Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Линии трендов

Рубрика Тема номера
Арбитры МКАС при ТПП Украины Татьяна Слипачук и Павел Белоусов проанализировали актуальные тенденции в сфере международного арбитража

Вспышка COVID-19, имеющая самые разные последствия для государств, инвесторов и коммерческих субъектов во многих секторах мировой экономики, оказала серьезное влияние и на практику международного арбитража. Как арбитражные институции адаптируются к новым условиям и как меняются ожидания бизнеса, «Юридической практике» рассказали арбитры Международного коммерческого суда при Торгово-промышленной палате Украины (МКАС при ТПП Украины) адвокат Татьяна Слипачук и партнер ЮФ Aequo Павел Белоусов.

 

— Какие тенденции предопределили развитие сферы международного арбитража в этом году?

Павел Белоусов (П.Б.): Я бы предложил разделить глобальные тенденции и векторы развития международного арбитража в докарантинный период и во время карантина. В доковидный период (до февраля-марта 2020 года) основными мировыми трендами международного арбитража были внедрение новых технологий (инновации, искусственный интеллект), кибербезопасность (защита данных и конфиденциальной информации), увеличение эффективности арбитражного процесса, а также немаловажный акцент делался на представленности женщин в международном арбитраже (в контексте равных возможностей и гендерного соотношения арбитров, назначаемых как сторонами, так и институциями). Примечательно, что в начале 2020 года эффективность международного арбитража обсуждалась в большей мере в контексте внедрения ускоренных процедур, рассмотрения споров без проведения устных слушаний (на основании представленных документов и доказательств) и чрезвычайных процедур по обеспечению иска.

 

— Введение карантинных ограничений, очевидно, изменило эту повестку дня?

П.Б.: После введения карантина и иных ограничений ввиду пандемии коронавируса COVID-19 все вышеуказанные глобальные тенденции сохранились, однако несколько изменился контекст таких трендов. Так, например, начиная с марта 2020 года большинство слушаний в международных арбитражах переносятся на более поздние сроки в ожидании завершения карантина. В то же время ряд институций начали активно рекомендовать сторонам проведение онлайн-слушаний с использованием современных средств связи и с учетом требований кибербезопасности.

Татьяна Слипачук (Т.С.): Особое значение в международном арбитраже приобретает защита данных и кибербезопасность. Особенно в условиях необходимости применения технологий, расширения использования искусственного интеллекта и других цифровых инструментов содействия процессу арбитража. Ожидается, что различные изменения в арбитражном процессе, направленные на повышение эффективности, в том числе ускоренные и чрезвычайные процедуры, сделают арбитраж более привлекательным для пользователей и приведут к повышению требований относительно их кибернетической безопасности и конфиденциальности.

Меры, принимаемые правительствами в ответ на эпидемию, реакция на них бизнеса, юристов и арбитражных институций влияют на все аспекты арбитражного разбирательства. Эти меры приводят к отмене, переносу запланированных или текущих заседаний, равно как приводят к поиску новых подходов к проведению устных слушаний. Это включает варианты виртуальных конференц-залов, электронную запись и интерактивные веб-программы для просмотра документов, как и другие технологии для облегчения перехода к реальности «бесконтактного» арбитража.

В «контактном» арбитраже добавились обязательные меры предосторожности во время устного слушания, такие как ношение маски, недопущение физического контакта (включая рукопожатие), регулярная дезинфекция микрофонов, а порой и ведение протокола наблюдения за здоровьем участников. Эти вопросы разрешаются как в рамках институциональных инструкций для составов арбитража, так и с помощью процедурных приказов арбитров, которые помогут обеспечить ясность и последовательность действий для всех участников.

 

— Это временные меры или «новая арбитражная реальность» на многие годы?

Т.С.: После возникновения пандемии COVID-19 и мер, введенных правительствами по всему миру для ограничения поездок и обеспечения соблюдения требований о пребывании дома, ряд арбитражных институций выпустили руководящие принципы, чтобы помочь сторонам и трибуналам в управлении виртуальным арбитражем. Например, в апреле 2020 года Международная торговая палата (ICC) выпустила Руководство по возможным мерам, направленным на смягчение последствий пандемии COVID-19. Точно так же Международный центр по разрешению споров при Американской арбитражной ассоциации (ICDR) разработал Типовой приказ и процедуры для виртуального слушания посредством видеоконференции, которые включают предлагаемые подробные положения о передовой практике проведения виртуальных слушаний. Подобные правила не исчезнут, и когда пандемия COVID-19 останется позади. Напротив, можно ожидать, что по мере того, как виртуальные слушания станут более распространенными и более глубоко укоренившимися в арбитражной практике, такие правила и протоколы будут и дальше развиваться, уточняться и формализоваться. Вероятно, что данные протоколы в конечном итоге станут постоянными наборами институциональных правил или руководящих принципов, которые будут использоваться всякий раз, когда стороны и/или состав арбитража определят, что следует проводить виртуальное разбирательство.

Важной для арбитражных институтов является и задача формирования списка или базы данных арбитров. Сегодня вопрос назначения арбитра, известного своей эффективностью, актуален как никогда. Думаю, что лет десять назад было больше терпимости к задержкам в арбитраже. В современной ситуации полгода или более ждать решения по спору неприемлемо для бизнеса. Если сторона участвует в ускоренном или виртуальном производстве, не находящемся под эгидой сильной институции, у нее очень мало возможностей подтолкнуть арбитров. Многие институции ввели или рассматривают возможность введения положений, позволяющих влиять на арбитров, если они не исполняют своих обязанностей эффективно, оперативно и наиболее экономичным способом, который декларируется институцией.

 

— А что меняется в требованиях бизнеса? Какие арбитражи на самом деле ему нужны?

П.Б.: Будет весьма интересно услышать ответ на этот вопрос от представителей бизнеса во время VII Международных арбитражных чтений памяти академика Игоря Побирченко, ежегодно проводимых МКАС при ТПП Украины. От себя позволю предположить, что благодаря ограничениям, введенным во время пандемии коронавируса COVID-19, международный арбитраж в определенной мере возвращается к своим истокам в части тех изначальных преимуществ, которые делали этот способ разрешения споров достойной альтернативой судебному разбирательству.

Т.С.: По сути, ожидания бизнеса находятся в двух плоскостях: в доступности, эффективности и справедливости процесса, что включает в себя качество рассмотрения споров, и проарбитражности судебной системы, выполняющей важные функции по отмене и исполнению арбитражных решений. Обе плоскости чрезвычайно важны, но именно вторая — проарбитражность судебной практики — лежит в сфере прямого контроля и обеспечения со стороны государства.

П.Б: Коммерческий арбитраж изначально рассматривался как более быстрая, менее формализованная упрощенная процедура и менее затратная форма разрешения споров по сравнению с судопроизводством в национальных судах. Чего стоит, например, возможность принятия арбитражем решения не на основе строго следования букве закона, а в качестве дружеского посредника или ex aequo et bono (по справедливости), если такими полномочиями стороны наделят арбитров. Впоследствии указанные преимущества международного арбитража были существенно нивелированы, поскольку сегодня, как правило, сроки и стоимость рассмотрения споров в государственных судах значительно меньше тех, которые характерны для ведущих международных институций.

Поэтому уменьшение арбитражных расходов и сроков рассмотрения споров, в том числе посредством проведения виртуальных слушаний, внедрения эффективных механизмов, процедур и порядка рассмотрения дел в арбитражных производствах, являются не только необходимостью ввиду текущей эпидемической ситуации, но и требованиями бизнеса как основного заказчика услуг международного арбитража.

 

— В Украине периодически возникают предложения о реформировании сферы международного арбитража и даже о создании некой специальной институции для рассмотрения споров с инвесторами. Как вы относитесь к таким инициативам?

Т.С.: Анонсированное исполнительной властью реформирование порядка рассмотрения международных коммерческих споров привлекает повышенное внимание как украинского и иностранного бизнеса, так и арбитражного сообщества. Инициативы МКАС при ТПП Украины, направленные на развитие практики рассмотрения спора, должны перекликаться с реформой порядка рассмотрения международных споров в системе государственных судов. Поскольку любая негативная оценка иностранными инвесторами и договорными партнерами деятельности государственных судов в этом направлении ударит по восприятию проарбитражности украинской юрисдикции и косвенно по практике МКАС при ТПП Украины.

П.Б.: Тяжело комментировать высказывания отдельных представителей власти в отношении возможных инициатив в части разрешения споров с инвесторами и улучшения инвестиционного климата до того момента, пока такие инициативы не будут положены на бумагу и четко прописаны. Как говорится, дьявол кроется в деталях! Пока в отношении озвученных в общих чертах инициатив в части создания некого международного инвестиционного или коммерческого суда возникает больше вопросов, чем ответов. Зачем изобретать велосипед, когда уже давно существует такой эффективный способ рассмотрения споров с инвесторами, как международный арбитраж, который довольно успешно функционирует в Украине? Какое место данный специальный суд будет занимать в судебной системе Украины? Потребуются ли изменения в Конституцию Украины в связи с внедрением и функционированием этого международного суда в Украине? Кто сможет выступать судьями такого суда и на каком основании? Сможет ли Верховный Суд пересматривать решения международного коммерческо-инвестиционного суда? Какими преимуществами для иностранных инвесторов (например, в сравнении с международным арбитражем) будет обладать этот международный инвестиционный суд?

Т.С.: Задача развивать Украину как место международного арбитража является комплексной. Именно поэтому профессиональное арбитражное сообщество Украины ждет от исполнительной власти оглашения стратегии анонсированной реформы, возможности профессиональной дискуссии с бизнесом, приглашенными к разработке стратегии экспертами и чиновниками для выработки законодательных и практических шагов, действительно способных повысить арбитражную привлекательность Украины.

 

(Беседовал Алексей НАСАДЮК, «Юридическая практика»)

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: