Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Лишительные меры

Лишению родительских прав предшествует оценка доказательственной базы, которая позволяет установить наличие оснований для применения этой крайней меры

Как из­вест­но, ли­шение родительских прав является крайней мерой влияния на лиц, не исполняющих родительских обязанностей, а потому вопрос ее применения следует разрешать лишь после полного, всестороннего, объективного выяснения обстоятельств дела, в том числе касающихся отношения родителей к детям. В то же время распространены случаи манипулирования данным способом защиты прав ребенка тем из родителей, с которым ребенок проживает. При этом целью обращения в суд с исковым заявлением о лишении родительских прав являются не основания, которые определены статьей 164 Семейного кодекса (СК) Украины, а другие цели, преследуемые одним из родителей. Среди них, например, попытка избежать необходимости получать разрешение на выезд ребенка за границу от другого родителя, использование данного спора в качестве рычага давления в рамках другого судебного разбирательства (например, имущественного характера), минимизация общения между родителями и ребенком ввиду длительного обостренного конфликта между бывшими супругами и т.д.

При подобных манипуляциях страдает в первую очередь ребенок, а также тот из родителей, который проживает отдельно от него. Последнее объясняется тем, что, как правило, помимо отсутствия доступа к ребенку, возможности участия в его воспитании, на ребенка может оказываться психологическое давление со стороны другого родителя, направленное на разрыв семейной связи с родителем, против которого инициировано производство о лишении родительских прав.

Вместе с тем в последние годы тенденция судебной практики как на уровне Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), так и на уровне национальных судов показывает, что соблюдение интересов ребенка и сохранение родственных связей превалируют при разрешении таких споров. Данная положительная практика позволяет эффективно защитить права ребенка, а также родителя, ограниченного в общении с ним родителем, который проживает с ребенком, оказывает на него значительное влияние и манипулирует сложной семейной ситуацией.

Все лучшее — детям

Так, первым из ключевых аспектов, на который обращает внимание суд при рассмотрении данной категории дел, является наилучшее обеспечение интересов ребенка. Практика ЕСПЧ по данному вопросу уже определила основные критерии, согласно которым можно соблюсти данный интерес. Так, в решениях «Мамчур против Украины» (жалоба № 10383/09), «М.С. против Украины» (жалоба № 2091/13), «Савины против Украины» (жалоба № 39948/06) установлено, что при определении наилучших интересов ребенка в каждой конкретной ситуации необходимо учитывать два условия: во-первых, в наилучших интересах ребенка будет сохранение его связей с семьей, кроме случаев, когда семья оказывается явно неблагополучной; во-вторых, в наилучших интересах ребенка будет обеспечение его развития в безопасной, спокойной и устойчивой среде. Аналогичные тезисы усматриваются в решениях по делам «Y.C. v. The United Kingdom» (жалоба № 4547/10), «M.D. and Others v. Malta» (жалоба № 64791/10), «Kearns v. France» (жалоба № 35991/04), «Neulinger and Shuruk v. Switzerland» (жалоба № 41615/07) и др.

Верховный Суд (ВС), руководствуясь указанными выше позициями ЕСПЧ, также учитывает данные аспекты при принятии решений, которые касаются интересов детей (например, постановление ВС от 27 марта 2019 года по делу № 760/8076/15-ц, постановление ВС от 31 октября 2018 года по делу № 761/10366/17-ц, постановление ВС от 21 ноября 2018 года по делу № 264/6681/16-ц, постановление ВС от 19 сентября 2018 года по делу № 486/709/16-ц).

В контексте определения наилучших интересов ребенка обязательно следует учитывать мнение ребенка как составляющую таких интересов. Как уже подчеркивалось выше, мнение ребенка по вопросу лишения родительских прав одного из родителей может формироваться под воздействием другого родителя, поэтому суды должны предельно внимательно оценивать доказательства в такой категории дел в совокупности. Так, например, в постановлении ВС от 24 апреля 2019 года по делу № 331/5427/17 приведены следующие заключения: «Нежелание ребенка общаться с одним из родителей, что приводит к уменьшению или полному прекращению их встреч, само по себе не свидетельствует об уклонении матерью (отцом) от исполнения родительских обязанностей, так как эти обстоятельства не обусловлены ее (его) волей». Поэтому, учитывая мнение ребенка в контексте определения его наилучших интересов, необходимо принять во внимание основания формирования такого мнения и наличие взаимосвязи с действиями того из родителей, который может быть лишен родительских прав.

Суды рассматривают как одно из важных обстоятельств поведение одного из родителей, свидетельствующее о неучастии в воспитании ребенка. Как отмечалось выше, не единичны случаи, когда родитель не участвует в воспитании ребенка в связи с тем, что другой родитель ограничивает его в этом участии. В таком случае основания для применения положений статьи 164 СК Украины отсутствуют, что следует учитывать ответчику при защите своих прав.

Так, в деле «Хант против Украины» (жалоба № 31111/04) ЕСПЧ обратил внимание на то, что вопрос семейных отношений должен основываться на оценке личности заявителя и его поведения. Факт возражения заявителем против иска о лишении его родительских прав также может свидетельствовать о его интересе к участию в воспитании ребенка.

Вопрос установления воли одного из родителей в бездействии и игнорировании своих обязанностей по отношению к ребенку освещен и в национальной судебной практике. Так, например, Верховный Суд в постановлении от 5 апреля 2019 года по делу № 570/3742/17 указал на то, что лишение родительских прав допускается только тогда, когда изменить поведение родителей в лучшую сторону невозможно, и лишь при наличии вины в действиях родителей.

В постановлении от 27 марта 2019 года по делу № 760/8076/15-ц Верховный Суд очертил перечень обстоятельств дела, которые необходимо установить при рассмотрении дела о лишении родительских прав, среди которых также фигурирует воля родителей наилучшим образом обеспечить интересы ребенка, обстоятельства, влияющие на исполнение матерью или отцом своих обязанностей, отношение родителей к ребенку.

Долг не аргумент

Еще одним из оснований лишения родительских прав, которое применялось довольно длительный период в судебной практике, было наличие задолженности по уплате алиментов как неисполнение родительских обязательств в отношении ребенка. Стоит отметить, что данное основание рассматривалось и как единственно достаточное, что приводило к нарушению прав одного из родителей и ребенка. При этом, к сожалению, без внимания оставались такие факторы, как неосведомленность одного из родителей о наличии не только долга, но и решения суда о взыскании алиментов, участие такого родителя в жизни ребенка и другие обстоятельства дела, при которых задолженность по уплате алиментов не выступала ключевым фактором.

Национальная судебная практика по данному вопросу все же изменилась в сторону всеобъемлющего исследования доказательств с оценкой других факторов, свидетельствующих об основаниях для лишения родительских прав одного из родителей.

Так, например, в постановлении Верховного Суда от 16 января 2019 года по делу № 465/3694/14-ц указано, что ссылка суда предыдущей инстанции на наличие задолженности по алиментам и непосещение ответчиком учебного заведения, где обучается ребенок, на протяжении одного учебного года в полной мере не может свидетельствовать об уклонении родителя от исполнения своих обязанностей. Суд подчеркнул, что уклонение родителей от исполнения своих обязанностей имеет место, когда они не заботятся о физическом и духовном развитии ребенка, его обучении, подготовке к самостоятельной жизни. Указанные факторы как по отдельности, так и в совокупности можно расценивать как уклонение от воспитания ребенка лишь при условии виновного поведения родителей, сознательного пренебрежения своими обязанностями.

Оценивать в совокупности

Таким образом, судебная практика как на уровне ЕСПЧ, так и на уровне ВС в спорах о лишении родительских прав отличается динамикой в сторону защиты прав всех участников процесса, в том числе того из родителей, против которого инициировано такое производство. В целом лишению родительских прав предшествует оценка комплекса доказательственной базы, включающая прежде всего наилучшее обеспечение интересов ребенка, наличие вины в поведении родителя, который может быть лишен родительских прав, ситуацию в семье, а также названные выше другие факторы, в совокупности позволяющие установить, есть ли основания для применения крайней меры в отношении одного из родителей.

 

СИБИРЦЕВА Елена — партнер Lexars, адвокат, г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

В фокусе: коронавирус

Владения короны

По воле случаи

Противовирусные законы

Отменный фонд

Государство и юристы

Звание — сила

Цепь оправдывает средства

Получить санкцию

Документы и аналитика

Профессиональная диффамация

Новости

Карта событий

Новости из зала суда

Новости законотворчества

Отрасли практики

Срочные изменения

Лишительные меры

Самое важное

Остановка по требованию

Совет для…

Приводные камни

Шире круг

Несостоявшийся замысел

Судебная практика

Профориентация

Полгода ждут

Судебные решения

Принятие ОСМД правил пропуска в дом может нарушать права представителей собственника квартиры

О нюансах предъявления лица для опознания

Cельхозпредприятия не в праве включать в налоговый кредит НДС по операциям по получению транспортно-экспедиционных услуг

Об особенностях применения принудительных мер медицинского характера

Тема номера

Работа по выгодным

Рекламный тест

Розница чисел

Частная практика

Командный ух!

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: