Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №40 (562) » Факты vs. оценочные суждения

Факты vs. оценочные суждения

Анализ решения Верховного Суда Украины по оценочным суждениям от 28 мая 2008 года о защите чести, достоинства, деловой репутации и возмещении морального вреда

Как известно, если высказывания журналиста являются оценочным суждением некоторых фактов и действий, они не являются сведениями, которые могут быть опровергнуты в порядке, предусмотренном статьей 277 Гражданского кодекса Украины (ГК).

В соответствии со статьей 471 Закона Украины «Об информации» никто не может быть привлечен к ответственности за высказывание оценочных суждений. Оценочными суждениями, за исключением оскорбления или клеветы, являются высказывания, которые не содержат фактических данных, в частности, критика, оценка действий, а также высказывания, которые не могут быть истолкованы как содержащие фактические данные, учитывая характер использования языковых средств, в частности, употребление гипербол, аллегорий, сатиры. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости.

Но обратимся к фабуле анализируемого дела. В местной газете опубликована статья. По мнению истца, о котором в ней писалось, статья в целом и заголовок в частности носят обидный характер, унижают его честь, достоинство и деловую репутацию как должностного лица (судьи).

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что статья и ее заголовок носят обидный для истца характер и являются отрицательной информацией, унижают честь, достоинство и деловую репутацию истца как судьи суда. В указанной публикации имело место необъективное и искаженное освещение обстоятельств рассмотрения истцом уголовного дела, чем истцу причинены моральные страдания, подлежащие возмещению.

Коллегия судей апелляционного суда, изменяя решение, сочла исковые требования истца частично безосновательными. Как было установлено ВСУ, в исковом заявлении анализируемого дела не указан способ восстановления нарушенного права, предусмот­ренного статьей 277 ГК: в нем не указано, какая информация является недостоверной и не сказано о ее опровержении, праве на ответ. В нем указано лишь об искажении журналистом фактов. Тем не менее судам надо было отличить оценочные суждения от фактов и факты от оценочных суждений.

Так, в решении Европейского суда по правам человека от 29 марта 2005 года (заявление № 72713/01) по делу «Украинская Пресс-Группа против Украины» указано: «41. В своей практике суд различает факты и оценочные суждения. Если существование фактов может быть подтверждено, правдивость оценочных суждений является невыполнимой и нарушает свободу высказывания мнения, являющуюся фундаментальной частью права, охраняемой статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод (ратифицирована Законом Украины № 475/ 97-ВР от 11 июля 1997 года, решение по делу «Lingens v. Austria», стр. 28 § 46). 42. Однако, даже если высказывание является оценочным суждением, пропорциональность вмешательства должна зависеть от того, существует ли достаточный фактический базис для оспариваемого высказывания. В зависимости от обстоятельств конкретного дела высказывание, которое является оценочным суждением, может быть преувеличенным при отсутствии любой фактической почвы».

Тем не менее, несмотря на положение статьи 471 Закона Украины «Об информации», статьи 10 указанной Конвенции, судебную практику Европейского суда по правам человека, оценочные суждения признаны судами недостоверными, что противоречит этим нормам права.

Судами также не учтено, что статья 25 Закона Украины «О печатных средствах массовой информации (прессе) на Украине» содержит предостережение: журналист является творческим работником, который профессионально собирает, получает, создает и занимается подготовкой информации для печати, а потому имеет право свободно пользоваться и выбирать в своих публикациях различные речевые обороты, употреблять гиперболы, аллегорию, сатиру.

Суды также не учли использование журналистом в спорной статье выражения «видимо», которое указывает на высказывание им своего предположения, а не утверждения о любых фактических данных.

Кроме того, при решении дел о защите ­чести и достоинства при участии должностных лиц судам также следовало учесть положение абзаца 6 пункта 3 решения Конституционного Суда Украины по делу № 8рп/2003 от 10 апреля 2003 года о распространении сведений и особенностях реализации права граждан на свободу выражения взглядов и критику относительно действий (бездеятельности) должностных и служебных лиц. Границы допустимой информации относительно должностных и служебных лиц могут быть более широкими по сравнению с границами такой информации относительно обычных граждан. Поэтому должностные или служебные лица, действующие без правовых оснований, должны быть готовы к критической реакции со стороны общества.

Поскольку журналист в указанной статье не распространял относительно истца недостоверную информацию, унижающую его честь, достоинство и деловую репутацию, а реализовал свое право журналиста свободно использовать и выбирать в своих публикациях различные речевые обороты, употреблять гиперболы, аллегорию, сатиру и т.п. Он высказал оценочное суждение действий судьи при рассмотрении уголовного дела, которое нельзя считать распространением недостоверной информации. Поэтому у судов не было оснований для удовлетворения иска.

Общеизвестным является факт, что Конвенция о защите прав человека и основоположных свобод 1950 года (Конвенция), в соответствии со статьей 9 Конституции Ук­раины, является частью национального законодательства нашего государства. Таким образом, с момента ее ратификации (17 июля 1997 года) национальное украинское законодательство пополнилось нормой, регламентирующей (и гарантирующей) право на свободу выражения взглядов.

Вместе с тем в Законе о ратификации Конвенции от 17 июля 1997 года указано, что «Украина полностью признает на своей территории действие (…) статьи 46 Конвенции относительно признания обязательной и без заключения специального соглашения юрисдикции Европейского суда по правам человека во всех вопросах, касающихся толкования и применения Конвенции».

Не следует, наверное, объяснять, что официальный украиноязычный перевод названия Конвенции не совсем согласуется с оригинальным, в частности, англоязычным текстом. Правильным считается название: Конвенция о защите прав человека и основоположных свобод. Европейский суд еще в 1986 году постановил хрестоматийное на сегодня решение, которое уже упоминалось выше, в деле «Петера Михаеля Лингенса против Австрии», указав, что «по мнению Суда, следует внимательно различать факты и оценочные суждения. Наличие фактов можно доказать, а правдивость оценочных суждений нельзя…» (Полуденный Н. Право на высказывание оценочных суждений сквозь призму защиты репутации // Юридический журнал. — 2003. — № 10).

Хотелось бы сделать акцент в данной статье еще на одном аспекте, который также затрагивали ВСУ и апелляционный суд в анализируемом деле. Это языковые средства. Термин «языковые средства» не имеет законо­дательного определения. А учитывая то, что в статье 471 приводятся такие примеры языковых средств, как гипербола, аллегория, сатира, можно сделать вывод, что «языковые средства» идентичны средствам художественной литературы. Использование языковых (литературных) средств в любом оценочном суждении не может быть обязательным, противоположный подход кажется бессмысленным и неоправданным вмешательством в свободу выражения взглядов. Кроме того, поскольку из определения оценочных суждений не совсем понятен критерий отнесения средств к «языковым», невозможно установить четкий перечень «языковых средств», кроме гиперболы, аллегории и сатиры.

Во-вторых, анализ практики Европей­ского суда по правам человека свидетельствует, что Суд не рассматривает вопрос употребления в высказываниях каких-то языковых средств при решении вопроса об отнесении или неотнесении обжалуемых высказываний к оценочным суждениям. В качестве примера можно привести дело «Джерусалем против Австрии» («Jerusalem vs. Austria»). Заявительница по делу прямо назвала одну из организаций тоталитарной сектой, не используя при этом каких-то «языковых» средств: «…секты IPM не было в Австрии на протяжении длительного времени. Однако в течение нескольких лет — в Швейцарии она называется VPM — она приобрела влияние на политику Австрийской народной партии вследствие обращения и употребления наркотиков».

Национальный австрийский суд признал такое ее утверждение подачей фактов и запретил ей в дальнейшем повторять это утверждение. В решении по этому делу от 27 февраля 2001 года Европейский суд указал: «Суд считает, что вопреки мнению австрийских судов, обжалуемые заявления в этом деле… должны рассматриваться как оценочное суждение, а не утверждение факта…» (пункт 44 решения).

Применение оборота «а также высказывания, которые не могут быть истолкованы как содержащие фактические данные» в определении оценочных суждений, в частности фразы «а также высказывания», позволяет толковать определение оценочных суждений через отнесение к оценочным двух категорий высказываний, которые: 1) не содержат фактических данных; 2) не могут быть истолкованы как содержащие фактические данные. Учитывая построение предложения определения, такое толкование вполне логично. Впрочем, данное разделение оценочных суждений на две категории будет нецелесообразным, поскольку каждое высказывание, которое нельзя истолковать как содержащее фактические данные, воспринимается как не содержащее фактических данных. Таким образом, первая категория поглощает вторую, и необходимость выделять вторую категорию отсутствует. Все изложенное выше дает основания говорить, что последняя часть определения термина «оценочные суждения» является лишней (Головенко Р. Лишние элементы в законодательном определении оценочных суждений. — Институт массовой информации, 2007).

Таким образом, правильность мнения или оценки того или иного лица может быть предметом мнения, оценки других лиц, но не предметом полномочий судебной власти. Они могут оспариваться в порядке полемики, в том числе и в печатном средстве, по радио или в телепередаче или другим адекватным способом. Вместе с тем судьи должны обеспечивать справедливое равновесие при применении конституционных прав на защиту достоинства и чести с одной стороны, и свободы слова с другой.

Пленум Верховного Суда Украины в разъяснениях по этой категории дел вообще не предоставил критерия четкого размежевания информации о фактах и оценочных суждениях, последствиях их распространения. К попыткам сделать это, чтобы как-то стабилизировать судебную практику, можно от­нес­ти постановление Пленума Верховного Суда Украины «О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Верховного Суда от 31 марта 1995 года «О судебной практике в делах о возмещении морального (неимущественного) вреда» от 25 мая 2001 года, где речь идет о том, что критическая оценка определенных фактов и недостатков, мнения и суждения, критические рецензии произведений не могут быть основанием для удовлетворения требований о возмещении мораль­ного (неимущественного) вреда.

Указанное разъяснение, конечно, помогло судебной практике при рассмотрении дел, особенно по искам против СМИ. Однако определение того, что именно следуетпонимать под мнением, суждением, утверждением о фактах, к какому стилю информации их отнести и как их разграничить, было достаточно проблематичным. При этом следует признать, что профессиональные СМИ умело используют при распространении сведений разнообразные телевизионные и другие способы, как-то: намеки, подтексты, ассоциации, двоякий смысл, иронию, парафразы, гиперболы, сатиру и т.п. Судебная практика шарахалась из стороны в сторону, количество решений судов, которыми была недовольна общественность с помощью PR-компаний СМИ, увеличивалась. СМИ постоянно делали ударение на притеснении свободы слова и свободного выражения взглядов, на неумении (или нежелании) судей верно разграничивать информацию, в которой речь идет о фактах или выражении своих взглядов (оценочных суждений), особенно при распространении информации, которая имеет общественный интерес или касается публичных лиц, известных политиков (судья Апелляционного суда Харьковской области Луспеник Д. Размежевание оценочных суждений и утверждений о фактах при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации (http://www.lawbook.by.ru/magaz/pravoukr/0312/12.shtml)).

В завершение хотелось бы отметить, что когда журналист пишет статью о каком-то важном общественно-политическом событии, публичном лице, он должен прежде всего руководствоваться журналистской этикой, действующим законодательством Украины. Данное решение ВСУ станет прецедентом, на который можно ссылаться в судебных инстанциях всех звеньев как на пример применения судом действующего законодательства в деле по оценочным суждениям. Что в свою очередь даст толчок для решения аналогичных дел и развития юридической науки в данной области информационного права.

КОТАШЕВСКАЯ Татьяна — юрисконсульт, г. Харьков

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Государственная практика

По сколько судей собираться будем?

Нормальные условия — не роскошь

Деловая практика

С биржевым контрактом – к нотариусу удостоверять!

Законодательная практика

Новые законопроекты

Ежовые финансовые рукавицы

Иностранности

Египетский суд приговорил к тюремному заключению осла

Запрет на ношение спадающих штанов в США признан неконституционным

Жителям Нью-Йорка запретили прыгать с небоскребов

Семья в США подает в суд на местные власти из-за погибших кустов конопли

Комментарии и аналитика

Право суперфиция: теоретические вопросы и проблемы практического применения

Факты vs. оценочные суждения

Арендаторам земли — Указ не указ

Еще раз о вопросах обхода моратория

Неделя права

Права не лишены

Споры о кандидатах продолжаются

60 лет — Анатолию Осетинскому!

Бдим чистоту рядов судей?

Главное — без фальстарта

Новости делового мира

Внеплановые проверки разрешительных органов

Дотации для работодателя

О мерах финансового мониторинга

О проспекте эмиссии акций фонда

Новости законотворчества

Незаконный захват предприятий теперь наказуем

Установлены новые критерии для малых и крупных предприятий

Вскоре субъектов финансового мониторинга может стать больше

Новости из зала суда

Прекращено производство по делу Г. Кернеса

Суд вернул помещения в собственность КНУ им. Т. Шевченко

Суд удовлетворил иск Д. Жвании к ГПУ

Аэропорт «Борисполь» и компания «Аэросвит» продолжают судебные распри

Новости из-за рубежа

Суд отклонил иск Warner Bros. к создателям «Хари Путтара»

Фотограф оштрафован за снимки принцессы Дианы

Компания — посредник между владельцами авторских прав и их нарушителями

Новости профессии

CCBE организовал обсуждение проекта Закона Украины «Об адвокатуре»

Открыт Черкасский окружной админсуд

Готовится концепция юридического образования

Согласована кандидатура на должность первого зампреда ГСА

Безопасность работников суда нужно повышать

Новости юридических фирм

МЮФ Salans консультирует Международную финансовую корпорацию

ЮФ «Саенко Харенко» — советник банков в отношении консорциумного кредита ООО «Надра Банк»

Юристы АО «ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» — участники международной конференции по иностранным инвестициям в недвижимость в Европе

Новости юридического мира

Слияние Hughes Hubbard & Reed с Luskin, Stern & Eisler

DLA Piper отправляет своих сотрудников в Дубаи

Реестр событий

Штрафами по «разгильдяйству»

Регламентный гибрид парламента

Предел един для всех

Служебная лестница

Назначения

Слушается в суде

Судебная палата по хозяйственным делам Верховного Суда Украины рассмотрит следующие дела

Судебная практика

Будьте так любезны достроить

Судебные дела недели

Агротехническая корпорация «Украгроком» отстояла интересы в суде

Львовский городской совет проиграл дело

Судебные решения

О распределении требований кредиторов по очередям удовлетворения требований

Об основаниях отказа в возбуждении дела о банкротстве

Тема номера

Банкротство отсутствующего должника

Трибуна

Поспешность при оценке КХС не нужна

Частная практика

Услуги «невидимки» со скидкой

Кадровый лоббист юрфирмы

Первый шаг к «малой реформе»

Юридический форум

Творчество и экспертизы — совместимы!

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: