Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №13 (588) » Из услышанного на слушаниях

Из услышанного на слушаниях

Недавние парламентские слушания в очередной раз доказали, что проведение судебной реформы необходимо начать с ответа на вопрос: «Нужна ли судебная реформа и кому?»
Обеспокоенность представителей исполнительной власти проблемами правосудия, похоже, не передалась парламентариям

Общество поверило в необходимость судебной реформы и тотальную коррупцию в судах. Так, если обратиться к результатам социологических исследований, то они покажут, что 90% населения не доверяют судам, а 67% — поддерживают необходимость реформирования судебной системы. Но как, исходя из этого, объяснить данные статистики: 3,25% судебных решений обжалуются в апелляционном порядке и лишь 1,3% — в кассационном? Иначе, чем внушением населению необходимости проведения именно судебной реформы, объяснить такое расхождение показателей нельзя. Это в очередной раз подтвердили парламентские слушания «О состоянии правосудия на Украине», которые состоялись 18 марта с.г.

Очевидно, что такое массовое внушение имеет место на Украине неспрос­та, и судебная реформа кому-то действительно-таки нужна. Реформаторам. Если вслушаться, то большинство активных «реформаторов» взывает к проведению судебной реформы по причине необходимости либо перераспределения влияния на суды (судей) и подкрепления политических решений правовыми, либо создания дополнительного плацдарма для взаимных «торгов и уступок». Впрочем, это только мнение автора, поэтому предлагаем вам небольшой репортаж непосредственно с места событий.

Пресс-конференция

Обсуждение темы судебной реформы началось ещё до начала слушаний. Так, за час до них в кулуарах состоялась пресс-конференция (которую, к слову, посетили больше представителей СМИ, чем сами слушания) четырех участников слушаний: председателя комитета по вопросам правосудия Сергея Кивалова, председателя Высшего совета юстиции Лидии Изовитовой, председателя Высшей квалификационной комиссии Игоря Самсина и народного депутата Вадима Колесниченко. В целом, выступления в кулуарах существенно не отличались от прозвучавших спустя некоторое время в сессионном зале, но обойти стороной выступление Сергея Кивалова (возглавляемый которым комитет является организатором слушаний) никак нельзя.

Убеждая журналистов в необходимости принятия как закона объединенного законопроекта «О судоустройстве Украины и статусе судей» и описывая проделанную комитетом работу в этом направлении, г‑н Кивалов привел ­выдержки из отчета мониторингового комитета Парламентской ассамблеи Совета Европы от 18 марта 2008 года. В нем дается положительная оценка принятому в первом чтении объединенному законопроекту. Но почему-то не прозвучала информация о том, что такое заключение было дано проектам ровно за три месяца до того, как профильный комитет (по вопросам правосудия) рассмотрел 809 поправок ко второму чтению (чем также гордится председатель комитета Сергей Кивалов). В итоге таких изменений, к примеру, ­вместо предлагаемого разработчиками избрания председателей судов самими судьями или Советом судей Украины (в зависимости от инстанции) появилось назначение Президентом Украины по рекомендации Высшего совета юстиции, или (в случае промедления главы государства более месяца) — непосредственно ВСЮ… Думается, упоминание двух решений Конституционного Суда Украины (2002 и 2007 года) будет лишним. Впрочем, суть позиции Сергея Кивалова прояснилась из его же слов в ходе самой пресс-конференции: «Есть порядочные судьи. Есть судьи, которые проработали многие десятилетия и являются образцом соблюдения законодательства и закона. А есть судьи, которые должны быть подконтрольными… Как сегодня контролировать судей?.. Сегодня судебная система осталась практически без контроля. И накопившийся негатив связан только с тем, что сегодня мы (и общественность) не имеем возможности конт­ролировать судебную систему. Я имею в виду контролировать тех судей, которые нарушают действующее законодательство».

«Ну что, провели реформу?»*

Актуальность темы парламентских слушаний не позволила остаться безучастными представителей юридической и политической общественности, которые осознают, какую цель ставят перед собой реформаторы и каким будет результат. Не проигнорировали мероприятие и представители судейского корпуса, некоторые из них даже выступили с высокой трибуны, как это было в 2007 году. Почему? Возможно, они питали надежду, что можно будет добиться конструктива и донести свою позицию. Возможно, из любопытства. Но как бы там ни было, в кулуарах судьи без особого энтузиазма отзывались о проходящем обсуждении судебной реформы (или профанации такового?)

Впрочем, отдельные выступления содержали реальные предложения по проведению реформы. Но они затерялись среди высказываний политиков, которые либо (основанно или безосновательно) критиковали судебную власть, либо уверяли присутствующих в том, что неоднократно предпринимали попытки проведения реформы, но им постоянно кто-то мешал, и оправданий со стороны судей.

Что же касается практических предложений, то и они отличались или обобщенностью, или односторонностью. Так, обсуждение положений объединенного законопроекта было выборочным, в зависимости от того, что кажется важным для выступающего. Собственно, это закономерно, исходя из сложнос­ти самого акта. А он, как подчеркнул в своем выступлении судья Верховного Суда Украины Иван Шицкий, «настолько объемный и сложный, содержит в себе множество интересных подходов, что каждый заинтересованный найдет для себя то, что ему приятно». Или неприятно. И, исходя из оценки этого наиболее впечатлявшего положения, каждый будет давать позитивную или негативную оценку.

Таких ключевых моментов, которые вызывали бы разногласия в контексте судебной реформы, в целом можно выделить несколько.

Во-первых, это создание полностью специализированной четырехвертикальной и четырехзвеньевой системы судов. Категорически против такой системы выступил Председатель Верховного Суда Украины Василий Онопенко. Кроме того, по мнению г-на Онопенко, не должна быть отдельной независимой вертикалью административная юстиция. Ведь система правосудия и судебная власть на Украине едины. За упрощение системы и сокращение инстанций выступил и Валентин Мамутов, директор Института экономико-правовых исследований НАН Украины. Проводя параллели с международными экономическими спорами, которые в большинстве своем рассматриваются арбитражами, он отметил, что процедура, когда стороны сами выбрали себе судью (судей) и по-деловому сидят, решают вопросы и принимают решение, безо всяких инстанций и жалоб, «это процедура рассмотрения хозяйственного спора. И она всех устраивает. Иностранцы к нам (В МКАС при ТПП Украины) обращаются больше, чем в наши государственные суды. А что мы сделали для рассмотрения наших внутренних споров? Сделали четыре инстанции. Уважаемые, это — абсурд! Четыре инстанции в рассмотрении всех хозяйственных споров».

В то же время народный депутат Украины Дмитрий Притыка, который до 2006 года возглавлял Высший хозяйственный суд Украины, подчеркнул целесообразность создания высших специализированных судов и в гражданском, и в уголовном процессе: «Я склоняюсь к децентрализации судебной системы и углублению специализации, то есть созданию высших судов и Верховного Суда Украины, который бы мог осуществлять свои функции в пленарном режиме. Такая организационная структура судебной системы Украины даст возможность поднять профессиональный уровень работы судей, сократить сроки рассмотрения дел и приблизить суды к гражданам».

Второй спорный и проблемный вопрос — наличие процессуальных полномочий у Верховного Суда. О недопусти­мости лишения ВСУ кассационных полномочий предостерегал первый заместитель председателя ВСУ Петр Пилипчук, поскольку это усложнит исполнение функции по обеспечению единства практики. Судья Конституционного Суда в отставке, известный научный деятель Николай Козюбра также выразил беспокойство: «Не может существовать Верховный Суд без функции кассации. Он утратит в данном случае институцию правосудия». И это подтверждается мировой практикой.

Наверное, третьим проблемным вопросом можно назвать назначение на административные должности в судах. Эта процедура с 2002 года не вызывала вопросов, пока в апреле 2007 года КСУ не принял известное решение о признании неконституционной части 5 статьи 20 Закона Украины «О судоустройстве Украины». Но, несмотря на выраженную в целом всеми участниками слушаний, в том числе народными депутатами, позицию о целесообразности назначения на административные должности коллективами судов или органами судейского самоуправления, до сих пор почему-то этот вопрос дискутируется. А профильный комитет не рассмот­рел и не инициировал перед парламентом принятие ни одного из предложенных законопроектов относительно такого механизма. Напротив, совместными усилиями представителей Партии регионов и НУНС в комитете объединенный законопроект был изменен ко второму чтению. Будем надеяться, что это единогласие все же выльется в немедленное законодательное решение вопроса, а он становится действительно проблемным. Как отметила председатель ВСЮ Лидия Изовитова, сегодня возглавляемому ею органу предстоит рассматривать представления о наличии нарушения присяги в отношении более 700 судей, занимающих административные должности по решению Совета судей Украины. А ведь это в большинстве своем лучшие представители судейского корпуса. Поэтому без четкой позиции парламента по данному вопросу назревающую проблему не решить, и есть риск, что судебная власть лишится лучших своих представителей.

Словом, если отбросить политический аспект выступлений, можно сделать вывод, что судебная реформа нужна. Но она отнюдь не должна проходить в политическом ключе и тем более быть такой, как это предусмотрено подготовленными ко второму чтению законопроектами. Она должна быть направлена именно на то, что предполагалось Концепцией, утвержденной ещё в 2006 году. Причем нельзя не согласиться с мнением, высказанным министром юстиции Николаем Онищуком, который точно подчеркнул, что только ­после определения ­процессуального порядка ­необходимо будет определить, какая система (количество, уровень, ­специализация) судов нужна Украине. А до этого было бы неплохо соблюдать действующее законодательство.

Мы долго готовились…

Ещё один обращающий на себя внимание момент — подготовка к слушаниям. Так, постановление парламентом о проведении таких слушаний было принято ещё 15 января 2009 года. Судейский корпус свою позицию относительно проведения и участия в них выразил на заседании Совета судей Украины 6 февраля. Кроме того, при его участии были организованы и проведены несколько мероприятий, на которых обсуждались практические аспекты реализации реформы и готовились рекомендации по данной теме. И по итогам конференции «Состояние и перспективы развития правосудия на Украине», состоявшейся 27 февраля с.г., и по итогам международной конференции «Судебная система Украины: поиск решений в свете европейских стандартов» 12‑13 марта с.г. в профильный комитет парламента были направлены рекомендации. Но в проекте рекомендаций, который комитет утвердил 17 марта (аккурат накануне слушаний), они отображены не были. Впрочем, как сообщила, выступая на слушаниях, заместитель председателя комитета Елена Шустик, на этом заседании присутствовали 13 из 23 членов комитета, причем представители БЮТ (а их 10), в том числе секретарь комитета, о заседании не были проинформированы…

Кроме того, как следует из выступ­ления, столь важный вопрос и текст на 13 страницах (розданных на самом заседании) были рассмотрены и одобрены за 7 минут. В итоге, исходя из проекта рекомендаций, участники парламентских слушаний (а среди них парламентарии были в меньшинстве) отметили следующее: в парламенте зарегистрировано огромное количество законопроектов, направленных на реформирование отдельных аспектов судоустройства и/или статуса судей; правовая основа для дальнейшего проведения судебной реформы имеется; центральными проблемами судебной власти, вызывающими наибольшее беспокойство общества, являются: 1) низкий уровень общественного доверия к судебной системе (хотя количество обращений в суды с каждым годом только возрастает, да и сами депутаты подают все больше исков); 2) нарушение права на надлежащую судебную защиту; 3) неединичные случаи коррупции в судах; 4) слишком длительный судебный процесс; 5) неэффективность процедур судебного рассмотрения, пересмотра и исполнения судебных решений; 6) недостаточная информированность о ходе судебного процесса; 7) непрозрачность порядка подбора и назначения судей на должности; 8) недостаточный профессиональный уровень судей; 9) несовершенство механизма привлечения судей к дисциплинарной ответственности; 10) недостаточное финансирование судебной власти; 11) плохие условия работы судов.

При этом отмечается, что преодоление указанных проблем требует внесения изменений в законодательство. Но давайте посмотрим, какое законодательство необходимо изменять. В большинстве своем это, очевидно, нормы процессуального права и бюджетного законодательства, для устранения которых изменения действующих «судейских» законов не требуются. Другие проблемы берут свое начало в общих проблемах: доверие к влас­ти в целом, коррупция в целом и стандартизация высшего образования. А изменения в профильное «судейское» законодательство необходимы, пожалуй, лишь в аспекте ответственнос­ти… Но этот «пункт» ни у кого, включая судей, не вызывает сомнений. Однако практических подходов, каким образом решить проблемы, какие нормы установить, чтобы пресечь или урегулировать, в проекте рекомендаций попросту нет.

Ещё один весьма ­занимательный момент из проекта рекомендаций. Заяв­ление о том, что несовершенной является… система судейского самоуправления! Напомним, что этот проект готовили в парламенте. Причем вместе с такой оценкой отмечается, что судейское самоуправление должно утверждать независимость, защищать судей… Кажется, что в части судейского самоуправления сегодня судебная власть как раз и есть независимая полностью. Но почему-то парламентариям, готовившим проект рекомендаций, это не нравится…

Впрочем, вспоминая слова спикера Владимира Литвина, которыми он открывал слушания: «Я хотел бы подчеркнуть, что парламентские слушания означают, что парламент слушает и принимает во внимание те предложения, которые следует материализовать в законах. Правда, нормальной и цивилизованной является та страна, где больше слушают и исполняют законы, нежели слушают ораторов», и вице-спикера Николая Томенко, которого просили в виду сокращения времени на слушания предоставить возможность выступить судьям местных судов и экспертам: «Уважаемые друзья, поскольку комитет считает, что он знает правильный список выступающих, я не могу дать слово представителям региональных судов, поскольку записки ко мне поступают и экспертам. Будем слушать киевлян» — можно прий­ти к неутешительному выводу, что в нашей стране не слушают ни ораторов, ни законы.

* — из разговора в кулуарах.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Законодательная практика

Из услышанного на слушаниях

Кадровые новости

В ОАО «Концерн «Галнефтегаз» кадровые изменения

Неделя права

Юристы поделились опытом

«Настоящий» конкурс: 3 к 1

Транспортный налог стал меньше

Наш человек… в Минюсте

Новости из зала суда

Суд отменил постановление СБУ о возбуждении уголовного дела

Писатель подал в суд иск к Национальной экспертной комиссии по вопросам защиты общественной морали

Суд подтвердил меру пресечения для экс-судьи И. Зварича

Суд удовлетворил иск компании Chanel

Новости из-за рубежа

Телеканал «Россия» отозвал иск к Анастасии Заворотнюк

Верховный суд РФ разрабатывает критерии выбора мер пресечения

Принят Кодекс этики сотрудника ОВД России

Новости профессии

Разработан законопроект о коллекторской деятельности

650 кандидатов на должности судей «зависли»

Заслуженных юристов стало больше

Президент Украины встретился с министром юстиции

Высшему совету юстиции — 11 лет

Новости юридических фирм

Baker & McKenzie консультирует по продаже Одесского завода шампанских вин

Адвокатская фирма «Паритет» — член ADVOC

АО «Волков Козьяков и Партнеры» представило интересы сети «Эпицентр»

Magisters лишились партнера

Реестр событий

Админправосудие «на чемоданах»

Коллизионно неприступный

Ограничение, граничащее с ликвидацией

Служебная лестница

Избрания

Тема номера

Кризис: покупай — подешевело! Приобретение проблемных активов

Сделки M & A в банковской сфере по инициативе собственников банков

Частная практика

А они ниВККАкую не согласны...

Учиться, учиться и еще раз учиться

Юридический форум

Из троих почетных консулов — двое юристы

Все гениальное просто

Юрисконсульт

Некоторые правовые аспекты аренды коммерческой недвижимости

Адекватность мер обеспечения иска в хозяйственном процессе

Третейские суды «решают вопросы»

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: