Slider

Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Личный вес

Рубрика Акцент
Если судебная ветвь власти действительно хочет быть властью, она должна демонстрировать умение решать свои проблемы, отмечает председатель Совета судей Украины Богдан Монич

В отличие от большинства органов и институций власти, для которых традиционно начало августа — это разгар отпускного сезона, для Совета судей Украины последний месяц нынешнего лета — «горячая» рабочая пора. Период, когда проводятся все необходимые подготовительные и организационные мероприятия в преддверии XVII внеочередного съезда судей Украины (состоится 29–30 октября с.г.), а также конкурсная процедура отбора кандидатов, изъявивших желание занять должность судьи Конституционного Суда Украины (КСУ) по квоте наивысшего органа судейского самоуправления, решаются текущие задания, в том числе в части кадрового обеспечения судебной системы.

Кроме того, в Совете судей Украины произошла смена руководства, после того как 5 июля с.г. судья Большой Палаты Верховного Суда Олег Ткачук заявил о намерениях баллотироваться на должность судьи КСУ и сложить свои административные полномочия в высшем органе судейского самоуправления. Новым председателем Совета судей Украины был избран судья Седьмого апелляционного административного суда Богдан Монич.

С учетом большого количества информационных поводов наша беседа с новым руководителем ключевого органа судейского самоуправления была, что называется, предопределена. Богдан Сильвестрович охотно откликнулся на предложение «Юридической практики» о проведении интервью, найдя «окно» для встречи в своем плотном графике. Его еженедельный рабочий маршрут действительно впечатляет. Судье приходится «курсировать» между тремя городами: Киевом — местом официальной «прописки» Совета судей Украины, Житомиром, где он раньше жил и работал, будучи судьей Житомирского апелляционного административного суда, который, как известно, в ходе проведения прошлогодней оптимизации апелляционного звена судебной системы был ликвидирован, и Винницей, где находится его новое место работы — Седьмой апелляционный административный суд. Отказ от такой опции, как откомандирование, предусмотренной законом для руководства Совета судей Украины, — сознательный выбор Богдана Монича. По его убеждению, работая на руководящей должности в высшем органе судейского самоуправления, судья не должен «отрываться» от коллектива и выполнения своей главной функции — осуществления правосудия.

Информацию из первых уст о «закулисье» подготовки к главному судейскому форуму и не только читайте в интервью Богдана Монича для нашего издания.

— Смена политических настроений в государстве никогда не сулила судебной системе ничего хорошего: в том смысле, что политическая ротация практически всегда ознаменовывалась очередным витком судебной реформы. Богдан Сильвестрович, готов ли судейский корпус Украины к новой «порции» законодательных изменений?

— Сложно ответить на этот вопрос, ведь еще не ясно, каких законодательных изменений стоит ожидать. Сегодня отдельные политики озвучивают определенные идеи и мысли, но целостного, конкретного видения относительно усовершенствования регулирования деятельности судебной системы, очевидно, пока что нет. Следовательно, говорить о готовности или неготовности судейского сообщества к новациям преждевременно.

— Вопрос кадрового дефицита для судебной системы сегодня стоит довольно остро. Можно ли решить эту проблему силами органов судейского управления и самоуправления или же для этого необходимы законодательные изменения?

Из всех проблем, которые существуют в судебной системе, действительно, вопрос кадрового голода — один из самых актуальных и болезненных, а поэтому наиболее приоритетный для решения. Еще один из приоритетных вопросов — необходимость ускорения процесса квалификационного оценивания судей. Что касается способов их решения, то я придерживаюсь следующего мнения: если судебная ветвь власти действительно хочет быть властью, она должна демонстрировать умение решать проблемы, возникающие в деятельности ее институций, своими силами — в рамках действующего законодательства и тех полномочий, которыми наделены органы судейского управления и самоуправления.

В первую очередь мы можем решить проблему наличия большого количества вакансий в судах за счет новых специалистов. И сейчас этот процесс запущен. Вместе с тем при решении этой проблемы не следует забывать о правах действующих судей, которые, возможно, захотят перевестись в другие суды. Совет судей Украины в ходе последних нескольких заседаний уже высказывал свою позицию относительно несправедливости подхода, когда конкурс на занятие вакантных должностей судей местного суда объявляется только для кандидатов на должность судьи без предоставления возможности принять в нем участие действующим судьям. Именно это решение Совета судей Украины способствовало тому, что Высшая квалификационная комиссия судей Украины (ВККС) объявила конкурс на вакантные должности и для действующих судей. Однако эти действия не дали ответы на вопрос, почему в них не могут принять участие судьи, которые добросовестно исполняют свои профессиональные обязанности, но не успели пройти процедуру квалификационного оценивания не по своей вине. Также возникает вопрос, почему в этих процедурах не могут принять участие судьи, которые тоже не по своей вине не осуществляют правосудие.

В связи с этим в ходе заседания Совета судей Украины, состоявшегося 2 августа с.г., мы рекомендовали ВККС неотложно внести изменения в объявленные 1 августа 2019 года условия проведения конкурса на замещение вакантных должностей судей путем перевода на должность в другой суд с целью обеспечения равных условий участия в конкурсе всех судей независимо от стадии прохождения квалификационного оценивания.

Сейчас мы активно сотрудничаем с ВККС и Высшим советом правосудия (ВСП), проводим консультации, чтобы найти баланс между интересами всех участников нынешних кадровых процедур.

А налажена ли коммуникация между представителями власти и судебной системы? Привлечены ли члены Совета судей Украины к работе над ревизией результатов судебной реформы образца 2014—2018 годов, анонсированной командой главы государства?

— Пока что такой коммуникации нет. Известно, что 21 июня с.г. глава государства издал указ о создании Комиссии по вопросам правовой реформы как консультативно-совещательного органа при Президенте Украины, основной задачей которого, как было задекларировано, станет содействие дальнейшему развитию правовой системы Украины на основе конституционных принципов верховенства права, приоритетности прав и свобод человека и гражданина, с учетом международных обязательств Украины. Надеюсь, представители органов судейского управления и самоуправления, в том числе Совета судей Украины, будут привлечены к работе данной институции. Ведь судебная власть, помимо самостоятельного решения своих проблем, должна иметь возможность предлагать другим ветвям власти способы решения тех проблем, которые мы не можем решить сами. (Когда мы беседовали с Богданом Сильвестровичем, информации об утверждении персонального состава данной институции, куда, в частности, вошли два представителя Совета судей Украины — Богдан Монич и Вадим Бутенко (его заместитель), еще не было — прим.ред.)

— Укрепление независимости судей и защита их профессиональных прав — главная задача органов судейского самоуправления. Какие вызовы сегодня возникают в связи с выполнением этой функции, в частности, у Совета судей Украины?

— Помимо озвученных ранее одним из главных вызовов сейчас остается существующий дисбаланс в оплате труда судей, ведь надлежащее материальное обеспечение — одна из важных составляющих гарантий независимости судей. Еще 12 января 2018 года Совет судей Украины принял решение № 4, в котором указал на необходимость скорейшего урегулирования этой проблемы. Как видим, в этом вопросе к нам не прислушались.

Еще один вызов — это публичная критика (нередко абсолютно необоснованная), которая звучит в последнее время в адрес судебной системы со стороны должностных лиц других органов власти, а также политиков. Ни для кого не секрет, что общественное мнение о работе судебной власти основывается во многом на информации, которую подают СМИ. Сегодня менее востребовано освещать ежедневную и часто рутинную деятельность, осуществляемую судами каждый день в условиях исключительной нагрузки, намного интереснее рассказывать о каких-либо отрицательных моментах. Именно это, к сожалению, формирует негативный имидж третьей ветви власти в обществе.

При этом, как показывает большинство социологических исследований, среди тех, кто хоть раз был в суде, кто знаком с нюансами осуществления правосудия не понаслышке, уровень доверия к судебной системе на порядок выше.

Сегодня судьи, как, наверное, и большинство граждан, хотят стабильности — иметь возможность спокойно работать. Пусть даже в каких-то новых законодательных условиях, главное, чтобы изменения были направлены на укрепление гарантий судейской независимости и повышение качества осуществления правосудия в интересах всех граждан.

— И все же, если законодательное видение регулирования судейской деятельности кардинальным образом изменится, не приведет ли это к очередному оттоку кадров из судебной системы?

Такой риск сегодня действительно существует. Подобное явление мы уже могли наблюдать в ходе нескольких кампаний по судебному реформированию. Обидно, когда судебную систему покидают опытные, высокопрофессиональные кадры. Как правило, судьи уходят не потому, что боятся проходить конкурсные или аттестационные процедуры, они просто устали находиться в состоянии неопределенности и перманентных сомнений в своей добропорядочности и профессионализме.

Полученные в последние годы гарантии судейской независимости (это и деполитизация процедур формирования судейского корпуса, и обеспечение принципа «судейского большинства» в составе ВСП, и многое другое) являются общепринятыми европейскими стандартами, поэтому есть надежда, что законодатели от них впоследствии не откажутся. Хотя, безусловно, к отдельным законодательным изменениям действительно есть вопросы. Например, роль Совета судей Украины как высшего органа судейского самоуправления в период между съездами судей в последние годы была существенно ослаблена. Сегодня возникла необходимость в возвращении ему определенных полномочий.

— Каких например?

— Скажем, Совету судей Украины можно вернуть функцию, касающуюся осуществления назначения и увольнения председателя Государственной судебной администрации Украины. Также обсуждается идея предоставить высшему органу судейского самоуправления определенную роль в процедурах назначения судей на административные должности. Кроме того, не лишней будет такая «опция», как предоставление консультативных заключений относительно законодательных инициатив, направленных на внесение изменений в профильное законодательство в части вопросов, которые находятся в сфере компетенции Совета судей Украины.

Сегодня можно наблюдать некий триумвират органов судейского управления (ВККС и ВСП) и самоуправления в лице Совета судей Украины. На мой взгляд, само по себе определение «органы судейского управления» несет в себе определенные риски, ведь когда речь идет об управлении, то эта функция более свойственна исполнительной власти. В чем опасность идентификации ВККС и ВСП как органов судейского управления? А в том, что в будущем могут озвучиваться идеи, дескать, раз речь идет об осуществлении функции управления, то, основываясь на конституционном принципе разделения власти, судейского большинства в составах данных институций быть не должно. К тому же сегодня возникают вопросы и относительно подотчетности ВККС и ВСП…

— К слову, о подотчетности. На прошлогоднем съезде судей было принято достаточно неоднозначное решение — внедрить практику подотчетности для лиц, делегированных в ВСП и ВККС. Насколько это корреспондируется с принципом независимости деятельности самих представителей органов судейского управления?

— Этот вопрос на самом деле достаточно дискуссионный, и принятое съездом судей решение было неоднозначно воспринято, в частности, членами ВСП и ВККС. Логика в таком критическом восприятии, безусловно, есть. Ведь как и судьи, которые стремятся обеспечить свою независимость и беспристрастность в ходе осуществления правосудия, обезопасив себя от любого влияния, так и представители органов судейского управления (особенно если речь идет об осуществлении дисциплинарного производства в отношении своих же коллег) хотят получить гарантии независимости своей деятельности. В то же время можно говорить о разных формах подотчетности перед наивысшим органом судейского самоуправления. Например, в прежней редакции Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей», действующей до 30 сентября 2016-го, было предусмотрено, что на съезде судей заслушивается информация ВККС о ее деятельности, в частности, касающаяся дисциплинарной практики в отношении судей. И такую практику подотчетности, возможно, и следует вернуть.

А как указанное прошлогоднее решение съезда судей было визуализировано в повестке дня грядущего судейского форума?

 — Сейчас помимо кадровых задач в предварительной повестке дня XVII внеочередного съезда судей Украины значится общий вопрос — информация органов судейского самоуправления/управления об их деятельности. Но поскольку в случае с ВСП, который сейчас осуществляет дисциплинарную практику, никаких законодательных требований в части необходимости отчитаться о проделанной работе перед главным судейским форумом нет, решение предоставлять или не предоставлять информацию о своей деятельности делегатам будет доброй волей руководства Высшего совета правосудия.

— На последнем заседании Совета судей Украины было принято решение о возможности представительства на грядущем главном судейском форуме делегатов от ликвидируемых Верховного Суда Украины (ВСУ) и трех высших специализированных судов. Почему позиция органов судейского самоуправления в этой части изменилась, ведь на предыдущем съезде судей мандаты указанных делегатов не были подтверждены?

Вопрос, касающийся возможности представительства судей ВСУ и трех высших специализированных судов, которые находятся в процедуре ликвидации, перед наивысшим органом судейского самоуправления возникал уже не раз. Действительно, XVI внеочередной съезд судей Украины мандаты таких делегатов не подтвердил, хотя предыдущий судейский форум — XV — их полномочия «легализовал». В этом случае дискуссионным был вопрос не о возможности судей ликвидируемых инстанций принять участие в работе наивысшего органа судейского самоуправления в качестве делегатов, а о порядке их выдвижения судейскими коллективами. Так, например, в случае с избранием делегатов от ВСУ соответствующее собрание судей руководствовалось механизмом, который был предусмотрен в предыдущей редакции профильного закона, где была зафиксирована четкая квота ВСУ. Но поскольку на момент проведения съезда судей ВСУ уже не был частью системы судоустройства Украины (хотя фактически суд еще существовал), возник вопрос относительно возможности такого широкого представительства этой инстанции (три судьи), которая не осуществляла правосудие и в составе которой осталось совсем незначительное количество судей. При этом не совсем понятным был и принцип, по которому этими судами избирались делегаты.

В преддверии проведения судейского форума мы решили урегулировать этот вопрос, тем более что в Совет судей Украины уже поступили соответствующие обращения от коллективов трех высших специализированных инстанций, находящихся в процедуре ликвидации (кроме ВСУ). Поэтому в своем решении относительно расчета количества делегатов на грядущий съезд судей мы предусмотрели квоту от четырех ликвидируемых судов — по одному судье от каждого, исходя из действующего общего законодательного правила «один делегат от 20 судей, работающих в одном суде». Надеюсь, это решение снимет дискуссии, которые возникали на съезде ранее.

— В связи с этим актуален еще один вопрос — относительно возможности участия судей из других ликвидированных судов, которые не были переведены в новые апелляционные инстанции. Должны ли они принимать участие в «съездной» церемонии?

— В случае с ликвидированными апелляционными инстанциями ситуация несколько иная, нежели с ВСУ и тремя высшими специализированными судами, которые осуществляли правосудие до момента начала деятельности нового Верховного Суда, ведь судьи этих кассационных инстанций не имеют возможности перейти работать в суд того же уровня путем перевода, то есть у них нет той перспективы, которая сохраняется за судьями второй инстанции. В любом случае пока что соответствующие обращения от коллективов ликвидированных апелляционных судов в Совет судей Украины не поступали. Если же такие «запросы» будут, думаю, в каждом конкретном случае кадровую калькуляцию нужно проводить индивидуально. Например, если в штате ликвидированного апелляционного суда значатся десять судей, и в составе вновь созданной инстанции работают десять человек, получается, что такой суд должен быть представлен не более чем одним делегатом на съезде судей согласно установленной законодательной квоте «один делегат от 20 судей, работающих в одном суде».

— В повестку дня съезда судей включены две кадровые задачи относительно заполнения вакансий в составах ВККС и КСУ. Возможно ли рассмотрение еще одного кадрового вопроса — об изменении состава Совета судей Украины с учетом некоего дисбаланса представительства от судов разных уровней и юрисдикций ввиду «перехода» отдельных его членов на работу в другие суды?

Соглашусь с вами, на самом деле сейчас в составе высшего органа судейского самоуправления образовался некий дисбаланс представительства от судов разных уровней и юрисдикций. Так, шесть наших коллег, ранее делегированных в Совет судей Украины по определенной квоте, поменяли место работы — стали судьями Верховного (четыре человека) и Высшего антикоррупционного судов (два человека). Этот вопрос уже обсуждался среди членов Совета судей Украины, и мы пришли к выводу, что оснований для досрочного прекращения полномочий шести наших коллег нет, поскольку не существует законодательной нормы, регулирующей данную процедуру, чего не скажешь о ситуации с избранием члена Совета судей Украины на руководящую должность в суде. На этот случай в профильном законе есть императивное требование: не может быть членом Совета судей Украины судья, занимающий административную должность. Как известно, Евгений Мезенцев, который был избран заместителем председателя Шестого апелляционного административного суда, подал заявление о прекращении полномочий в качестве члена Совета судей Украины, которое и было удовлетворено.

Кроме того, не стоит забывать, что уже следующей весной должен состояться очередной съезд судей, на котором, возможно, будет поставлен вопрос о переизбрании всего состава Совета судей Украины. Поэтому на ближайшем судейском форуме проводить какие-то кадровые ротации в этом органе, очевидно, не совсем целесообразно. При этом не стоит забывать еще об одном немаловажном аспекте: из всех кадровых задач, которые стоят перед наивысшим органом судейского самоуправления, именно выборы членов Совета судей Украины являются наиболее сложными и длительными. Поэтому о намерении делегатов рассмотреть этот кадровый вопрос как минимум хотелось бы знать заранее, чтобы запланировать дополнительные день, а то и два для проведения съезда судей.

— Раз уж речь зашла о сложности кадровых процедур, то на три вакансии в КСУ претендуют 33 кандидата. правильно ли мы понимаем, что список претендентов, рекомендованных Советом судей Украины, который в данной кадровой кампании выполняет функции фактически конкурсной комиссии, может быть значительно больше, чем девять человек?

— Согласно законодательным предписаниям Совет судей Украины будет составлять список рекомендованных для назначения съездом судей кандидатов в КСУ в количестве, которое как минимум втрое превышает количество вакансий, то есть в данном случае девять претендентов — это нижняя планка, верхняя может быть установлена и на максимальном уровне — 33 кандидата. Конечно, решение относительно окончательного списка рекомендованных Совет судей Украины будет принимать коллегиально, после проведения всех этапов конкурсного отбора. Но, на мой взгляд, в этой кадровой процедуре Совет судей Украины должен исполнять именно роль конкурсной комиссии: брать на себя ответственность и выбирать лучших из лучших, рекомендуя самые достойные кандидатуры, которые к тому же пользуются авторитетом у коллег, ведь перспектива поддержки того или иного претендента на съезде судей — немаловажный момент.

— Несмотря на непопулярность такого решения, как введение квот для вакансий, которые заполняются непосредственно на съезде судей, делегаты практически всегда прибегают к этой практике. Стоит ли ожидать, что к двум кадровым позициям в составе ВККС также будут применены определенные квоты?

— Вопрос, касающийся необходимости введения квотного принципа для заполнения вакансий в составах ВККС и ВСП, действительно, время от времени поднимается на съезде судей. Лично я не сторонник такой практики, ведь какие-либо лимиты для разных судов при формировании этих органов судейского управления законодательством не предусмотрены. Но, как показывает практика проведения судейских форумов, именно введение определенных квот нередко позволяет мобилизовать усилия делегатов и минимизировать риск, что их голоса будут «распорошены» и ни один из претендентов не получит необходимого уровня поддержки. Кроме того, квотирование позволяет получить свое представительство юрисдикциям и делегациям, которые изначально «проигрывают» по численности.

И в завершение, Богдан Сильвестрович, какие вопросы помимо кадровых предстоит решить наивысшему органу судейского самоуправления этой осенью?

Несмотря на то что грядущий съезд судей во многом станет «кадровым» (в силу поставленных перед ним задач), не менее важной проблематикой для обсуждения будут вопросы деятельности органов судебной власти в современных реалиях. Ведь судейский форум является главной площадкой, на которой не только обсуждаются актуальные для судейского сообщества Украины проблемы и предлагаются возможные пути их решения, но и анализируются возможные вызовы — сложности, с которыми представители сферы правосудия могут столкнуться в будущем. Другой вопрос, что те месседжи, на которых акцентируют внимание делегаты наивысшего органа судейского самоуправления, не всегда готовы услышать представители других органов власти.

Очевидно, к моменту проведения XVII внеочередного съезда судей Украины уже будет более четкое понимание законодателями необходимости проведения дальнейшей судебной реформы или «ревизии» результатов предыдущей. И съезд судей как наивысший орган судейского самоуправления сможет высказать свое мнение относительно целесообразности реализации тех или иных предложений.

Беседовала Ольга КИРИЕНКО, «Юридическая практика»

 

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Содержание

VOX POPULI

Фирменное начало

Акцент

Личный вес

Государство и юристы

Приглашение на концепт

Тридцать три готовы

Станьте в округ

Зарубежная практика

Склонны вверить

Конспект

На старт, внимание...

Новости

Новости из зала суда

Карта событий

Новости юридических фирм

Отрасли практики

Неформальные отношения

Уместные особенности

Самое важное

Системные изменения

Учитель, Отец, Человек

Сто попало

Судебная практика

Газ да глаз

Момент запущен

Судебные решения

Раздел имущества супругов не может использоваться участниками гражданского оборота во избежание уплаты долга

Положения статьи 625 Гражданского кодекса Украины распространяются только на договорные отношения

Неподтверждение статуса пенсионера, который по медицинскому заключению нуждается в постороннем уходе, исключает возможность зачисления периода ухода за ним в стаж работы

Тема номера

Возмущение убытков

Держите марку

Системная плата

Служебный роман

Актив класса

Частная практика

Ради гласного словца

Безусловная величина

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: