Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Экс-традиция

Учитывая позицию парламента Великобритании, лица, в отношении которых Украина направила экстрадиционный запрос, во многих случаях больше не смогут ссылаться на преследования по политическим мотивам

Недавно в СМИ, в том числе и украинских, промелькнула новость о том, что Великобритания собирается пересмотреть положения о правах человека, в частности по защите прав иностранцев. При этом в новости британского первоисточника мало конкретики, а при переводе украинские СМИ несколько преувеличили определенные моменты. Ниже краткий обзор процедуры экстрадиции и связанных с ней проблем защиты прав человека, а также прогноз относительно того, какие именно аспекты изменяются и как это коснется Украины.

Практика ЕСПЧ  в судах Соединенного Королевства

В 1998 году лейбористы, на тот момент имевшие большинство в парламенте, приняли Акт о правах человека (Human Rights Act). Этим актом они включили большую часть Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод (Конвенция) в законодательство Соединенного Королевства. Это не значит, что до этого права человека не защищались — Акт только дал судам возможность опираться на Конвенцию в дополнение к действующему законодательству.

Акт о правах человека со временем начал вызывать противоречия и создавать правовые проблемы. Хотя его критиковали с момента принятия, явной проблема стала после 2009 года.

После теракта во Всемирном торговом центре (США) 11 сентября 2001 года большинство стран усилили борьбу с терроризмом. В частности, в Великобритании была создана система контрольных ордеров — приказов министра внутренних дел Соединенного Королевства об ограничении свободы человека с целью защиты общества от терроризма. Такие ордера принимались на основании доказательств, часть из которых не предоставлялась для ознакомления ограничиваемому в правах лицу.

Возникла дискуссия о том, возможно ли справедливое правосудие при обжаловании таких ограничений, если суд опирается на доказательства, которые не предоставляются жалобщику. Она продолжалась до октября 2008 года, когда Высокий суд Англии и Уэльса подтвердил возможность соблюдения принципа справедливости в подобных делах.

Впрочем, уже в феврале 2009 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) рассмотрел ряд жалоб в отношении контрольных ордеров и признал, что рассмотрение на основании секретных доказательств является нарушением статьи 6 Конвенции.

И уже в новом деле об обжаловании контрольного ордера «AF v Secretary of State for the Home Department» жалобщик ссылался на нарушение статьи 6 Конвенции (решение ЕСПЧ от 19 февраля 2009 года по делу «A. and Others v. The United Kingdom», жалоба № 3455/05). Палата лордов единогласно приняла апелляцию, причем исходила из того, что она была обязана это сделать. При этом значительная часть лордов считала это ошибкой. Лорд Ленни Хофман отмечал: «Я думаю, что решение ЕСПЧ было ошибочным и что оно вполне может разрушить систему контрольных ордеров, которая является значительной частью защиты этой страны от терроризма. Однако я думаю, что вашим светлостям не остается ничего другого, как подчиниться».

Несмотря на громкую дискуссию и аргументы о необязательности решений ЕСПЧ для судей, после этого кейса система контрольных ордеров была отменена, а суды Соединенного Королевства начали неукоснительно соблюдать рекомендации, сформированные практикой ЕСПЧ.

Знаковое решение ЕСПЧ по экстрадиции

Еще в 1996 году ЕСПЧ рассматривал дело «Chahal v The United Kingdom» (жалоба № 22414/93), в котором постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции, поскольку лицо не могли выдать в другую страну, если ему угрожали пытки, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение либо наказание.

Ряд исследователей отметили, что ЕСПЧ значительно расширил содержание статьи 3 Конвенции. По мнению некоторых экспертов, первоначальный смысл статьи заключался в том, что страны-подписанты обязуются не применять к лицу пытки, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение либо наказание. Ответственность за действия стран, в которые осуществлялась экстрадиция, не может налагаться на страну, из которой лицо экстрадируется. Тем более, что Конвенцию подписали только европейские страны, а экстрадиция террористов часто осуществляется в страны вне Европы.

Сочетание неукоснительного соблюдения судами Соединенного Королевства позиций, сформированных практикой ЕСПЧ, и решения в деле «Chahal v UK» значительно сужает возможности для Великобритании экстрадировать человека. Но и расследовать преступление, и обвинять человека часто достаточно сложно. Особенно остро стоит вопрос о предполагаемых террористах, которые представляют угрозу для общества.

Также проблемой является то, что суды в каком-то смысле нарушают баланс ветвей власти. Может возникнуть ощущение, будто они меняют толкование законов в соответствии со своим видением Конвенции, а также принимают решения с оглядкой на внешнюю политику Королевства.

Позиция парламента  и возможные изменения

В октябре 2014 года Консервативная партия Соединенного Королевства издала публикацию, в которой привела перечень недостатков Акта о правах человека, большинство из которых упомянуты выше, и свои предложения по их устранению. А с мая 2015 года консерваторы составляют абсолютное большинство в парламенте. Вполне естественно, что они хотят пересмотреть старый объект своей критики — Акт о правах человека, тем более в дискурсе Брекзита.

В недавнем заявлении Консервативной партии отмечается, что они хотят «убедиться, что соблюден соответствующий баланс между правами индивидов, нашей жизненно важной национальной безопасностью и эффективным управлением». Кроме того, в заявлении сказано, что изменения должны «исключить иски в тех областях, где судьи якобы превысили свои полномочия», а также «ускорить депортацию искателей убежища и защитить британские войска, находящиеся за рубежом, от судебных разбирательств».

Как видим, заявление явно перекликается с публикацией от 2014 года. Логично предположить, что консерваторы будут опираться на те способы решения проблем, которые они предложили еще в 2014 году. Они стремятся включить в Акт о правах человека следующие положения:

— практика ЕСПЧ больше не имеет приоритета над решениями Верховного суда Соединенного Королевства;

— ЕСПЧ больше не имеет возможности требовать изменений британского законодательства и отныне является лишь надзорным органом;

— обеспечивается соблюдение надлежащего баланса между правами и обязанностями в законодательстве Соединенного Королевства;

— для судов Королевства не существует формальных требований рассматривать решения ЕСПЧ в качестве источника правового прецедента для Великобритании;

— парламент является суверенным во всех вопросах, связанных с международными обязательствами Соединенного Королевства.

Доктор Майк Арнхейм отмечает, что большинство из этих положений уже включены в Акт о правах человека, однако сделать их более очевидными и подчеркнуть отдельные аспекты не помешает.

Процедура экстрадиции

Украина и Соединенное Королевство являются договаривающимися сторонами в Европейской конвенции о выдаче правонарушителей. Этот документ является основанием для обращения сторон друг к другу с запросами об экстрадиции. Все остальные договоры между сторонами могут только уточнять содержание отдельных положений этого документа.

Вопросы экстрадиции с территории Соединенного Королевства регулируются Актом об экстрадиции (Extradition Act 2003). Согласно Акту об экстрадиции все страны делятся на три категории, которые определяют глубину проверки запроса. Украина относится ко второй категории (Type A). Процедура предусматривает оценку запроса об экстрадиции со стороны суда и государственного секретаря.

Для согласования запроса судом судья должен быть уверен, что за действия, в которых лицо обвиняется или за которые осуждается, предусмотрено наказание в обеих странах, ни один из запретов экстрадиции не применяется, имеются prima facie (на первый взгляд) доказательства вины (по делам об обвинении) и отсутствует угроза нарушения прав человека.

Если судья уверен, что все процессуальные требования соблюдены, он должен направить дело государственному секретарю для принятия решения о выдаче.

Государственный секретарь обязан принять решение об экстрадиции, за исключением случаев, когда она запрещена Актом об экстрадиции. Экстрадиция запрещена:

— если за преступление в запрашивающей стране установлена смертная казнь;

— если не существует специальных договоренностей с запрашивающей страной;

— если лицо уже было выдано Великобритании третьим государством или переведено из Международного уголовного суда и отсутствует согласие на дальнейшую экстрадицию этого третьего государства или суда.

Как это повлияет на Украину?

Учитывая возможную позицию парламента Соединенного Королевства, искатели убежища, лица, в отношении которых Украина направила экстрадиционный запрос, больше не смогут безусловно ссылаться на угрозу пыток и бесчеловечного обращения или нарушение других прав, например, преследования по политическим мотивам. Это не означает, что Великобритания всегда будет экстрадировать политических беженцев, однако наверняка будет более тщательно проверять наличие политического мотива к преследованию лица. Это имеет большую актуальность для Украины, поскольку значительное количество фигурантов в громких делах так или иначе связаны с политическими процессами.

Сейчас отсутствуют примеры экстрадиционного обмена между Соединенным Королевством и Украиной в аспектах противодействия терроризму. Чаще речь идет об экономических преступлениях. Здесь есть интересный момент.

Статья 5 Европейской конвенции о выдаче предусматривает, что за финансовые правонарушения выдача осуществляется в соответствии с положениями настоящей конвенции, «если правонарушение по законодательству запрашиваемой стороны соответствует правонарушению такого же характера».

При обжаловании экстрадиционного запроса защитники лица должны будут найти и предоставить суду аргументы в пользу несоответствия законодательства о финансовом правонарушении Украины и Великобритании.

Впрочем, Акт об экстрадиции предусматривает, что даже при отсутствии договоренностей об экстрадиции или соответствия законодательства о правонарушениях другие страны все равно могут подать запрос на экстрадицию в Великобританию. Государственный секретарь решит, стоит ли заключать «специальные договоренности об экстрадиции». Вполне вероятно, что он будет более склонен согласовывать экстрадицию даже при несоответствии законодательства.

 

ШЕВЕРДИН Максим — партнер, руководитель практики уголовного права Юридической группы LCF, г. Киев,

ПРОЦАЙЛО Михаил — младший юрист Юридической группы LCF, г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: