Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Дольше некуда

Чем дольше тянуть с завершением судебной реформы, тем более высокую цену заплатит за это власть и экономика страны, а в итоге – и каждый украинец, считает Андрей Савчук, партнер адвокатского объединения MORIS
Андрей САВЧУК: «Среди факторов, способствующих оттоку инвестиций из Украины, недоверие к судебной системе — на первом месте»

­О необходимости изменений в судебной ветви власти никто уже не спорит. Скорее речь идет о том, что, как и когда нужно сделать, чтобы вывести судебную систему из того тупика, в котором она оказалась после пяти лет реформирования. О том, как создать в стране настоящее правосудие, мы поговорили с Андреем Савчуком, руководителем судебной практики и партнером АО MORIS.

 

— Почему после масштабных преобразований в судебной ветви власти, состоявшихся в 2016 году, вновь поднимается вопрос судебной реформы?

— Иностранные инвесторы (отличный маркер) считают, что привлекательность нашей страны падает. Среди названных ими факторов, почему так происходит, — на первом месте недоверие к судебной системе, на втором месте — коррупция. Кстати, война с Россией — на 8 месте. О проблеме в судах сегодня говорят уже историки — по словам Ярослава Грицака, то, что сейчас творится в судах, меняет траекторию страны. Извините, но когда историки (люди, которые в силу профессии меряют веками) и люди, которые вкладывают свои деньги в страну, бьют тревогу — это не тревожный звоночек, это уже катастрофа.

К сожалению, сегодня само понятие «судебная реформа» вызывает скорее отвращение, чем позитивное ощущение. От представителей власти слышим, что, оказывается, слово «реформа» сегодня скомпрометировано, поэтому надо употреблять какое-то другое, например «усовершенствование». Странная позиция, разве от слова все зависит? Скомпрометирован процесс судебной реформы, само же слово, наоборот, очень точное. Здесь не его надо менять, а реформу осуществить! Потому что какое бы новое слово мы не подбирали, мы и его скомпрометируем, если ничего не будем делать. Кстати, в конце декабря Президент Украины вновь заявил, что в 2021 году будет проведена масштабная судебная реформа.

Давайте зададим один простой вопрос: почему необходима такая реформа? И дадим простой ответ: потому что судебная система не способна сама очищаться.

Так называемые пленки Вовка, пленки Тупицкого, масса случаев коррупции, позорного поведения судей — этот перечень можно продолжать. А судебная система или молчит, или говорит о вмешательстве в независимость. Я понимаю, что одиозны не все судьи, скорее, единицы. Но эти единицы уничтожают как репутацию своих добропорядочных коллег, так и доверие к суду в целом. Я уверен: если бы была адекватная реакция на позорные случаи внутри системы, не было бы необходимости в реформе. А так из-за сотни-двух недостойных судей страдают все.

На IX ежегодном судебном форуме, который прошел недавно, я отметил, что последние шесть лет судебная реформа — это тема № 1 на судебных форумах «ЮП» и Ассоциации юристов Украины.

Если сравнить нашу реформу с проектом Илона Маска, которые, кстати, стартовали одновременно, то мы увидим, что Маск за это время сконструирует космический корабль, отправит людей в Космос, вернет их обратно и введет регулярные космические полеты. А мы все еще будем говорить о судебной реформе, ведь у нас нет ни конечного результата, ни хотя бы четкого ее видения.

— Почему так?

— Подконтрольный суд в арсенале власти — очень нужный рычаг. Поэтому власть никогда не имела твердой политической воли его реформировать. А для того чтобы была такая воля, в первую очередь нужны соответствующие ценности и принципы, которых я пока не вижу.

Каждую власть, по сути, надо заставлять осуществлять указанную реформу. Эту миссию на себя взяли западные международные партнеры Украины и общественные организации.

Если проанализировать последние шесть лет судебных реформ, можно условно выделить реформу 2016 года Президента Украины Петра Порошенко и реформу 2019 года Президента Украины Владимира Зеленского.

Судебная реформа 2016 года подавала надежды, однако так и не закончилась. Конституционный Суд Украины 18 февраля 2020 года сделал свой «косметический ремонт», позаботившись о судьбе судей старого Верховного Суда Украины и благосостоянии всех судей в отставке.

Реформа 2019 года Президента Украины Владимира Зеленского, опять же после решения Конституционного Суда Украины от 11 марта 2020 года, скорее похожа на руины, чем на целостный концепт. И вот здесь очень хорошо прослеживается либо отсутствие настоящей политической воли провести реформу, либо недостаток компетенции у ее авторов.

 

— В чем это проявляется?

— Судите сами: в октябре 2019 года Президент Украины рубит с плеча и законом распускает Высшую квалификационную комиссию судей Украины (ВККС), реформирует Высший совет правосудия (ВСП), уменьшает количество судей Верховного Суда, что фактически означает необходимость проведения для них нового конкурса. Обратите внимание, что специально созданная Президентом Комиссия по вопросам правовой реформы вообще не работала над этим законом. Кто автор этих идей, непонятно.

Уже через два месяца имеем критическое заключение Европейской комиссии «За демократию через право» (Венецианская комиссия) по президентскому закону. Почему, прежде чем вносить изменения в такие деликатные вопросы, не подождать заключения Венецианской комиссии? Вполне естественно, что в марте этого года Конституционный Суд Украины не оставляет камня на камне от судебной реформы Владимира Зеленского.

Чтобы как-то исправить ситуацию, глава государства (опять без обращения в Венецианскую комиссию, без привлечения Комиссии по вопросам правовой реформы, без широкого обсуждения с профессиональным сообществом) подает в Верховную Раду Украины законопроект № 3711. Это же очевидно, что таким образом мы становимся на грабли, которые недавно уже больно ударили. Чуда не произошло, и через несколько месяцев мы снова имеем критическое заключение Венецианской комиссии. Тем не менее парламент пытается проголосовать за законопроект № 3711, и только стараниями отдельных народных депутатов Украины его отправляют на доработку для того, чтобы все же учесть заключения данной Комиссии.

 

— И каковы итоги такого реформирования?

— В итоге мы потеряли больше года и получили кадровый голод в судах из-за роспуска ВККС. О нашем международном имидже, в том числе в глазах Венецианской комиссии, молчу. Где логика в таких действиях или хотя бы элементарный прогноз возможных последствий?

Здесь возникает риторический вопрос: а как в таком положении могут работать судьи? Где гарантии их независимости? Это не шестилетняя реформа, это шестилетнее давление на судей. Поэтому сейчас у власти наилучшее время (а по сути, последняя возможность) продемонстрировать достаточную политическую волю, а у тех, кто работает над судебной реформой, — компетентность и профессионализм.

Здесь не лишним будет еще раз напомнить всем, кто проводит эту реформу: перед нами не стоит задача построить космический корабль, который никогда никто не строил, перед нами задача куда легче — реформировать суд. У нас все для этого есть: международный опыт, помощь Венецианской комиссии, международных партнеров, — надо просто взять и сделать!

 

— Какие неотложные шаги следует, по вашему мнению, предпринять?

— Необходимо безотлагательно параллельно создать два органа: новую ВККС с помощью конкурсной комиссии и авторитетных международников, которые формировали Высший антикоррупционный суд, и Комиссию по вопросам этики с международным участием, которая один раз оценит действующих и новых членов ВСП.

Я убежден: если мы в судебной системе сформируем таким образом два ключевых органа из профессиональных и честных людей, мы сделаем половину судебной реформы.

Давайте признаем, что существует серьезный кризис доверия к ВСП. Об этом уже прямо пишет даже Венецианская комиссия в своем заключении. Отрицать это бессмысленно.

То, что до сих пор у нас нет ВККС и есть кадровый голод в судах, — это ответственность в первую очередь ВСП.

Чтобы увидеть сущность ВСП, стоит сравнить заявления данного Совета и Пленума Верховного Суда относительно беспрецедентного скандала, который недавно возник из-за обнародованных Национальным антикоррупционным бюро Украины записей разговоров судей в кабинете председателя Окружного административного суда города Киева. Это два мировоззренчески разных заявления, и между ними пропасть.

 

— А как вы относитесь к идее общественного контроля судебной власти?

— Мне не нравится слово «контроль», оно здесь неуместно. Я бы говорил о помощи общественности в проведении судебной реформы. Без общественности, международников и предоставления им реальных рычагов мы эту реформу никогда не осуществим и доверие к суду не построим. Мы имеем наш собственный опыт — это создание Высшего антикоррупционного суда и Верховного Суда. Без участия международников и общественности мы бы не достигли такого качества этих судов, которое сейчас имеем.

Знаете, если бы в Украине сейчас ликвидировали Высший антикоррупционный суд и Окружной административный суд города Киева, я думаю, в обоих случаях народ выйдет под эти суды, но в первом случае, чтобы не дать ликвидировать, а во втором — чтобы помочь.

Привлечение общественности к судебной реформе — нормальная практика, и ничего недопустимого здесь нет. Данный подход исповедуют Венецианская комиссия, Европейская сеть советов юстиции, международная практика. Если судья честный и соблюдает профессиональную этику, он никогда не будет бояться участия общественности в таких процессах.

 

— Каковы ваши прогнозы на 2021 год?

— Судебная реформа таки будет проведена качественно. Вопрос цены, которую за время промедления заплатит власть и экономика, а в итоге — каждый украинец. Чем дольше, тем будет дороже. Время – деньги.

 

(Беседовал Олесь ЕВТЕЕВ, «Юридическая практика»)

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: