясовершения домашнего насилия, а потому не может быть надлежащим доказательством по этому делу.

Суд апелляционной инстанции сделал вывод, в соответствии с которым не могут служить основанием для отмены решения суда первой инстанции доводы заявительницы, что изменение ее места жительства свидетельствует о вынужденной защите от насилия со стороны мужа, так как материалы дела не содержат доказательств в подтверждение изменения места жительства заявительницы не по собственной инициативе.

Подача гркой А. иска о расторжении брака, как следует из выводов судов, свидетельствует об отсутствии у заявительницы намерения сохранения семьи, чем вызвана и смена места жительства отдельно от грна Б., и не может свидетельствовать о совершении им насилия в семье, умышленного лишения жилья, одежды и тому подобное.

Также суды первой и апелляционной инстанций отклонили как доказательство совершения грном Б. насилия в отношении заявительницы и их малолетних детей доводы о наличии уголовных производств, сведения о которых внесены в Единый реестр досудебных расследований по обращениям заявительницы, поскольку наличие таких сведений не является доказательством вины грна Б. в совершении уголовных преступлений, исходя из того, что лицо считается невиновным в совершении преступления и не может быть подвергнуто уголовному наказанию, пока его вина не будет доказана в законном порядке и установлена обвинительным приговором суда.

Если учесть возраст малолетних детей, а также время года и погодные условия, копии справок о заболевании детей ОРВИ в такой период не могут свидетельствовать о наличии причинноследственной связи между заболеванием детей и действиями грна Б. Кроме того, заявительница отмечает, что отец детей прятал их от нее, при этом же подтверждает, что дети находились по месту их регистрации и постоянного проживания вместе с отцом.

Апелляционный суд счел несостоятельными доводы апелляционной жалобы о том, что судом не были должным образом исследованы имеющиеся в материалах дела видеозаписи и фотокарточка и не дана им оценка, поскольку заявительницей не указано, в подтверждение каких обстоятельств ею были предоставлены такие доказательства.

Ссылка в апелляционной жалобе на то, что грн Б. препятствует в пользовании заявителю принадлежащими ей вещами при рассмотрении дела, не подтвердились. Материалы дела не содержат доказательств создания грном Б. препятствий в пользовании ее вещами, а факт обращения ее представителя с требованием о передаче вещей не может свидетельствовать о наличии таких вещей в квартире, в которой проживает грн Б., а также об отсутствии у заявительницы к ней доступа.

Протоколы психологоконсультативных исследований грна В. и грки Г., информационная справка по результатам работы психолога с грном В. и гркой Г. от 22 января 2018 года ***** свидетельствуют о наличии конфликтных взаимоотношений их родителей, однако не подтверждают конкретных фактов совершения грном Б. домашнего насилия в любой форме.

Выводы суда кассационной инстанции

С учетом изложенных правил Закона Украины «О предотвращении и противодействии домашнему насилию» выдача ограничительного предписания является мерой воздействия на обидчика, применяемой только в интересах пострадавших и в случае наступления определенных факторов и рисков.

Суды при рассмотрении такого заявления должны предоставлять оценку всем обстоятельствам и доказательствам по делу, решать вопрос о соблюдении прав и интересов детей и родителей, а также обеспечить недопущение необоснованного ограничения одного из родителей в реализации своих прав в отношении детей в случае несостоятельности и недоказанности требований заявления другого родителя.

При решении вопроса о наличии оснований для выдачи ограничительного предписания суды должны устанавливать, каким формам домашнего насилия подвергался заявитель, и оценивать риски продолжения в будущем домашнего насилия в любом его проявлении.

Судами первой и апелляционной инстанций не установлены случаи домашнего насилия в отношении грки А. и малолетних детей, а также риски наступления насилия в будущем. Однако судами установлено наличие между родителями спора об определении места жительства детей и порядке участия в их воспитании, что не может расцениваться как насилие в семье.

Учитывая изложенное, суды первой и апелляционной инстанций исследовали собранные по делу доказательства, предоставили им надлежащую оценку, а потому доводы кассационной жалобы о нарушении судами норм материального права являются необоснованными и сводятся исключительно к переоценке доказательств, что в соответствии с положениями статьи 400 ГПК Украины выходит за рамки полномочий Верховного Суда.

Верховный Суд отмечает, что суд кассационной инстанции лишен возможности самостоятельно устанавливать обстоятельства дела, не установленные судами первой и апелляционной инстанций, а также исследовать доказательства дела, изменяя их оценку. Суд в выборе собственного решения должен исходить из того, что указанными судами не установлен факт совершения заинтересованным лицом домашнего насилия, заявительницей не доказано существование угрозы совершения таких противоправных действий в будущем. Самое главноезаявительницей не доказано, что решение об удовлетворении поданного ею заявления будет наилучшим образом соответствовать интересам малолетних детей. Суд осознает, что достаточным основанием для удовлетворения такого заявления может быть обоснованное опасение относительно совершения такого насилия со стороны заинтересованного лица в будущем, что в этом деле доказано не было.

Доводы кассационной жалобы не дают оснований для вывода, что обжалуемые решения приняты без соблюдения норм материального и процессуального права. В связи с изложенным Верховный Суд считает, что кассационную жалобу необходимо оставить без удовлетворения, а обжалуемые судебные решениябез изменений.

Учитывая указанное, оценивая доводы кассационной жалобы в целом, Верховный Суд исходит из императивного предписания правила части 2 статьи 410 ГПК Украины, согласно которому не может быть отменено правильное по сути и законное решение по одним лишь формальным соображениям. Доводы кассационной жалобы имеют характер формальных соображений, не могут служить достаточным и обоснованным основанием для отмены правильных по сути судебных решений.

Относительно оснований для направления дела в Большую Палату Верховного Суда

Обращаясь в Верховный Суд с этой кассационной жалобой, заявительница просила передать его на рассмотрение Большой Палаты Верховного Суда в связи с тем, что кассационная жалоба по этому делу имеет фундаментальное значение для формирования единой правоприменительной практики.

Согласно части 5 статьи 403 ГПК Украины суд, рассматривающий дело в кассационном порядке в составе коллегии или палаты, вправе передать дело на рассмотрение Большой Палаты Верховного Суда, если придет к выводу, что дело содержит исключительную правовую проблему и такая передача необходима для обеспечения развития права и формирования единой правоприменительной практики.

Анализ указанной нормы права дает основания для вывода, что для передачи дела на рассмотрение Большой Палаты Верховного Суда необходимо одновременное наличие двух оснований: исключительной правовой проблемы и необходимости формирования единой правоприменительной практики.

Изложенные в кассационной жалобе доводы о нарушении судами первой и апелляционной инстанций норм процессуального права не дают оснований для вывода о наличии исключительной правовой проблемы в этом деле. Судами первой и апелляционной инстанций отказано в выдаче ограничительного предписания на основании недоказанности, что заявительница подвергалась домашнему насилию, в частности, таким его видам, как физическое, психологическое и экономическое насилие. Верховным Судом не установлено неправильное применение норм материального права к спорным правоотношениям, а также наличие исключительной правовой проблемы, которая обусловила бы необходимость передачи дела на рассмотрение Большой Палаты Верховного Суда для формирования единой правоприменительной практики.

Руководствуясь статьями 400, 409, 410, 416 ГПК Украины, Верховный Суд в составе коллегии судей Первой судебной палаты Кассационного гражданского суда постановил:

кассационную жалобу грки А., действующей в своих интересах и в интересах малолетних грна В. и грки Г., оставить без удовлетворения;

решение Оболонского районного суда гКиева от 22 февраля 2018 года и постановление Апелляционного суда гКиева от 29 марта 2018 оставить без изменений.

Постановление суда кассационной инстанции вступает в законную силу с момента его принятия, является окончательным и обжалованию не подлежит.

(Постановление Верховного Су-
да от 21 ноября 2018 года. Дело № 756/2072/18. Председательствующий — Стрильчук В.А. Судьи — Кузнецов В.А., Погребной С.А.
(судья-докладчик), Ступак О.В., Усик Г.И.)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: