прапор_України

Генеральний партнер 2022 року

Видавництво ЮРИДИЧНА ПРАКТИКА
Головна » Юридическая практика № 16-17 (1165-1166) » Маркетплейс не несет ответственности за распространение контрафакта через платформу

Маркетплейс не несет ответственности за распространение контрафакта через платформу

Маркетплейс, предоставляющий информацию о продукте или услуге третьих лиц, не несет ответственности за распространение товара, нарушающего законодательство Европейского Союза

Суд Европейского Союза разъяснил особенности ответственности за неправомерное использование торговой марки при реализации товаров через маркетплейс

Маркетплейс, предоставляющий информацию о продукте или услуге третьих лиц, не несет ответственности за распространение товара, нарушающего законодательство Европейского Союза в области товарных знаков, за исключением случаев, если он как продавец самостоятельно выставляет товар, преследуя цель создать предложение продажи или сдачи в аренду. К такому заключению пришел Суд Европейского Союза (Суд ЕС) в деле C-567/18 по спору между Coty Germany GmbH и компаниями группы Amazon (Amazon Services Europe Sarl, Amazon Europe Core Sarl, Amazon FC Graben GmbH и Amazon EU Sarl).

Обстоятельства дела

Сервис Amazon-Marketplace позволяет сторонним продавцам размещать предложения о продаже своих товаров. В случае продажи контракты, касающиеся этих товаров, заключаются между такими сторонними продавцами и покупателями. Эти продавцы могут также воспользоваться услугой «Выполнение через Amazon», согласно которой товары хранятся на складах группы Amazon (в дистрибуционном центре) и отправляются покупателям.

Немецкая компания Coty Germany, дистрибьютор парфюмерии, имеет лицензию на торговую марку (ТМ) ЕС Davidoff. В 2014 году один из тестовых покупателей Coty заказал на сайте Amazon флакон духов Davidoff, который был предложен для продажи сторонним продавцом и отправлен группой Amazon в рамках указанной услуги. Оказалось, что Coty не давала разрешения на реализацию этого товара на территории ЕС. После урегулирования спора с продавцом Coty обратилась к Amazon с целью получить флаконы духов этого продавца, хранящиеся в дистрибуционном центре. Это требование было удовлетворено, но отправлены были также флаконы духов из запасов другого продавца. На требование Coty открыть имя этого продавца Amazon ответил отказом. Сочтя, что таким образом компании группы Amazon нарушили ее права на ТМ Davidoff, Coty обратилась в суд в Германии — по ее мнению, платформа электронной коммерции должна быть признана ответственной за продажу незаконной продукции, даже в том случае, если она не подозревала об этом при оказании услуги. Спор дошел до Федерального верховного суда Германии, который, в свою очередь, направил запрос в Суд ЕС с просьбой прояснить европейское законодательство, касающееся правовой охраны товарных знаков, в контексте возникшего спора между Coty Germany и компаниями Amazon.

Возможности правообладателя

Согласно статье 9 Регламента Совета Европейского Союза 207/2009 от 26 февраля 2009 года о товарном знаке Европейского сообщества (действовал на момент возникновения правоотношений) товарный знак ЕС наделяет собственника рядом эксклюзивных прав. В частности, собственник обладает возможностями предотвратить использование в ходе торговли третьими лицами, не имеющими на то его согласия, любого знака, который идентичен с товарным знаком ЕС, в отношении товаров и услуг, идентичных тем, для которых был зарегистрирован товарный знак ЕС, а также любого другого знака, в отношении которого существует вероятность смешения потребителями. Частью 2 этой статьи установлено, что среди прочего правообладателем могут быть запрещены «предложение товаров, или выпуск их в продажу, или хранение их для этих целей под данным знаком, или предложение либо предоставление услуг под этим знаком».

Действующая ныне Директива Европейского парламента и Совета (ЕС) № 2017/1001 от 14 июня 2017 года о торговой марке Европейского Союза (сменившая Регламент 207/2009) также предусматривает право собственника торговой марки ЕС препятствовать всем третьим лицам, не получившим его согласия, использовать в рамках торговли для товаров или услуг любое обозначение, если оно является идентичным торговой марке ЕС и используется для товаров или услуг, идентичных товарам или услугам, для которых зарегистрирована торговая марка ЕС; либо обозначение является идентичным торговой марке ЕС или сходным с ней и используется для товаров или услуг, идентичных товарам или услугам, для которых зарегистрирована торговая марка ЕС, или сходных с ними, если существует вероятность смешения частью потребителей; а также в случае если использование обозначения, идентичного торговой марке ЕС, приносит необоснованную выгоду и вредит репутации зарегистрированной торговой марки ЕС.

Отметим, что Директива Европейского парламента и Совета 2001/29 (ЕС) о гармонизации отдельных аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе, а также Директива Европейского парламента и Совета № 2004/48 (ЕС) об обеспечении прав на интеллектуальную собственность предоставляют правообладателям возможность получения судебной защиты от действий посредников, чьими услугами пользовались третьи лица в нарушение права на интеллектуальную собственность.

Позиция суда ЕС

Отвечая на вопрос, следует ли толковать действия лица, которое хранит товары от имени третьей стороны, нарушающей права на товарный знак, не зная об этом нарушении, как подпадающие под действие положений статьи 9 Регламента № 207/2009 и статьи 9 Директивы 2017/1001, Суд ЕС обратился к свой предыдущей практике определения понятия «использование» применительно к торговой марке ЕС.

Так, по мнению Суда ЕС, слово «использование» подразумевает активное поведение и прямой или косвенный контроль над действиями, определяющимися как использование. В связи с этим отмечается, что перечисленные в статье 9 Регламента № 207/2009 и статье 9 (3) Директивы 2017/1001 виды использования, которые владелец товарного знака может запретить, относятся исключительно к активному поведению третьей стороны.

В решении Суда ЕС также отмечается, что эти положения предназначены для того, чтобы предоставить владельцу торговой марки правовой инструмент, позволяющий ему запрещать и таким образом предотвращать любое использование своей торговой марки третьей стороной без его согласия. Однако только третья сторона, которая «имеет прямой или косвенный контроль над деянием», определяющимся как использование, может эффективно прекратить такое использование и, следовательно, соблюдать этот запрет.

Суд ЕС также напомнил, что использование третьей стороной знака, идентичного или сходного с торговой маркой собственника, подразумевает, по крайней мере, что эта третья сторона использует этот знак в своем собственном коммерческом обороте.

В отношении работы платформ электронной коммерции (маркетплейсов) использование знаков, идентичных или похожих на товарные знаки, в предложениях о продаже, выставленных на онлайн-рынке, осуществляется продавцами, которые являются клиентами оператора этого рынка, а не самим этим оператором.

Аналогичным образом Суд ЕС постановил, что, хотя действия субъекта хозяйствования, который импортирует товар (защищенный ТМ, разрешения на использование которой он не получил) или направляет его владельцу склада для целей размещения на рынке, могут рассматриваться как «использование» знака, идентичного соответствующей торговой марке, это не обязательно относится к владельцу склада, который предоставляет услугу хранения в отношении товаров с торговой маркой другого лица. «Факт создания технических условий, необходимых для использования знака и получения оплаты за эту услугу, не означает, что сторона, предлагающая услугу, сама использует этот знак», — сказано в решении суда ЕС.

В данном деле, по убеждению Суда ЕС, компании группы Amazon сами не выставляли и не предлагали товары для продажи, а лишь осуществляли посредническую функцию. Это, в свою очередь, свидетельствует о том, что они не использовали товарный знак Davidoff.

В то же время суд ЕС обращает внимание, что другие положения законодательства ЕС, в частности об электронной коммерции и защите прав интеллектуальной собственности, разрешают инициировать судебные разбирательства в отношении посредника, который позволил незаконно реализовывать продукт, незаконно использующий товарный знак.

 

Алексей НАСАДЮК

«Юридическая практика»

Поділитися

Підписуйтесь на «Юридичну практику» в Facebook, Telegram, Linkedin та YouTube.

tg-10
4_TaxForce600_90
covid
На-сайт_балы_600х90
На-сайт1_600x90
top50_2020_600x90
ULF_0002
Vacancies_600x90_ua
doroszab2

Зміст

VOX POPULI

Последний риск моды

Акцент

Отпор кандидатов

Государство и юристы

Дела хозяйские

Дайджест

Амнистия-2020: перспективы и судебная практика

Зарубежная практика

Маркетплейс не несет ответственности за распространение контрафакта через платформу

Новости

Новости Евросуда

Судебные новости

Карта событий

Отрасли практики

Привлечение свидетелей в хозпроцессе приближает национальные стандарты к лучшим мировым практикам

Скорость вращения земли

Оценочное суждение охраняется правом на свободу слова

Договор дарения не заменяет договор о прекращении права на алименты

Подача иска о признании договора недействительным – инструмент затягивания

Самое важное

На вебинаре Arzinger при поддержке НКЦПФР рассмотрели дистанционное проведение общих собраний акционеров

Тут уж измените

Судебная практика

Кража из авто — преступление с проникновением во владение лица

Запрос налоговой службы должен содержать четкие основания для получения информации

ВС рассмотрел образцовое дело об определении размера должностного оклада судей, не прошедших квалификационное оценивание

Судебные решения

Последствия непривлечения к участию в деле нового кредитора в споре о признании недействительным кредитного договора

Процедурные нарушения проведения проверки налоговым органом приводят к признанию ее незаконной

О назначении наказания за небезопасное вождение в состоянии алкогольного опьянения, повлекшее смерть пассажира

Тема номера

Выбираем лобби

Для развития концессий необходимо имплементировать европейские правила защиты инвестора

Закон «О концессии» стал точкой отсчета новой эры государственно-частного партнерства

Частная практика

Новые продукты и сервисы юрфирм на время карантина

Большая палата ВС установила, что внутреннее регулирование вопросов деятельности адвокатских объединений можно считать кооперативными правоотношениями

Інші новини

PRAVO.UA