Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №36 (663) » Изменения в КАС: «срочные» проблемы

Изменения в КАС: «срочные» проблемы

О проблемах применения новых сроков обращения в суд согласно КАС Украины

30 июля 2010 года после публикации в «Официальном вестнике Украины» (№ 55/1) вступили в силу изменения, внесенные в Кодекс административного судопроизводства Украины (КАС) и другие процессуальные кодексы Законом Украины «О судоустройстве и статусе судей» от 7 июля 2010 года (Закон).

Одним из самых важных нововведений следует назвать изменение сроков обращения в суд и последствий их пропуска.

Так вот, в старой редакции КАС был установлен общий годичный срок обращения в суд (часть 2 статьи 99 КАС), предусматривалась возможность определения иными законами других сроков для обращения в суд (часть 3 статьи 99 КАС). Последствием же пропуска срока обращения в суд был отказ в удовлетворении иска, если на этом настаивала одна из сторон (часть 1 статьи 100 КАС).

Новая редакция указанных норм предусматривает общий шестимесячный срок обращения в суд для защиты прав, свобод и интересов лица (часть 2 статьи 99 КАС); месячный срок для обращения в суд по делам о принятии граждан на публичную службу, ее прохождении и увольнении с публичной службы (часть 3 статьи 99 КАС); месячный срок для обжалования решения субъекта властных полномочий, на основании которого им может быть предъявлено требование о взыскании денежных средств (часть 5 статьи 99 КАС). А также месячный срок для обращения в суд, если законом преду­смотрена возможность досудебного порядка решения спора и истец воспользовался этим порядком (часть 4 статьи 99 КАС). То есть как общий, так и специальные сроки обращения в суд значительно сокращены.

Кроме того, новой редакцией статьи 100 КАС предусмотрено, что административный иск, поданный после окончания сроков, установленных законом, остается без рассмотрения, если суд по заявлению лица, которое с ним обратилось, не найдет оснований для возобновления срока. При этом вопрос о наличии оснований для оставления иска без рассмотрения в связи с пропуском срока обращения в суд решается судом уже на стадии открытия производства по делу, о чем были внесены соответствующие изменения в статью 107 КАС.

Так, согласно пункту 5 части 1 статьи 107 КАС, судья после получения искового заявления выясняет, в частности, подан ли иск в срок, установленный законом (и если подано заявление о во­зобновлении срока, то есть ли основания для его удовлетворения).

Об оставлении иска без рассмотрения суд выносит определение, которое может быть обжаловано (части 5, 8 статьи 107 КАС), а вывод суда о возобновлении срока обращения в суд (при наличии оснований для этого) указывается в определении об открытии производства по делу (пункт 7 части 5 статьи 107 КАС).

Поэтому юристам и иным лицам, столкнувшимся с необходимостью обращения в суд, следует дополнить материалы искового заявления ходатайством о возобновлении срока на обращение в суд, если таковой был пропущен. И, ра­зумеется, приложить доказательства, подтверждающие наличие уважительных причин пропуска указанного срока.

Очевидно, что новая редакция статей 99 и 100 КАС создает огромные возможности для экономии времени судов и бюджетных средств, ранее тратившихся на рассмотрение бесперспективных исков, поданных истцами со значительным пропуском сроков при отсутствии каких-либо оснований для их возобновления. Так, по делам об увольнении с публичной службы в случае пропуска истцом предусмотренного статьей 233 Кодекса законов о труде Украины (КЗоТ) срока обращения в суд суды, руководствуясь пунктом 4 постановления Пленума Верховного Суда Украины «О практике рассмотрения судами трудовых споров» № 9 от 6 ноября 1992 года, должны были выяснять не только причины пропуска указанного срока, но и все обстоятельства дела, права и обязанности сторон. При возрастающем с каждым годом количестве поданных в суды исков подобное разъяснение высшего судебного органа никак не содействовало ускорению рассмотрения дел в судах.

Однако изменения, внесенные рассматриваемым Законом, не так однозначны, как кажется на первый взгляд. При применении новых положений КАС на практике сразу же возникает ряд вопросов, в том числе о сроках, которые должны применяться судом к заявлениям, поданным после вступления в силу нового Закона, но в связи с правоотношениями, возникшими до этого.

Например, решение субъекта властных полномочий было принято 21 января 2010 года и, согласно действующей на тот момент редакции статьи 99 КАС, могло быть обжаловано в суд в течение года с момента его принятия или момента, когда заинтересованное лицо узнало о таком решении, то есть до 21 января 2011 года. Лицо, зная о таком положении закона, собиралось обратиться в суд, скажем, в октябре 2010 года, то есть до истечения годичного срока. Однако после вступления в силу новой редакции статьи 99 КАС общий срок для обращения в суд составляет шесть месяцев, которые по отношению к решению, принятому в январе 2010 года, уже истекли. Не говоря уже о месячном сроке, применяющемся в случае, когда лицо воспользовалось правом на досудебное урегулирование спора.

Ответа на вопрос, какой срок следует применять в данном случае (новый или старый) ни Переходные, ни Заключительные положения Закона не дают.

А если принять во внимание положение статьи 5 КАС о том, что производство по административным делам осуществляется согласно закону, действующему на момент совершения отдельного процессуального действия, рассмотрения и решения дела, а также отсутствие каких-либо иных норм, регулирующих данный вопрос, то напрашивается вывод, что с 30 июля 2010 года должны применяться новые сокращенные сроки обращения в суд. Но не будет ли в таком случае автоматически нарушено право на обращение в суд лиц, рассчитывавших на подачу иска исходя из старых сроков и не «вложившихся» в новые сроки?

Думается, что такой поворот событий может привести к нарушению принципа правовой определенности, закрепленного в ряде решений Европейского суда по правам человека («Круслен против Франции» от 24 февраля 1990 года, «Гешмен и Герруп против Соединенного Королевства» от 25 ноября 1999 года и др.). Этот принцип, рассматриваемый Европейским судом как один из элементов принципа верховенства права, означает требование четкости оснований, целей и содержания нормативных предписаний, особенно тех из них, которые адресованы непосредственно гражданам. В соответствии с данным принципом граждане должны иметь возможность уверенно предполагать правовые последствия своего поведения.

В данном же случае можно утверждать, что граждане, предполагавшие подать иск в соответствии с предыдущей редакцией статьи 99 КАС, с принятием нового Закона окажутся если не лишенными такого права, то как минимум столкнутся с дополнительными препятствиями в его реализации. То есть им придется обращаться в суд с ходатайством о возобновлении срока, результат разрешения которого предугадать невозможно.

С принципом правовой определен­ности также неразрывно связана презумпция перспективного действия нормативно-правовых актов во времени. Она предполагает распространение нормативно-правовых актов только на правоотношения, возникшие после их вступления в силу. Данная правовая категория закреплена в конституционных нормах многих стран именно с целью защиты определенных правоотношений или статуса лица от применения новых правовых положений. Можно утверждать, что применение нововведенных положений КАС к правоотношениям, возникшим до их принятия, приведет к нарушению презумпции перспективного действия нормативно-правовых актов во времени.

До законодательного урегулирования вопроса применения новых сроков представляется возможным руководствоваться статьей 98 Конституции Украины, согласно которой законы и иные нормативно-правовые акты не имеют обратного действия во времени, кроме случаев, когда они смягчают или отменяют ответственность лица. В решении Конституционного Суда Украины (КСУ) от 9 февраля 1999 года (дело о действии во времени законов и иных нормативно-правовых актов) данный принцип права раскрывается следующим образом: действие нормативно-правого акта «начинается с момента вступления в силу данного акта и прекращается с утратой им силы, то есть к событию, факту применяется тот закон или иной нормативно-правовой акт, во время действия которого они наступили или имели место».

Исходя из данного принципа, к решениям органов власти как юридическим фактам, обусловившим возникновение правоотношений, должен применяться тот закон, в том числе и в части сроков их обжалования, который действовал на момент принятия (вынесения) указанных решений. То есть в отношении решений, принятых до 30 июля 2010 года, должна применяться редакция статьи 99 КАС, которая действовала до вступления в силу вышеупомянутого Закона. Однако при отсутствии четкого законодательного регулирования такую, как и любую другую позицию, вряд ли можно назвать бесспорной.

Остается надеяться, что возникшая правовая коллизия не потребует разъяснений со стороны КСУ и не станет основанием для обращения граждан Украины в Европейский суд по правам человека, а в ближайшее время будет разрешена на законодательном уровне.

Казалось бы, законодательная система Украины не в первый раз претерпевает подобные изменения. В недавнем прошлом это имело место в связи со сроками исковой давности, установленными ГК УССР 1963 года, и их изменениями после вступления в силу ГК Украины в 2004 году. Тогда были существенно сокращены сроки для обращения в суд по некоторым видам исковых требований (например, относительно расторжения договоров дарения, о переводе на совладельца прав и обязанностей покупателя и пр.).

Однако тогда подобные изменения не повлекли за собой нарушения прав граждан, поскольку в Переходных положениях ГК Украины было указано, что правила Кодекса об исковой давности применяются к искам, срок предъявления которых, установленный действовавшим ранее законодательством, не истек до вступления в силу этого Кодекса. Очень просто и логично.

Очевидно, что подобное положение, будь оно предусмотрено в Переходных положениях Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей», позволило бы устранить многие конфликтные ситуации.

Однако этим проблемы применения новых положений КАС не ограничиваются. Как уже упоминалось выше, вопрос о соблюдении срока обращения в суд решается судьей на стадии открытия производства по делу единолично. Это следует из положений статьи 107 КАС, где указано, что об оставлении иска без рассмотрения, ­открытии производства по делу или отказе в открытии производства по делу судья выносит определение.

При этом, согласно статье 100 КАС в новой редакции, административный иск, поданный после окончания сроков, установленных законом, оставляется без рассмотрения, если суд по заявлению лица не найдет оснований для возобновления пропущенного срока. Судом же в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 3 КАС является судья административного суда, который рассматривает и решает дело единолично, коллегия судей административного суда. К стадии рассмотрения дела судья переходит уже после открытия производства по делу и окончания подготовительного производства.

То есть, исходя из системного толкования статей 3 и 100 КАС, вопрос об оставлении иска без рассмотрения в связи с пропуском срока должен решаться судом только на стадии рассмотрения дела, что исключает его решение судьей на стадии открытия производства по делу. Таким образом, положения статьи 100 КАС вступают в противоречие со статьей 107 КАС, что создает дополнительные сложности для суда и участников административного судопроизводства.

Возникает также вопрос о том, может ли судья, открыв производство по делу и начав рассмотрение дела по сути, оставить в дальнейшем иск без рассмотрения. Ведь в статью 155 КАС, устанавливающую исключительный перечень оснований для оставления судом иска без рассмотрения, соответствующие изменения внесены не были, и на сегодня она не содержит такого основания оставления иска без рассмотрения, как пропуск истцом срока обращения в суд.

С другой стороны, если предположить, что в соответствии с новой редакцией КАС вопрос об оставлении иска без рассмотрения может решаться судом только на стадии открытия производства по делу, возникает еще больше сложнос­тей. Ведь руководствуясь только предоставленными истцом документами и не имея возможности истребовать дополнительные доказательства, в том числе находящиеся у ответчика, суд не всегда может прийти к объективному выводу о соблюдении истцом срока обращения в суд, а также о наличии оснований для его возобновления. Полагаю, что данный вопрос также должен найти свое законодательное урегулирование в ближайшем будущем.

Нельзя оставить без внимания и новую редакцию части 3 статьи 106 КАС, которая была дополнена новым основанием для возврата иска на стадии открытия производства по делу. Согласно пункту 7 части 3 статьи 106 КАС, если исковое заявление с требованием о взыскании денежных средств, которое основано на решении субъекта властных полномочий, подано до истечения срока, преду­смотренного частью 3 статьи 99 этого Кодекса, оно возвращается истцу.

При этом частью 3 статьи 99 КАС предусмотрено, что для защиты прав, свобод и интересов лица этим Кодексом и иными законами могут устанавливаться иные сроки для обращения в административный суд, которые, если не предусмотрено иное, исчисляются с дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своих прав. Для обращения в суд по делам о принятии граждан на публичную службу, ее прохождении и увольнении со службы устанавливается месячный срок.

В данном случае не совсем понятна логика законодателя, отсылающего в пункте 7 части 3 статьи 106 КАС именно к части 3 статьи 99 КАС, предусматривающей возможность определения сроков другими законами и устанавливающей срок обращения в суд по делам о публичной службе. Ведь частью 5 статьи 99 КАС прямо предусмотрены сроки обжалования решений субъекта властных полномочий, на основании которых им может быть предъявлено требование о взыскании денежных средств.

Очевидно, было бы логичным, преду­сматривая в части 5 статьи 99 КАС специальную норму относительно срока обжалования решений субъекта властных полномочий, на основании которых им может быть предъявлено требование о взыскании денежных средств, указать в пункте 7 части 3 статьи 106 КАС ссылку именно на данную специальную норму. Будем надеяться на уточнение законодателем и данного положения.

Также считаю необходимым подробнее остановиться на порядке применения новых специальных сроков обращения в административный суд. Возьмем, к примеру, рассматриваемый выше месячный срок для обжалования решения субъекта властных полномочий, на основании которого им может быть предъявлено требование о взыскании денежных средств, применительно к обжалованию соответствующих решений органов налоговой службы.

Согласно Порядку оформления результатов невыездных документальных, выездных плановых и внеплановых проверок по вопросам соблюдения налогового, валютного и другого законодательства, утвержденного приказом ГНАУ № 327 от 10 августа 2005 года, такими решениями могут быть налоговые уведомления-решения, а также решения о наложении штрафных (финансовых) санкций. Напомню, что ранее на указанные решения распространялся общий годичный срок обращения в суд, установленный частью 2 статьи 99 КАС.

В то же время подпункт 5.2.5 пункта 5.2 статьи 5 Закона Украины «О порядке погашения обязательств налогоплательщиков перед бюджетами и государственными целевыми фондами» устанавливал, что налогоплательщик вправе обжаловать в суд решение конт­ролирующего органа о начислении налогового обязательства в любой момент после получения соответствующего налогового уведомления с учетом сроков давности. В свою очередь, сроки давнос­ти определены статьей 15 указанного Закона и составляют 1095 дней.

При решении конкуренции между положениями части 2 статьи 99 КАС и нормами статей 5, 15 Закона Украины «О порядке погашения обязательств налогоплательщиков перед бюджетами и государственными целевыми фондами» судебная практика (см. определение Высшего административного суда Украины по делу К-21444/07 от 14 июля 2010 года) шла путем применения 1095‑дневного срока обращения в суд с момента получения соответствующего налогового уведомления. В данном случае суды руководствовались положениями части 3 статьи 99 КАС, которой предусматривалась возможность определения иными законами других сроков для обращения в суд, а также специальным характером положений статей 5, 15 Закона Украины «О порядке погашения обязательств налогоплательщиков перед бюджетами и государственными целевыми фондами».

Применима ли данная правовая позиция относительно сроков обжалования решений органов налоговой службы с учетом изменений, внесенных в статью 99 КАС? Очевидно, что нет, поскольку ранее норма части 2 статьи 99 КАС, устанавливавшая годичный срок обращения в суд, носила общий характер и применялась в случае отсутствия иного срока, установленного другими законами. А поскольку Законом Украины «О порядке погашения обязательств налогоплательщиков перед бюджетами и государственными целевыми фондами» устанавливался иной срок обжалования в суде решений органов налоговой службы, то положения этого Закона применялись как специальные нормы.

В данном же случае, после внесенных изменений, положения КАС содержат специальную норму, предусмат­ривающую сроки обжалования решений субъектов властных полномочий, на основании которых может быть предъявлено требование о взыскании денежных средств. К ним относятся также вышеуказанные решения органов налоговой службы о начислении налоговых обязательств.

Закон Украины «О порядке погашения обязательств налогоплательщиков перед бюджетами и государственными целевыми фондами» содержит специальные нормы в отношении регулирования налоговых правоотношений и общие нормы в отношения порядка защиты прав, нарушенных органами налоговой службы. Данный Закон не является процессуальным, и после введения в КАС специальной нормы, предусматривающей срок обжалования решений субъектов властных полномочий, на основании которых ими может быть предъявлено требование о взыскании денежных средств, приоритетному применению подлежит именно указанная норма КАС.

Кроме того, к данным правоотношениям применима также позиция КСУ, который в решении от 3 октября 1997 года (дело о вступлении в силу Конституции Украины) указал, что «конкретная сфера общественных отношений не может быть одновременно урегулирована однопредметными нормативными правовыми актами одинаковой силы, по смыслу противоречащими друг другу. Обычной является практика, когда следующий во времени акт содержит прямое указание относительно полной или частичной отмены предыдущего. Общепризнанным является и то, что с принятием нового акта, если иное не предусмотрено этим актом, отменяется однопредметный акт, который действовал во времени раньше».

Таким образом, при наличии двух законов — КАС и Закона Украины «О порядке погашения обязательств налогоплательщиков перед бюджетами и государственными целевыми фондами», — нормы которых по-разному регулируют конкретную сферу общественных отношений, применению подлежат нормы КАС по принципу приоритета принятой позднее нормы.

Все вышеуказанное применимо также к обжалованию решений органов Пенсионного фонда Украины и фондов социального страхования о взыскании недоимки по страховым взносам, штрафов и пени, к решениям органов Государственной службы занятости о взыскании незаконно полученного материального обеспечения и стоимости предоставленных социальных услуг, решениям Фонда социальной защиты инвалидов о взыскании административно-хозяйственных санкций и прочим подобным решениям субъектов властных полномочий.

Аналогичные изменения касаются также дел о принятии граждан на пуб­личную службу, ее прохождении и увольнении с нее.

В случае если специальные законы указанных вопросов не регулировали, то с учетом необходимости субсидиарного применения законов о труде суды должны были исходить из сроков обращения в суд, установленных частью 1 статьи 233 КЗоТа. Потому лицо могло обратиться в суд в трехмесячный срок со дня, когда оно узнало или должно было узнать о нарушении своего права, а в делах об увольнении с публичной службы — в месячный срок с момента вручения копии приказа или выдачи трудовой книжки.

Теперь же, со вступлением в силу новой редакции статьи 99 КАС, по делам о публичной службе подлежит применению именно часть 3 данной статьи как специальная норма, устанавливающая срок для обращения в суд по делам о принятии, прохождении и увольнении граждан с публичной службы.

Полагаю, что юристам следует обратить особое внимание на указанные изменения. Перечисленные в данной статье и иные проблемные аспекты применения новых положений КАС вызывают затруднения как у работников судебного корпуса, так и у многих лиц, сталкивающихся с необходимостью обращения в суд. И не все из них могут быть решены путем соответствующего толкования правовых норм. Полагаю, что освещение и обсуждение вышеуказанных проб­лем должно подтолкнуть законодателя к дальнейшему усовершенствованию внедренных новшеств.

ПАТРАТИЙ Елена — помощник судьи Окружного административного суда г. Киева, г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Актуальный документ

Мировое соглашение

Государственная практика

Поздравляем, вам — выговор

Деловая практика

Оформленные госзакупки

Дипломатическая защита

Законодательная практика

Парламентская формальность

Комментарии и аналитика

Как в лучших домах Европы…

Изменения в КАС: «срочные» проблемы

Неделя права

Как немой с глухим

Делегированные Конференцией судей общих судов

11 первопроходцев

Концепция к концу осени

Во исполнение Указа

Новости делового мира

Порядок присвоения кадастрового номера земельному участку

Обжалование процедуры госзакупок

Об отмене решения о прекращении предпринимательской деятельности

Новости законотворчества

ГНАУ хотят запретить контролировать соблюдение трудового законодательства

КМУ инициирует ограничение «земельных» полномочий исполкомов

Об ограничении внеплановых проверок

Новости из зала суда

«Национальные авиалинии Украины» признаны банкротом

ЮФ «АНК» представила интересы «Укртрансконтейнер»

Суд оставил орден Анатолию Яреме

Новости из-за рубежа

В РФ нет избытка юристов

За плохую защиту клиентов в России лишен статуса 81 адвокат

Новости профессии

Правительство вернуло КНУВД прежнее название

Председатель АМКУ — кандидат в мэры Одессы

Фотоновость

Утвержден Порядок повышения квалификации адвокатами

Полномочия судьи КСУ В.Джуня прекращены

Одесская юракадемия реорганизована в университет

Новости юридических фирм

Jurimex представляет интересы банка в судебных спорах

МЮК «Александров и Партнеры» сопровождает сделки по формированию сырьевой базы сахарного завода

Gide Loyrette Nouel — советник МФК в связи с кредитом в 25 млн дол. США

Позиция

О состоянии образования...

Реестр событий

Все профессии важны

Сто дней от приказа

Служебная лестница

НАЗНАЧЕНИЯ

Судебная практика

О подведомственности споров о возмещении расходов, связанных с содержанием лиц в высших учебных заведениях МВД Украины

О нюансах возврата платы за лицензию на проведение азартных игр в случае ее отмены

Тема номера

Студенчество по-венски

Частная практика

Половина первой ласточки

Пан или пропал?

Юридический форум

Юристам оправдания нет

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: