Slider

Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Кадры мешают все!

Отмена Верховным Судом двух конкурсов на замещение вакансий в местных судах спровоцировала кадровое противостояние между кандидатами в судьи и действующими судьями

Надежды на быстрое урегулирование кадрового голода в местных судах за счет «свежей крови» — кандидатов на должность судьи впервые — разбились, как «Титаник» об айсберг. Хотя надежда, как известно, умирает последней. Что ж, Большая Палата Верховного Суда (ВС) вполне может стать кладбищем желаний, мечтаний и многолетней гонки кандидатов, где на финише их ожидало судейское кресло.

А, возможно, мы слишком сгущаем краски (в нашем случае — тени), и ситуация еще решиться благоприятным образом для судебной системы и для граждан в регионах, где их право на доступ к правосудию ограничено уже не первый год. Возможно, Большая Палата ВС посмотрит на сложившуюся ситуацию под другим углом и не согласится с решением нижестоящей инстанции. А если и останется солидарной, то, возможно, орган, отвечающий за наполнение судебной системы кадрами, орган, оказавшийся в эпицентре кадрового противостояния, будет реформирован в кратчайшие сроки, и мы, не успев моргнуть глазом, получим новый конкурс по правилам, установленным Законом Украины «О судоустройстве и статусе судей» (Закон). Хотя к тому времени Закон уже будет изменен… Не много ли в тексте «возможно»? Давайте перейдем от категории вероятного к фактам.

А факт таков: 9 октября 2019 года Кассационный административный суд (КАС) в составе ВС отменил решение Высшей квалификационной комиссии судей Украины (ВККС) от 2 июля 2019 года об объявлении конкурса на замещение 505 вакантных должностей судей местных общих судов. Этот конкурс был объявлен для лиц, которые на день подачи документов находятся в резерве на замещение вакантных должностей судей местных общих судов, другими словами — для кандидатов в судьи. Инициировала иск судья Красноармейского горрайонного суда Донецкой области София Данылив.

Начало истории

Мы уже не раз об этом писали, но не лишним будет напомнить, что согласно части 8 статьи 79 Закона ВККС проводит конкурс на замещение вакантных должностей судей местного суда на основании рейтинга кандидатов на должность судьи и судей, которые изъявили намерение перевестись в другой местный суд, по результатам квалификационных экзаменов в рамках процедуры отбора судей или процедуры квалификационного оценивания соответственно. ВККС конкурсы для кандидатов в судьи и действующих судей разделила потому, что законодатель «скрестил ужа с ежом»: будущие и действующие судьи получают свои баллы в рамках разных процедур, которые отличаются «идеологически» (судьям не нужно доказывать, что они лучшие, им достаточно доказать, что могут продолжать работать на своем месте; кандидат же должен доказать, что он лучше конкурентов). Комиссия в свое время предлагала переписать эту норму Закона, но законодатель эту просьбу не услышал, и ВККС пришлось играть «на грани фола». И суд (по крайней мере суд первой инстанции) показал Комиссии «красную карточку».

Сразу стоит отметить, что 1 августа 2019 года ВККС объявила конкурс на замещение 220 вакантных должностей судей местных судов путем перевода судей в другие суды. По условиям проведения конкурса к участию допускались кандидаты, которые на день подачи документов являлись судьями, занимали должность бессрочно или срок полномочий которых не истек. Однако 8 октября 2019 года этот конкурс был отменен самой Комиссией по причине подачи ряда заявлений об участии в конкурсе от судей, квалификационное оценивание которых не завершено по объективным причинам. В этом случае ВККС сыграла на опережение: днем позже КАС ВС отменил решение ВККС от 1 августа 2019 года в рамках дела, инициированного той же судьей — Софией Данылив. Мы обязательно вернемся к этому решению суда, как только оно появится в открытых источниках, однако дело является бесперспективным с точки зрения апелляционного обжалования — конфликт-то исчерпан, фактически ВККС признала свою ошибку.

А вот дело № 9901/378/19, с которого мы начали статью, не просто найдет свое продолжение в суде апелляционной инстанции, но и, по всей видимости, привлечет рекордное количество третьих лиц к участию. Ситуация осложняется еще и тем, что конкурс, объявленный 2 июля, ВККС довела до логического завершения: 9 августа 2019 года Комиссия направила Высшему совету правосудия рекомендации о назначении 467 кандидатов судьями в 263 суда общей юрисдикции.

Аргументы сторон

Так вот, в обоснование исковых требований г-жа Данылив отметила, что указанной нормой (статьей 79 Закона) определено, что субъектами, для которых объявляется и проводится конкурс на занятие вакантных должностей судей местного суда, являются кандидаты в судьи и судьи, изъявившие намерение перевестись в другой местный суд. Поскольку указанное решение ВККС ограничивает круг субъектов, которые имеют право допуска к участию в конкурсе, истица считает его дискриминационным и незаконным.

Представители ВККС оппонировали тем, что проведение конкурса на замещение вакантных должностей судей местного суда на основании одного рейтинга для кандидатов и судей, изъявивших намерение перевестись в другой местный суд, является невозможным в связи с различными критериями успешной сдачи экзамена. Так, обязательной стадией отбора кандидатов на должность судьи является сдача ими квалификационного экзамена и установление его результатов. Если лицо набрало меньше 75 % максимально возможного балла квалификационного экзамена, оно считается не сдавшим квалификационный экзамен. Однако минимально допустимый балл экзамена во время квалификационного экзамена судей на соответствие занимаемой должности — 50 % от максимально возможного балла, установленного в пределах этого экзамена.

Целью отбора судей, как указывали представители ВККС, является наполнение и укомплектование местных судов судьями для возможности каждому лицу в разумные сроки обеспечить беспристрастное и справедливое рассмотрение дел местными судами. Следовательно, цель этого конкурса — урегулирование критической ситуации с осуществлением правосудия, сложившейся в местных судах в связи с массовым увольнением судей.

В деле на стороне ответчика в качестве третьих лиц принимали участие 29 кандидатов в судьи. Их интересы представляла адвокат Татьяна Ющенко. Г-жа Ющенко указала, что статья 79 Закона не содержит прямого императивного предписания относительно проведения исключительно совместного (единого) конкурса на замещение вакантных должностей судей для кандидатов на должность судьи и для судей, изъявивших намерение получить перевод в другой суд. Поскольку 1 августа 2019 года ВККС объявила отдельный конкурс на замещение 220 вакантных должностей судей местных судов путем перевода — Комиссией было обеспечено право судей на перевод в другие суды.

Кроме того, представители ВККС и третьих лиц настаивали на том, что обжалованное решение ВККС является актом индивидуального действия, исчерпавшего свою юридическую силу. Обжалованное решение порождает права и обязанности только для определенного этим актом круга субъектов, которым он адресован: для кандидатов на должность судьи, находящихся в резерве.

Выводы суда

«Системный лингвистично-логический анализ части 8 статьи 79 Закона позволяет утверждать, что законодатель, применяя для семантико-синтаксического отношения в предложении сочинительный связывающий союз «и», обуславливающий одновременность осуществления действий, возникновения состояний или указания на существование предметов/субъектов, предусматривал необходимость проведения единого конкурса на занятие вакантных должностей судей местного суда как для кандидатов на должность судьи в рамках отбора, так и для судей, имеющих намерение получить перевод из одного местного суда в другой», — утверждает КАС ВС в решении от 9 октября 2019 года. Подтверждением позиции законодателя относительно того, что конкурс на занятие должностей судей местных судов должен быть единым для кандидатов на должность судьи и судей, служит также определение порядка формирования рейтинга кандидатов во время участия в конкурсе. Речь идет о том, что при одинаковой позиции в рейтинге кандидатов на должность судьи и судей преимущество предоставляется участнику, набравшему большее количество баллов за выполненное во время квалификационного экзамена практическое задание, а при одинаковом количестве баллов — участнику, который является судьей.

Следовательно, указанными нормами действующего законодательства предусмотрено, что во время проведения конкурса на занятие вакантной должности судьи местного суда формируется один (единый) рейтинг на основании рейтинга, составленного по результатам квалификационных экзаменов в пределах процедуры отбора судей (для кандидатов на должность судьи, зачисленных в резерв) и квалификационных экзаменов в рамках процедуры квалификационного оценивания (для судей, которые подали заявления об участии в конкурсе).

Как указывает КАС ВС, предоставленные частью 4 статьи 79 Закона полномочия ВККС определять по собственному усмотрению условия проведения конкурса на занятие вакантной должности судьи не могут сужать установленные законодательством гарантии на равный доступ к конкурсу указанных лиц. «Условия проведения конкурса должны быть определены ВККС с учетом требований Закона относительно его проведения, то есть на основании, в пределах полномочий и способом, которые установлены законом Украины (по принципу законности)», — добавляет ВС.

Таким образом, истица имела законные ожидания на участие в конкурсе на занятие вакантной должности судьи местного суда путем перевода судьи в другой местный суд. «Однако ВККС, объявляя конкурс только для кандидатов на должность судьи, находящихся в резерве на замещение вакантных должностей судей, поставила в неравное положение (дискриминировала) других участников, которые имеют право на участие в нем, а именно — судей», — подчеркивает суд первой инстанции и добавляет, что условия конкурса, объявленного ВККС 2 июля 2019 года, содержат признаки дискриминации в отношении судей, имевших намерение получить перевод.

Также КАС ВС указал на то, что часть 6 статьи 79 Закона содержит императивную норму, согласно которой ВККС при объявлении конкурса обязана была указать наименования всех судов, в которых есть вакантные должности судей, и количество таких должностей. Однако Комиссия в объявлении о конкурсе указала наименования не всех судов.

А от себя добавим, что распределение вакансий между кандидатами и действующими судьями сыграло немалую роль во всей этой истории. Впрочем, Верховный Суд тоже об этом говорит: «Условия проведения конкурсов, объявленных ответчиком 2 июля 2019 года и 1 августа 2019 года, не являются тождественными: они отличаются указанным количеством вакантных должностей судей и перечнем судов, в которых имеются вакантные должности судей».

Суд отмечает, что решение ВККС от 2 июля является индивидуальным актом и касается прав ограниченного в акте круга лиц, но оно принято с нарушением принципов верховенства права, законности, пропорциональности, равности и недискриминации, что нивелирует саму сущность этого акта и возможность реализации права потенциальных адресатов, четко определенных Законом, для которых соответствующий акт должен создать права и/или обязанности, однако незаконно ограничил их в этом.

Что касается утверждения представителей ответчика о том, что проведение конкурса на основании одного рейтинга для двух категорий конкурсантов является невозможным в связи с различными условиями включения их в рейтинг по результатам сдачи экзаменов, то Суд указывает следующее: «Проблема унификации процедуры квалификационных экзаменов и конкурса между разными категориями кандидатов не дает оснований для своевольного изменения (неисполнения) ВККС процедуры проведения конкурса, предусмотренной статьей 79 Закона».

Комментарии сторон

Мы попросили прокомментировать это решение Верховного Суда и поинтересовались перспективами его обжалования в апелляционном порядке у трех сторон дела. Примечательно, что София Данылив отказалась комментировать дело, ссылаясь на статью 12 Кодекса судейской этики («судья не может делать публичных заявлений, комментировать в СМИ дела, которые находятся в производстве суда, и подвергать сомнению судебные решения, не вступившие в законную силу»). «Что касается апелляционного обжалования, то пока еще есть время для его обжалования, и это право определено для каждой из сторон процесса. А что касается порядка исполнения решения суда, то есть соответствующее процессуальное законодательство, которое регламентирует указанный вопрос, однако пока об исполнении говорить рано, поскольку решение еще не вступило в силу», — ответила на наш запрос г-жа Данылив.

Членам ВККС мы адресовали несколько вопросов, но они частично ответили только на один: какими аргументами руководствовалась Комиссия, объявляя в свое время два разных конкурса на замещение вакансий в судах первой инстанции? В ВККС подчеркнули, что определение результатов конкурса для кандидатов на должность судьи и судей осуществляется по результатам разных процедур. При этом в указанных процедурах применяются разные минимально допустимые (возможные) баллы соответствующего экзамена. В случае одинаковой позиции в рейтинге кандидатов в судьи и судей преимущество отдается участнику, набравшему большее количество баллов за выполненное во время квалификационного экзамена практическое задание, а при одинаковом количестве баллов — участнику, который является судьей. Также в ВККС напоминают о том, что ватерлиния для кандидатов в судьи — 75 %, а для действующих судей — 50 %.

«С учетом вышеизложенного и с целью недопущения нарушения Конституции Украины и статьи 14 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, дискриминации по отношению к судьям, которые изъявили намерение быть переведенными на должность судьи в другой суд, с учетом результатов квалификационного экзамена кандидатов на должность судьи, который был сдан в рамках процедуры отбора кандидатов на должность судьи, и экзамена во время квалификационного оценивания судей на соответствие занимаемой должности, и для обеспечения решения кадровой проблемы в судах Комиссией было принято решение об объявлении отдельного конкурса на замещение вакантных должностей судей местных общих судов для кандидатов на должность судьи и конкурса на замещение вакантных должностей судей местных судов путем перевода судей», — говорится в ответе ВККС на наш запрос.

При этом, как указывают в Комиссии, в случае отдельного проведения этих конкурсов соблюдается обеспечение принципа состязательности как для кандидатов на должность судьи, так и для судей, которые изъявили намерение получить перевод. «Следовательно, объявление совместного конкурса для кандидатов на должность судьи и судей… с учетом результатов квалификационного оценивания судей на соответствие занимаемой должности приведет к созданию прямой дискриминации для таких судей», — утверждают в Комиссии.

Что касается исполнения решения КАС ВС от 9 октября 2019 года по делу № 9901/378/19, то, как обращают внимание в ВККС, оно еще не вступило в силу и будет обжаловано Комиссией в апелляционном порядке.

Кристина ПОШЕЛЮЖНАЯ «Юридическая практика»

 

 


ПРЯМАЯ РЕЧЬ

 

Беспрецедентный случай

 

Татьяна ЮЩЕНКО, адвокат, представитель кандидатов в судьи по делу № 9901/378/19

Когда мы говорим о стратегии защиты, действующие адвокаты непременно понимают под ней цель, которую необходимо достичь, исходя из интересов клиента. В данном контексте стратегия остается неизменной — защитить в Верховном Суде право кандидатов, признанных победителями июльского конкурса на назначение на вакантные судейские должности. Объединенными такой целью являются как кандидаты, которые были привлечены третьими лицами к участию в деле, так и те, кто решил вступить в дело после появления полного текста решения от 9 октября 2019 года. Таких кандидатов около 200 человек со всех уголков Украины. Стоит отметить, что каждый из кандидатов, подающих апелляционную жалобу, не просто поддержал подготовленный «кем-то» документ, а принял активное и непосредственное участие в его написании. Это уникальный случай составления процессуального документа одновременно большим количеством высококвалифицированных юристов — будущих украинских судей. Каждое слово, каждый довод четко выверен и согласуется, что приводит к высокому качеству документа и убедительности правовой позиции кандидатов. В связи с указанным у нас есть законное ожидание быть услышанными не только судьями Большой Палаты Верховного Суда, но и другими судьями и юридическим сообществом Украины.

Пока решение Верховного Суда от 9 октября 2019 года не вступило в силу, отсутствуют законные основания для его исполнения или возврата Высшим советом правосудия рекомендаций о назначении 467 кандидатов судьями. Кандидаты осознают неопределенность возникшей ситуации, однако единственное, на что могут повлиять, — это обоснованность своей правовой позиции по делу. Однако, подчеркиваю, что больше, чем обустройство собственной профессиональной карьеры, их интересует судьба всей судебной системы и граждан, доступ к правосудию которых, к сожалению, также откладывается на неопределенный срок.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1
Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Александр Батуев Авторы недавних комментариев
Александр Батуев
Александр Батуев

Як особа, яка не має юридичної освіти, здобутої в Україні, яка лише в 2005 році закінчила Московський інститут підприємництва при уряді Москви, країни — агресора, як ця особа в 2012 році стала суддею в Україні та ще подала позов до Верховного суду про скасування конкурсу кандидатів в судді, не маючи до цього конкурсу жодного відношення, і, тим більше, як її позов був задоволений???!!!

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: