Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Юридическая практика № 50 » MORIS возможностей

MORIS возможностей

ЮК MORIS встречает свое пятнадцатилетие

«Реализация потенциала украинского бизнеса создает интересные возможности для юристов», — партнеры MORIS поделились планами развития компании
«Наш бизнес — это в первую очередь разрешение споров», — говорят партнеры MORIS (на фото слева направо) Владимир ТИМОШЕНКО, Марьян МАРТЫНЮК, Андрей РОМАНЧУК, Андрей САВЧУК и Олег ПАРИЛЯК

Есть чем гордиться, есть куда стремиться — с таким девизом юридическая компания MORIS встречает свое пятнадцатилетие. Фирма была основана в 2004 году в Ивано-Франковске, а уже в 2007-м всем составом перебралась в Киев. Это был прагматичный расчет — в Украине все достаточно централизовано, ключевые решения принимаются в столице, здесь же сосредоточены основные клиенты. Несмотря на все экономические и политические турбулентности последующих лет, а, возможно, и благодаря им компании удалось стабильно улучшать свои рыночные позиции. Дальнейшие возможности развития партнеры MORIS видят как в наращивании экспертизы — добавлена практика White Collar Crime,

так и в масштабировании бизнеса — обсуждается открытие новых офисов в Украине. В интервью «Юридической практике» партнеры MORIS рассказали о тенденциях в ключевых практиках специализации фирмы, конкурентных преимуществах и изменении запросов клиентов, а также об ожиданиях и планах на ближайшую перспективу.

— Юбилей — повод оглянуться назад и подвести некий промежуточный итог. Что собой представляет MORIS пятнадцатилетней выдержки?

Андрей Романчук (А.Р.): Началось все в 2004 году в Ивано-Франковске с идеи двух студентов (к которым вскоре присоединился третий) создать свою юридическую компанию. Планы были грандиозные, и в принципе многое удалось реализовать. Сформирована сильная команда, и сейчас, спустя 15 лет, MORIS — это достаточно стрессоустойчивая компания, которая достойно выдерживает все вызовы, помогая нашим клиентам.

Развитие фирмы происходило очень органично, наши партнеры прошли длинный профессиональный путь в компании. Андрей Савчук присоединился в 2004-м, еще будучи студентом. Олег Париляк — в 2007 году, Марьян Мартынюк — в 2008-м. С Владимиром Тимошенко и его компанией мы два года работали над совместными проектами и сейчас решили объединиться. Владимир стал партнером MORIS и возглавил новую для нас практику уголовного права.

Если посмотреть на наши позиции в рейтингах (это достаточно точный инструмент, чтобы отследить тенденции), то мы довольны не сколько местами, которые занимаем, сколько тем, что кривая нашего роста достаточно ровная — каждый год мы поднимались на две-три позиции. Не было ни взлетов, ни падений. Это характеризует компанию как стабильную, что отмечают и клиенты. Мы этим гордимся.

— Как эволюционировала специализация компании?

А.Р.: Развитие наших практик является отражением того, как развивалась экономика Украины в целом и какие запросы возникали у наших клиентов. Одной из первых появилась практика разрешения споров, которая остается ключевой для фирмы и сейчас. Также с самого начала было корпоративное право, налоги, практика финансового права. Сейчас видим перспективы в сфере уголовно-правовой защиты (White Collar Crime, WCC).

Марьян Мартынюк (М.М.): Для юридической компании, развивающейся как full service, обязательным является наличие судебной, корпоративной и налоговой практик. Сейчас обязательным становится еще и уголовное право. У нас также есть ряд «изюминок»: большой опыт законопроектной работы, GR. Развиваем практику IT-права — интересное направление, но его нельзя назвать ключевым для фирмы. Наш бизнес — это в первую очередь разрешение споров.

Формирование специализации происходило естественным путем. Я с первых дней в фирме начал заниматься корпоративными вопросами, включая корпоративные споры, Андрей Савчук сосредоточился на судебном представительстве. С Олегом Париляком мы вместе работали над корпоративными кейсами, когда в Украине был бум покупки активов, сейчас Олег больше занимается вопросами банковского и финансового права, проблемными активами.

— Какие тенденции можете выделить в корпоративной практике?

М.М.: Наряду с достаточно большим количеством запросов, продиктованных необходимостью приведения деятельности компаний в соответствие с изменившимся законодательством, мы видим определенное оживление на рынке слияний и поглощений (M&A). Появляются новые сделки, что не может не радовать. Причем это тренд уже нескольких лет. И если планы правительства, в том числе по запуску приватизации, будут реализованы, мы ожидаем существенного увеличения спроса на услуги корпоративной практики.

— Над чем сейчас работают юристы по банковскому и финансовому праву?

Олег Париляк (О.П.): Из-за «банкопада», начавшегося в 2014 году, на рынке появилось огромное количество проблемных активов. Мы стали сотрудничать с Фондом гарантирования вкладов физических лиц, представляем интересы банков-взыскателей. Ведем эти дела совместно с командой Андрея Савчука по судебной практике.

Сегодня рынок проблемных активов в Украине уже сформирован, есть постоянный спрос, цены стабилизировались. Соответственно, есть запрос и на услуги юристов, начиная от оценки объектов и сопровождения покупки и заканчивая судебным представительством и реальным взысканием. Сейчас у нас, пожалуй, самый большой пул кейсов среди всех юрфирм, сотрудничающих с Фондом.

— Есть ли перспективы у рынка проблемных активов после завершения очистки банковского сектора?

О.П.: Перспективы есть всегда. Уже очевидно, что ликвидация всех обанкротившихся банков не будет завершена в установленные законом сроки. Сейчас все скупают долги, а работа над ними будет продолжаться еще долго.

Огромное количество проблемных активов есть и в действующих банках, в том числе государственных. Не будет гипермаркета, «черной пятницы», как сейчас, но рынок однозначно будет функционировать.

— Какие тенденции наблюдаются в судебной практике?

Андрей Савчук (А.С.): За 15 лет представительства в судах (более 3000 дел) мы видели, пожалуй, все. Нет такой категории споров, которую мы бы не вели. Нам удалось сформировать высокопрофессиональную команду, которой по силам любая задача.

В последние годы активно сотрудничаем с Фондом гарантирования вкладов физических лиц. Из недавних успешных проектов отмечу споры, связанные с взысканием задолженности группы компаний «Яблоневый дар» перед «Дельта-банком». Сопровождаем крупные споры по задолженности перед «Имексбанком». Сейчас около 70 % проектов нашей судебной практики приходится на банковский сектор.

— Ввиду очередного перезапуска судебной реформы каковы ваши ожидания относительно развития судебной практики?

А.С.: Реформа — это, с одной стороны, хорошо, но, с другой — не может судебная система постоянно находиться в состоянии реформирования. Это сказывается как на качестве судопроизводства, так и на качестве представительства. Я надеюсь, что нынешняя реформа окончится положительным результатом, но я бы дал судебной системе возможность все же поработать.

Если мы говорим о реформе, которая должна повысить уровень доверия к суду, — это процесс не быстрый, минимум три-пять лет. Причем меняться должны не только суды, требования к судьям, меняться должны и мы с вами, адвокаты и журналисты.

— Вы достаточно активно участвуете в процессе реформирования, со стороны общественности. Не возникало ли желания сменить сферу деятельности и надеть судейскую мантию?

А.С.: Были такие мысли. Но пока что я к этому не готов. Быть судьей, решать судьбы — это высокая ответственность. И это крайне сложно при существующей загруженности судов. В то же время, оставаясь в юридической практике, ты получаешь гораздо больше возможностей для развития и улучшения состояния судебной системы в целом.

— Владимир, чем объясняется спрос на уголовно-правовое представительство и что мотивировало вас объединиться с MORIS?

Владимир Тимошенко (В.Т.): Изменениями Уголовного процессуального кодекса Украины в 2013 году в основу процесса был положен принцип состязательности сторон. Существенно усилилась борьба с коррупцией. Развитие практик уголовного права в крупных юрфирмах стало очевидным ответом на активизацию правоохранительных органов — сейчас в отношении практически любого бизнесмена, политика, чиновника может быть начато уголовное преследование.

С другой стороны, защитить интересы клиента лишь в рамках уголовного процесса бывает попросту невозможно — например, можно привлечь к ответственности конкретных физических лиц, участвовавших в рейдерском захвате бизнеса, но украденных активов это не вернет. Нужно инициировать судебные процессы против тех, на кого соответствующие активы были оформлены. И здесь востребованы как раз комплексные услуги, которые могут предоставить крупные юридические фирмы.

С MORIS мы сотрудничали два года, в какой-то момент договорились об объединении усилий. Это будет новый опыт для нас и новые возможности в защите интересов наших клиентов. Сегодня адвокату — защитнику в уголовном процессе не обойтись без поддержки большой команды. Мы делаем ставку на синергию.

— В каких еще направлениях практики вы видите для себя перспективы?

А.Р.: У нас достаточно давно существует «земельная» практика. Мы актуализируем ее в преддверии открытия рынка земли и уже подготовили ряд интересных предложений клиентам. Несколько лет присматриваемся к практике медицинского права — с этим сложнее, поскольку никто из партнеров в этом не специализируется и нужно найти юриста, который будет развивать эту практику.

М.М.: У нас достаточно много кейсов по спортивному праву. Но так же, как в IT, тут не всегда требуется сугубо индустриальная экспертиза — запросы связаны с арбитражами, уставными документами, трудовым правом, налогообложением и т.д.

На фоне активизации M&A рассматриваем возможность выделения практики недвижимости.

А.С.: Я вижу достаточно хороший потенциал для практики медиации. Сейчас для этого формируется законодательное поле. При судебном разрешении спора всегда есть проигравшая сторона, задача же медиатора — чтобы все участники были удовлетворены, включая самого медиатора.

В.Т.: В уголовном праве медиация также достаточно перспективна. У нас огромное количество уголовных дел завершается договором с потерпевшей стороной (в WCC чаще применяется институт частичного признания вины, соглашение с прокурором).

А.Р.: На самом деле мы всегда предлагаем клиентам рассмотреть возможность урегулирования споров мирным путем. Для нас это не самый финансово выгодный инструмент, но с другой стороны, у нас нет и цели затянуть клиента на несколько лет в судебные разбирательства.

— Насколько бизнес готов договариваться?

А.Р.: Как правило, не готов. Спрос несколько выше в сегменте иностранных клиентов. Украинский же бизнес предпочитает идти в суд.

А.С.: Многое зависит от адвоката. Мы всегда стараемся показать клиенту объективную картину: детально анализируем его кейс, идентифицируем риски и рассказываем о перспективах. Такой взвешенный подход повышает интерес клиентов к медиации.

— Кроме практического роста, рассматриваете ли возможности географической экспансии и открытия новых офисов?

А.Р.: Рассматриваем, но исключительно с прагматически-экономической точки зрения. Сегодня по вопросам, которые у нас возникают в регионах, у нас есть партнерские отношения с местными юристами. В свое время мы планировали развивать сеть офисов по апелляционным округам. Начать решили с Донецка, но в 2014 году эта история закончилась не начавшись.

Но уже в начале этого года мы вновь вернулись к обсуждению идеи выхода в регионы. И в следующем году в той или иной форме будем ее реализовывать. Потенциал локального бизнеса недооценен, и там есть интересные возможности для юристов.

— Вы ориентируетесь на существующих клиентов с бизнес-интересами в регионе или на обслуживание локальных клиентов?

А.Р.: В большей мере ориентируемся на привлечение клиентов из регионов. У нас есть несколько примеров очень интересных и успешных кейсов, попавших к нам из регионов, которые сложно отнести к экономически развитым или перспективным. Отношение клиентов из таких регионов к юристам другое, они больше ценят профессиональную работу, защиту.

— Что можно отнести к конкурентным преимуществам вашей фирмы в нынешней конфигурации юррынка?

М.М.: Комплексность и синергию. У нас это работает просто хрестоматийно. Синергия проявляется на разных уровнях: в отношениях с клиентами, в отношениях между собой. Коллектив очень стабильный, от нас практически никто не уходит. Пути могут разойтись, но это исключительные случаи. Все это дает нам существенное конкурентное преимущество.

В.Т.: Недавно на одной клиентской встрече ребята сказали, что за 15 лет работы ни один клиент от них не ушел. Это не преимущество, но, согласитесь, удержать клиентов в настоящее время очень тяжело и дорогого стоит.

А.С.: В опроснике Chambers есть очень интересный вопрос — нужно назвать своих оппонентов в суде. Это фактически картина, показывающая твою успешность и востребованность на рынке. Мы проанализировали в динамике — только за последний год нашими оппонентами были 13 компаний из топ-рейтинга «Юридической практики». Мы видим, что это количество увеличивается и косвенно свидетельствует об уровне наших кейсов. Мы за этим следим и опускать планку не намерены.

— Каковы ваши планы и ожидания на следующие пять лет?

А.Р.: Наш девиз к пятнадцатилетию — «Есть чем гордиться, есть к чему стремиться». Естественно, мы хотели бы улучшить свои позиции в рейтингах. Но намного важнее сохранить существующую команду партнеров и юристов. Два года назад мы провели своего рода эксперимент — оказали достаточно много доверия молодым юристам, только присоединившимся к компании. Доверие они оправдали, мы уже видим, что это была правильная инвестиция. Мы понимаем как минимум следующее поколение, и хотелось бы, чтобы мы и дальше понимали рынок и его тенденции.

М.М.: Я, наверное, неисправимый оптимист, поскольку в каждом потрясении нахожу позитивные моменты. Если внешние условия и дальше будут приемлемыми, мы рассмотрим варианты выхода на иностранные рынки. Мы очень тесно сотрудничаем с коллегами в Лондоне, рассматриваем континентальную Европу — выход на эти рынки может существенно усилить компанию.

В.Т.: Я бы очень хотел, чтобы были внесены изменения в уголовное законодательство — это даст новый толчок развитию практики юристов, а клиенты почувствуют себя более защищенными. Государство должно отвечать за деятельность своих правоохранительных и судебных органов, в том числе компенсировать причиненный ими ущерб.

А.С.: Стратегической целью должно стать обеспечение высокого уровня доверия к суду. В контексте деятельности юрфирмы это проявляется в соблюдении высоких этических стандартов и надлежащем реагировании на все нарушения со стороны судей и процессуальных оппонентов. Мы фиксируем все нарушения, с которыми сталкиваемся в судах, и после завершения формирования дисциплинарных судейских органов не оставим их безнаказанными. Это должна делать каждая юрфирма, позиционируемая как судебная, об этом нужно говорить публично, выступать оппонентом судьи в Высшем совете правосудия. Мы к этому готовы. Также готовы реагировать на нарушения, допущенные коллегами-адвокатами.

О.П.: До 2014—2015 годов я занимался не проблемными активами, а как раз беспроблемными — сопровождением масштабных инвестиционных проектов. Деньги вливались в экономику, создавались новые производства. Хотелось бы, чтобы через пять лет рынок очистился от проблемных активов, а украинская экономика снова стала бы благоприятной для инвестирования.

Беседовал Алексей НАСАДЮК, «Юридическая практика»

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: