Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Фондовый рывок

Рубрика Акцент
«Мы хотим привлечь как можно больше юридических фирм для работы с проблемными активами» — Константин Ворушилин, директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов физических лиц
Константин ВОРУШИЛИН: «Конкретные кейсы будут распределяться среди предварительно аккредитованных юридических компаний»

Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) ныне является одним из ключевых генераторов работы для юристов. Ликвидация неплатежеспособных банков и работа с проблемными активами (их поиск, возврат и реализация), переданными Фонду в управление, сопряжена с большим количеством судебных разбирательств. Юристы при этом действуют как в интересах ФГВФЛ, так и в интересах его оппонентов. О специфике сотрудничества юрфирм с Фондом, а также о планах провести полную переаттестацию юрсоветников «Юридической практике» рассказал Константин Ворушилин, директор-распорядитель ФГВФЛ.

 

— Почему при всем разнообразии вариантов выведения неплатежеспособных банков с рынка в абсолютном большинстве случаев приняты решения об их ликвидации?

— Основная причина — печальное состояние, в котором банки к нам попадают. Сегодня не приходится говорить о том, что неплатежеспособные банки представляют значительный интерес для потенциальных акционеров. Инвесторов интересуют обширная сеть отделений и хорошие активы… Иногда банк хотят купить давние партнеры и/или клиенты банка. Важно помнить, что всех инвесторов оценивает НБУ. И мало кто соответствует их требованиям к собственникам банков. Так что окончательное слово в вопросе продажи банка не за нами, а за НБУ. Даже когда мы создаем переходный банк (сегодня уже реализованы два проекта), разрешение на это дает НБУ. Наверное, это справедливо, ведь банк возвращается в рынок, и НБУ с ним дальше предстоит работать.

У нас есть успешный опыт продажи Астра Банка и не совсем удачный — Укргазпромбанка. Во втором случае арабские инвесторы, к глубокому сожалению, отказались от проекта. Ментальность наших людей, клиентов этого банка, привела к тому, что инвесторы предпочли потерять здесь 40 млн, чем работать на таком рынке.

Были у нас и случаи передачи пассивов и активов неплатежеспособных банков — тоже два проекта, достаточно мелкие. Практику мы наработали, определенный экономический эффект на то время был, но если смотреть глобально, то это несущественно.

 

— То есть у Фонда остается по сути единственный вариант — самостоятельно реализовать активы?

— Так и есть. Причем с этим также возникает множество проблем. В нашей стране, если банк объявляется неплатежеспособным, у заемщика возникает желание прекратить обслуживание кредита. Люди почему-то считают, что при ликвидации банка их долги будут прощены, хотя это абсолютно не так.

Дело переходит в судебную плоскость, и очень важно, у кого больше аргументов. К нашему сожалению, нередки ситуации, когда персонал неплатежеспособного банка, люди, принимавшие решение о выдаче кредита, заключавшие договоры, хорошо знающие все слабые стороны, переходят на сторону клиента и борются против Фонда, а если смотреть шире — то и против государства и всех налогоплательщиков, ведь мы сегодня вынуждены занимать у государства большие деньги.

 

— О каких суммах идет речь?

— В управлении Фонда находятся активы балансовой стоимостью 450 млрд грн. Но к этой цифре надо относиться достаточно философски, ведь в этой сумме почти 100 млрд — это переоценка. К примеру, человек взял в кредит 1 млн долл. по курсу 8 грн/долл. (а в отдельных случаях и 5 грн/долл.). Сегодня это уже 25 млн грн. А в залог были переданы, к примеру, несколько квартир, стоимость которых за эти годы существенно снизилась. Попробуйте при этом вернуть именно 25 млн грн.

Так что формально мы показываем большую валюту баланса, реально же она несколько меньше, а ее содержание несколько хуже. Кроме того, необходимо отметить, что где-то треть активов, как правило, самые лучшие, находятся в залоге НБУ.

 

— Как вы в целом оцениваете качество активов, с которыми приходится работать?

— Банк на банк не похож. Есть банки, в которых мы выплачиваем седьмой и восьмой очередям кредиторов. В основном это небольшие — Праймбанк, Гринбанк, УББ… Это те банки, в которых не было вывода активов. С другой стороны, есть такие, как Укрпрофбанк, где за два дня до введения временной администрации было продано с баланса все, включая столы и стулья. Причем странным образом самые лучшие активы оказались у факторинговых компаний, аффилированных с фактическими собственниками и менеджментом этого банка, уверяющими ныне, что не имеют к банку никакого отношения. Вкладчикам этого банка мы выплатили свыше 700 млн грн. Понятно, что мы работаем над тем, чтобы вернуть выведенные активы.

 

— Какие шаги для этого необходимо предпринять?

— Уже на стадии временной администрации принимаются меры по обеспечению сохранности активов банков. Сначала проверяются все договоры, заключенные за год до введения в банк временной администрации. Речь, собственно, идет о том, что эти договоры могли заключаться как раз для того, чтобы выводить из банка активы. Вариантов множество — взаимозачеты, переуступка права требования и т.д. Если говорить о пассивах банка — это дробление депозитов и, как следствие, увеличение нагрузки на ФГВФЛ. Закон дает нам право признавать подобные договоры ничтожными. Противная сторона, как правило, обжалует такие решения уполномоченных лиц Фонда в судебном порядке. В производстве нашего юрдепартамента около 7 тыс. дел, из которых половина касается дробления банковских вкладов. И они занимают много времени и ресурсов.

 

— К сопровождению этой категории дел вы привлекаете внешних юридических советников?

— В привлечении внешних юристов ключевой вопрос — финансирование их услуги. У нас нет средств на почасовую оплату, и речь, как правило, идет о работе на условиях гонорара успеха, что возможно в конкретных кейсах по возврату активов. Так что дела о дроблении депозитов сопровождают уполномоченные лица Фонда и наши штатные юристы.

Сейчас с юрфирмами мы работаем следующим образом: предлагаем выплату вознаграждения после успешного завершения дела. То есть не просто после возврата актива на баланс, но и после его фактической продажи. Есть примеры, когда юрфирмы добивались возврата активов, за которые впоследствии было выручено больше, чем планировалось. Соответственно, и вознаграждение юристы получили большее.

 

— Это единичные примеры или обычная практика?

— Обычная практика, к сожалению, другая. Мы столкнулись с тем, что из более чем 160 аккредитованных Фондом юридических компаний реально работают не больше десяти. К тому же некоторые из них де-факто действуют в интересах наших оппонентов. Поэтому мы заинтересованы в притоке свежей крови и намереваемся провести переаккредитацию всех наших юридических советников. В рамках этого процесса хотим привлечь к сотрудничеству и международные юрфирмы. Более того, сейчас мы готовы привлекать к сотрудничеству и западные компании, специализирующиеся на поиске и возврате активов за рубежом. Они, в принципе, согласны работать и на Украине. Распространенной практикой является финансирование процесса розыска активов третьей стороной, которая в случае успеха возмещает свои расходы с определенным мультипликатором. Для нас эта модель представляется довольно привлекательной.

 

— Расскажите, пожалуйста, о грядущей переаккредитации юридических советников.

— Несмотря на большое количество аккредитованных юридических компаний, нельзя сказать, что вопрос их привлечения был решен системно. Сейчас мы хотим поменять нашу стратегию. Ввиду большого количества дел, сопровождать которые силами юристов Фонда и банков абсолютно нереально, мы хотим привлечь как можно больше юридических компаний для работы с проблемными активами. Переаккредитация будет проводиться по трем направлениям. Первое — это по сути коллекторская работа: в связи с отсутствием законодательного закрепления этого термина на Украине мы говорим об услугах юридических компаний, но используем критерии, разработанные на основе рекомендаций Ассоциации участников коллекторского бизнеса Украины. Второе и третье направления — возврат задолженности по кредитным делам на Украине и за рубежом соответственно. Юрфирмы могут подавать документы как по одному, так и по всем трем направлениям одновременно.

Что касается иностранных юрисдикций, то мы намерены начать работу с акционерами и собственниками банков, то есть найти их активы за границей и попробовать вернуть средства, которые они когда-то вывели из банков.

 

— То есть «фокус-группой» переаккредитации будут даже не иностранные юрфирмы, а специализированные компании, занимающиеся поиском активов?

— Исходя из озвученной нам практики, руководство проектом осуществляет как раз юридическая компания, привлекающая в консорциум детективов и других специалистов.

 

— Как будет организована процедура отбора? Какие критерии будут применяться?

— Мы предполагаем двухэтапный отбор. Что касается судебных процессов, то конкретные кейсы будут распределяться среди предварительно аккредитованных юркомпаний. На первом этапе основными критериями отбора станут опыт сопровождения аналогичных проектов и отсутствие конфликта интересов. Далее юрфирмы получат возможность ознакомиться с объектом и подать предложения по стратегии разрешения конфликта. Среди юрфирм, предложивших приемлемые стратегии, будет проведен отбор по ценовому параметру, и только после этого подписан договор.

Коллекторская работа будет вестись системно. Для коллекторов установят единый тариф во избежание конкуренции в цене. Но мы ежеквартально будем контролировать эффективность работы.

 

— Какой позиции вы придерживаетесь в вопросе конфликта интересов?

— Это вопрос, которому мы будем уделять пристальное внимание. На первом этапе (аккредитации) данный фактор не может учитываться, поскольку нет конкретного дела. Но при определении юрсоветника по конкретному проекту мы, безусловно, будем изучать, не обслуживала ли юрфирма банк и связанных с ним лиц.

 

— Усматриваете ли вы конфликт интересов, если юрфирма ранее представляла интересы оппонента Фонда в судебном процессе?

— Мы обсуждали этот вопрос. Ситуация очень сложная, поскольку ввиду большого количества судебных процессов (только по банку «Дельта» их 65 тыс.) очень многие юркомпании приняли участие в делах против Фонда. И мы пришли к мнению, что если юрфирма надлежащим образом исполняла свои обязанности и дело уже завершилось (независимо от результата), то основания для конфликта интересов отсутствуют. Другой вопрос — дела, работа над которыми продолжается.

На этапе аккредитации мы будем требовать от юрфирмы предоставление гарантии об отсутствии у нее конфликта интересов и обязательство незамедлительного информирования в случае его возникновения.

 

— Какие минимальные требования предъявляются к вашим потенциальным юрсоветникам?

— Предусмотрены четыре критерия: релевантный опыт работы, легальность, прозрачность и финансовая состоятельность юрфирмы, наличие материально-технической базы и персонала (для юрлиц). Мы опрашивали юрфирмы и профессиональные ассоциации касательно критериев отбора и, к примеру, относительно количества юристов получили следующий ответ: необходимое минимальное количество юристов в фирме — от пяти до 20. Думаю, в этих рамках определится какое-то среднее значение. Причем это должны будут быть адвокаты, ведь на Украине вводится монополия на судебное представительство. А для сопровождения международных проектов обязательный критерий — наличие образования, достаточного для сопровождения дела в соответствующей юрисдикции. Для изучения опыта юрфирмы будем требовать примеры судебных решений, вынесенных в пользу их клиентов.

 

— Сколько юридических фирм вы планируете аккредитовать?

— Ограничений нет. Аккредитованы будут все юрфирмы, соответствующие критериям и изъявившие желание с нами сотрудничать. Работы очень много, и ее хватит на всех. Для примера: сейчас мы ведем более 100 тыс. судебных дел.

 

— Какая юрфирма точно не сможет стать вашим юрсоветником?

— «Черного списка» у нас нет. Но вы правы в том смысле, что в положении об аккредитации предусмотрена возможность дисквалификации, если мы увидим, что юрфирма действует не в наших интересах.

 

— В чем преимущество в сотрудничестве юрфирмы с Фондом, а не с вашими оппонентами?

— С точки зрения бизнеса, наверное, с нашими оппонентами сотрудничать эффективнее: у людей, которые вывели активы, что-то да есть. Но работая на той стороне, не наработаешь соответствующей репутации, присущей юрсоветнику лица публичного права, которым является Фонд гарантирования вкладов физических лиц. В перспективе это даст юрфирмам возможность участвовать в проектах любого уровня сложности. Возможно, поэтому достаточно большое количество юрфирм стремится с нами работать.

 

— На Украине создается институт частных исполнителей. Планируете ли вы привлекать их к сотрудничеству?

— Это будет очень интересно. Исполнение судебных решений, как известно, — большая проблема. С кредиторами банка мы должны рассчитаться не судебными решениями, а деньгами. Сегодня в ГИС зависло огромное количество незавершенных производств. Кроме того, деятельность госисполнителей необходимо контролировать. Мы сталкивались со случаями злоупотреблений и продажи имущества по цене, заниженной в десятки раз. Появление частных исполнителей встряхнет рынок и заставит в том числе и ГИС работать более эффективно.

 

(Беседовал Алексей НАСАДЮК,

«Юридическая практика»)

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Содержание

VOX POPULI

Самое важное

Жаркие будни

Акцент

Фондовый рывок

Государство и юристы

Экспертное со-мнение

Хождение по звукам

Документы и аналитика

Найти признание

Неделя права

Новости из-за рубежа

В США назвали лучшие юридические фирмы

Неделя права

Знаковая победа

Рекомендательный отказ

Гаагский суд

Новости законотворчества

НБУ может снизить предельную сумму расчетов наличными

Предлагается почтить память жертв геноцида, совершенного Польским государством

Зарегистрирован очередной законопроект о страховой медицине

Новости из зала суда

Судебная практика

Суд передал дело об использовании песни Hallelujah на новое рассмотрение

ВАСУ отменил представление об увольнении судьи Л. Калиниченко

Новости юридических фирм

Частная практика

МЮФ Integrites защитила интересы Atlas Copco в налоговом споре

Aequo и «Василь Кисиль и Партнеры» — юрсоветники в сделке по приобретению Viasat Ukraine у Modern Times Group

ЮФ AVELLUM консультировала компанию Allergan Inc.

ЮФ Trusted Advisors представила интересы Ильичевского зернового порта в МКАС при ТПП Украины

ЮК FCLEX отстояла право клиента на поставку масел для ПАО «Укрзализныця»

АО AVER LEX защитило интересы УМВБ

ЮФ Sayenko Kharenko представила интересы украинского производителя прутков в антидемпинговом расследовании

МЮФ Dentons усиливает украинскую практику в сфере налогов, международной торговли и IT

МЮФ Eterna Law объявила об усилении практики разрешения споров

ЮФ Asters выступила консультантом МФК по финансированию холдинга «Астарта»

Отрасли практики

Вещный двигатель

Второй акт

ПИН-ход

Рабочий график

Реформа банкротства

КАЛЕНДАРЬ

Репортаж

В десятку

Решения недели

Судебная практика

Право на упрощение

Юробразованию — нет

«Сардины» в знаке

Самое важное

Три к одному

Защитная реакция

Новые вакансии

Судебная практика

Солидарное взыскание

На пять с полюсом

Игра на погашение

Высшая тематика

Судебная практика

Судебные решения

О применении принципа соразмерности при решении вопроса взыскания компенсации за задержку расчета

Отсутствие регистрации права собственности не приводит к лишению лица прав пользования и владения имуществом

Судебная практика

О третейском суде

Тема номера

Норма и содержание

Покрыто браком

Теорема фермы

Детский пат

Режим похищения

Развал схождения

Частная практика

Стаж порядка

Другие новости

Slider

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: