Slider

Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Имя им регион

«Международная торговля регионализируется, заключается все больше двусторонних соглашений о зонах свободной торговли», — подчеркивает Алена Омельченко, партнер ЮФ «Ильяшев и Партнеры»
Алена ОМЕЛЬЧЕНКО: «Любое соглашение о зоне свободной торговли — это не просто экономика, не просто право. Всегда есть политический компонент, желание государств развивать взаимоотношения»

В сфере международной торговли продолжается период турбулентности: на повестке дня — реформирование Всемирной торговой организации (ВТО), Brexit, торговое противостояние США и Китая. Все это неизбежно сказывается и на Украине. О том, насколько успешно наша страна приспосабливается к новой реальности международной торговли, какие есть возможности влияния на глобальные тренды, а также о первых инициативах и ожиданиях профессионального сообщества от нового украинского правительства мы говорили с Аленой Омельченко, партнером, руководителем практики международной торговли ЮФ  «Ильяшев и Партнеры».

— Какие события стали определяющими для сферы международной торговли в этом году?

— За последний год произошло много событий, ­оказавших непосредственное влияние на сферу ­международной торговли глобально и на торговую защиту Украины в частности.

Речь идет о трех решениях ВТО — по так называемому делу о запрете транзита, делам о вагонах и о применении антидемпинговых мер в отношении аммиачной селитры. К сожалению, Украина не смогла отстоять все позиции, которые были озвучены ранее.

Все мировые тенденции, все вопросы, стоящие на повестке дня в сфере мировой торговли, актуальны для нашей страны. Это и реформирование ВТО, и Brexit, и торговая война США и Китая. Мы также отмечаем, что все страны уходят в регионализацию, основная либерализация правил торговли происходит на уровне двухсторонних договоров, все больше заключается соглашений о зонах свободной торговли. Наиболее активно этот инструмент использует Европейский Союз.

— Насколько Украина активна в использовании двухсторонних инструментов регулирования торговых отношений?

— Украина имеет несколько соглашений о зонах свободной торговли. Самое важное, безусловно, — с Европейским Союзом. Оно позволило диверсифицировать импорт, частично переориентировать его из СНГ в ЕС.

Действует соглашение о зоне свободной торговли со странами СНГ — именно на его основе осуществляется товарооборот с такими государствами, как Беларусь и Казахстан. Есть проблемы с Россией — РФ приостановила действие этого договора, Украина, как известно, также повысила ставки до связанного уровня. Торговля с РФ сегодня регулируется нормами ВТО.

Недавно было заключено соглашение о зоне свободной торговли между Украиной и Канадой, ратифицировано соглашение о свободной торговле с Израилем. Ведутся переговоры с Турцией — консультации были начаты еще в 2006 году, есть проект соглашения, но стороны не готовы завершить переговоры в рамках имеющихся договоренностей.

— Что является «камнем преткновения»?

— Причин несколько. Переговоры были начаты, когда Украина еще не была членом ВТО, не имела соглашения об Ассоциации с ЕС. Турция вступила в ВТО на очень хороших условиях. Большая часть ставок в Турции не связаны, у них очень хорошая тарифная защита. Когда страны начинали переговорный процесс, исходные условия были абсолютно разные. И то, что Украина хочет получить более открытый рынок Турции, логично. Но что Украина может предложить Турции взамен — это большой вопрос. К примеру, Турция может просить открыть рынок металлургической продукции, но это способно повлечь за собой колоссальные потери для украинских производителей. Конкурировать с турецкими производителями очень сложно. И вряд ли Украина может рассчитывать на более выгодные условия, чем зафиксированные в соглашении Турции и ЕС.

По моему мнению, переговоры с Турцией зашли в определенный тупик, когда страны не знают, что друг другу предложить. Есть три варианта развития событий: первый — переговоры будут прекращены, второй — под политическим давлением соглашение будет заключено на уже оговоренных условиях (хотя они во многом уже утратили свою актуальность), третий — перезагрузка отношений и договоренностей.

Сейчас представляется целесообразным сделать ревизию переговоров и консультаций, которые ведутся Украиной (не только с Турцией), подумать, нужны ли эти соглашения. В общей сложности у Украины не так и много торговых партнеров, с которыми она могла бы вести переговоры о зоне свободной торговли, в том числе в силу политических причин. Любое соглашение о зоне свободной торговли — это не просто экономика, не просто право. Всегда есть политический компонент, желание государств развивать взаимоотношения. И очевидно, что экономически более сильным государствам намного проще вести переговоры и устанавливать свои условия.

— Ведет ли Украина переговоры с Китаем?

— По нашему мнению, переговоры с Китаем на данный момент не являются актуальными. С одной стороны, имеется противостояние США и Китая, с другой — Китай ищет новые рынки для своих товаров и в первую очередь обращает внимание на политически и географически близкие страны. Украина тоже могла бы принимать участие в этом процессе. Но будет ли это политически целесообразным ввиду поддержки, оказываемой нашей стране со стороны США и ЕС? Также необходимо понимать, что в Китае традиционно большое участие государства в экономике, предприятия активно субсидируются. Сможет ли Украина выдержать конкуренцию с таким субсидированным импортом? Маловероятно. Сейчас во многих государствах одновременно используются и антидемпинговые, и антисубсидиарные (компенсационные) меры как раз с целью защиты внутреннего рынка от товаров, произведенных в Китае.

Обнуление тарифных позиций при заключении соглашения о свободной торговле для Украины вроде бы и выгодно — мы получим доступ к рынку Китая. Но вместе с тем китайский импорт будет присутствовать на нашем рынке еще в большем объеме, более того, через Украину он будет проникать в ЕС. Открытие переговоров с Китаем может вызвать непонимание со стороны ЕС, нашего стратегического партнера.

— Периодически актуализируется тема расширения ЕС, в том числе присоединения Турции. Какое влияние это может оказать на существующее соглашение между Украиной и ЕС?

— Не думаю, что в обозримом будущем Турция станет членом ЕС, хотя она пыталась это сделать 20 лет. После опубликования последнего доклада Еврокомиссии о состоянии вступления Турции в ЕС можно утверждать, что этот процесс может стать бесконечным. Но, если все же смоделировать ситуацию и предположить, что Турция станет членом ЕС, то на нее будут распространены все условия соглашений, заключенных ЕС, то есть Украина получит доступ к турецкому рынку на условиях Соглашения об ассоциации.

Но лучше бы Украина стала членом ЕС. Это была бы идеальная ситуация, все условия, которые ЕС получил в рамках ВТО и соглашений о свободной торговле стали бы обязательными при торговле Украины с третьими странами. А это не только доступ к рынкам, но и серьезнейшая системная торговая защита национальных товаропроизводителей, возможности субсидирования и т.д.

— Насколько эффективно Украина защищает свой внутренний рынок?

— Последние тенденции проведения расследований и введения антидемпинговых и защитных мер очень положительные. Межведомственная комиссия по международной торговле слышит отечественный бизнес. Сейчас самое большое количество дел, самое большое количество случаев применения мер торговой защиты — преимущественно против РФ и Беларуси. Рынок также достаточно защищен от китайского импорта.

В то же время мы имеем ряд проблем, которые не позволяют защищаться еще лучше. Например, применение компенсационной пошлины — закон очень старый, он даже не приведен в соответствие с нормами ВТО. Мы ждем, когда новый Кабинет Министров Украины снова подаст соответствующие законопроекты на рассмотрение парламента. В случае их принятия получим более четкие и понятные процедурные правила проведения расследований, что улучшит практику, а также возможность применения предварительных мер для защиты внутреннего рынка, не дожидаясь окончательного решения.

— Имеет ли Украина сейчас возможности влиять на глобальную повестку дня в международной торговле?

— На глобальную повестку, безусловно, влияют ведущие экономики. Но определенные возможности влияния есть и у таких государств, как Украина. К примеру, когда страна вступает в ВТО, она начинает переговорный процесс со всеми заинтересованными государствами. Сейчас этот путь проходит Беларусь. Украина имеет возможность провести консультации с потенциальными членами ВТО и зафиксировать некие свои требования. Мы можем пытаться снизить их тарифную защиту, можем говорить о торговых и других барьерах и т.д.

Более того, Украина может более активно принимать участие в урегулировании споров в ВТО. Принятые решения по сути являются прецедентами, регулирующими торговые отношения в глобальном формате. Для примера: в известном деле о транзите РФ ссылалась на статью 21 Генерального соглашения по тарифам и торговле, согласно которой допускается принятие любых торговых ограничений по соображениям национальной безопасности. Эта статья никогда ранее не рассматривалась в рамках урегулирования споров — были единичные примеры применения, но не было общего толкования. Все разночтения решались посредством политических консультаций. Теперь же получено разъяснение группы арбитров, как применяется эта статья, каким должно быть обоснование такого применения. И этот инструментарий будет использоваться во всех дальнейших спорах. И первый кейс, в котором он повлияет на решение группы арбитров, — дело ЕС против США в части введения пошлины в отношении металлопродукции. Это решение будет явно не в пользу США.

— Как вы оцениваете первые шаги нового украинского правительства в сфере международной торговли?

— Пока что слишком рано делать какие-то выводы. Можем говорить, какие инициативы появились и начали обсуждаться. Правительство имеет намерение пересмотреть условия соглашения с ЕС — Украина попытается начать переговоры о расширении тарифных квот. Правительство заявило о планах по реальному вступлению в ЕС. Евросоюз достаточно бюрократичен, и принятие таких решений требует определенного времени. Украинскому правительству следует сосредоточить внимание на плане адаптации национального законодательства к требованиям ЕС — «домашнее задание» еще не выполнено. А от успешности такой адаптации будут в том числе зависеть и перспективы членства в ЕС. Поэтому очень хочется верить, что новое украинское правительство достигнет поставленных целей, о которых заявило.

Беседовал Алексей НАСАДЮК, «Юридическая практика»

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: