Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №36 (819) » Долевая кухня

Долевая кухня

В вопросе автоматического приобретения лицом права участия в обществе в результате наследования доли одного из участников судебная практика неоднозначна

Как быть в ситуации, когда физическое лицо, участник общества с ограниченной ответственностью, умирает, а его наследники выражают желание стать полноправными участниками такого общества, но само общество в лице остальных участников против такого развития событий. Чье желание в таком случае является определяющим?

Привели к единообразию

Стоит заметить, что долгое время судебная практика по данному вопросу оставалась неоднородной. Этому, в частности, способствовала и первоначальная редакция статьи 53 Закона Украины «О хозяйственных обществах» (Закон), часть 3 которой предусматривала, что при передаче доли (ее части) третьему лицу происходит одновременный переход к нему всех прав и обязанностей, принадлежавших участнику, который отступил ее полностью или частично. При желании такая формулировка позволяла сделать вывод, что с переходом к лицу, которое не является участником, права на долю в уставном капитале общества происходит переход к нему и права участия в таком обществе, а само лицо автоматически приобретает статус участника общества. Однако Законом № 997-V от 27 апреля 2007 года статья 53 была изложена в новой редакции, которая подобные выводы не допускала в принципе.

Казалось бы, Пленум Верховного Суда Украины (ВСУ) четко и однозначно разъяснил данный вопрос: сначала в пункте 9 постановления «О судебной практике по делам о наследовании» от 30 мая 2008 года № 7 — решая спор о наследовании доли участника предпринимательского общества, необходимо учитывать, что это допускается статьями 130, 147, 166 Гражданского кодекса (ГК) Украины, статьями 55, 69 Закона Украины «О хозяйственных обществах» и не подпадает под запрет пункта 2 части 1 статьи 1219 ГК Украины. При этом наследуется не право, а право на долю в уставном (складочном) капитале. Затем ВСУ дал разъяснение в постановлении «О практике рассмотрения судами корпоративных споров» от 24 октября 2008 года № 13 — принятие решения о вступлении наследника (правопреемника) участника в общество с ограниченной ответственностью (общество с дополнительной ответственностью) относится к компетенции общего собрания участников общества (пункт 30).

Правовая позиция относительно того, что приобретение лицом доли одного из участников общества в порядке наследования не влечет автоматического приобретения им права участия в обществе, нашла свое дальнейшее отражение в определении ВСУ от 3 июня 2009 года, постановлениях Высшего хозяйственного суда Украины (ВХСУ) от 16 июня 2009 года (дело № 2/114-76 (03/62-76), 9 июня 2010 года (дело № 6/384), 21 сентября 2010 года (дело № 14/186), 24 марта 2011 года (дело № 6/76), определении и решении Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 14 декабря 2011 года и от 20 февраля 2013 года соответственно, а также в других судебных актах.

Таким образом, преимущество в этих противоположных интересах наследника участника и общества предоставлялось именно последнему в лице остальных участников. Логика законодателя в таком случае понятна — хозяйственные общества создаются путем объединения имущества участников с целью получения прибыли, где личное доверие занимает не последнее место, вместе с тем к наследнику участника такого доверия может и не быть, а потому исключительно другие участники вправе решать, допускать ли наследника к управлению обществом.

Вразрез с судебной практикой

Однако ВХСУ в постановлении от 18 декабря 2012 года по делу № 5004/879/12 пришел к выводам, которые идут вразрез с устоявшейся судебной практикой и, на мой взгляд, нивелируют суть корпоративных отношений.

Суд кассационной инстанции дал толкование части 5 статьи 147 ГК Украины, согласно которой доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью переходит к наследнику физического лица или правопреемнику юридического лица — участника общества, если уставом общества не предусмотрено, что такой переход допускается лишь с согласия остальных участников общества. По мнению суда, анализ указанной нормы свидетельствует о том, что она предусматривает право участников общества с ограниченной ответственностью предусмотреть в уставе общества необходимость получения согласия других участников общества на его вступление в общество. При этом судам необходимо учитывать, что такое согласие может быть выражено как единогласно принятым решением общего собрания участников о принятии наследника или правопреемника в состав участников общества, так и другим способом, подтверждающим волеизъявление каждого из участников общества. Если уставом переход доли в уставном капитале к наследникам или правопреемникам не ограничен необходимостью получения согласия других участников общества, доля участника общества переходит к его наследникам или правопреемникам на основании документов, удостоверяющих право на наследство или правопреемство.

Здесь следует отметить, что аналогичный вывод содержится и в пункте 3.2.4 рекомендаций президиума ВХСУ «О практике применения законодательства при рассмотрении дел, возникающих из корпоративных отношений» от 28 декабря 2007 года № 04-5/14.

Проверяя правильность разрешения спора по сути, кассационный суд указал, что поскольку наследственное имущество, на которое выдано свидетельство, состоит из доли в уставном капитале общества, принадлежащей умершему участнику, то физическое лицо — наследник приобрело право участника общества с долей в уставном капитале, равной той, которая принадлежала умершему участнику.

В постановлении ВХСУ от 27 марта 2013 года по делу № 5010/674/2012-К-25/15 расширил эти правовые выводы. Так, суд кассационной инстанции отметил, что анализ положений законодательства свидетельствует о том, что пункт 2 части 1 статьи 1219 ГК Украины устанавливает общее правило, а часть 5 статьи 147 ГК Украины формулирует исключение из него и предусматривает право участников общества с ограниченной ответственностью предусмотреть в уставе необходимость получения наследником участника согласия других участников общества на его вступление в общество. Если уставом общества не предусмотрено, что переход доли в уставном капитале к наследникам допускается только с согласия остальных участников общества, то переход права на долю в уставном капитале (ее части) влечет переход к наследнику прав, принадлежавших участнику-наследодателю, а значит, и право на участие в обществе. В таком случае переход доли в уставном капитале общества к наследнику физического лица осуществляется по факту смерти физического лица — участника общества, что подтверждается документом, удостоверяющим право на наследство, и не требует получения наследником согласия других участников на его вступление в общество.

По мнению ВХСУ, часть 5 статьи 147 ГК Украины расширила возможности наследования доли в уставном капитале общества, а потому предписания статьи 55 Закона, определяющие, что обязательным условием вступления наследника в состав участников общества является предоставление на это согласия обществом в лице его высшего органа управления — общего собрания участников, применяются в случае, если правопреемство произошло до вступления в силу ГК Украины.

Право на долю и право на участие

Логика ВХСУ, на первый взгляд, понятна. И описанные правовые выводы основываются ориентировочно на следующей формуле: право на участие в обществе определяется и обусловливается правом на долю в уставном капитале общества, следовательно, переход последнего автоматически предопределяет переход и первого. Однако такие выводы противоречат действующему законодательству.

Право участия в обществе — это личное неимущественное право и не может отдельно передаваться другому лицу (статья 100 ГК Украины). Такая правовая конструкция логично свидетельствует о том, что право участия в обществе как неимущественное право может передаваться только вместе с чем-то другим, например, с имущественным правом — правом на долю в уставном капитале общества. Однако действующее законодательство не содержит ни одной правовой нормы, которая бы прямо или косвенно указывала на то, что при переходе (в порядке наследования) права на долю в уставном капитале общества происходит переход и права на участие в обществе, или на то, что право на долю в уставном капитале общества не может существовать и реализовываться отдельно или самостоятельно от права на участие в обществе. Даже часть 5 статьи 147 ГК Украины, которая, по мнению ВХСУ, «устанавливает исключение из общего правила», оперирует исключительно понятием «доля в уставном капитале».

В состав наследства не входят личные неимущественные права и право на участие в обществах (статья 1219 ГК Украины). Законодатель в данной статье решил дополнительно подчеркнуть, что право на участие в обществах не наследуется.

Наследники участника имеют преимущественное право вступления в общество (часть 1 статьи 55 Закона). Наследники участника могут отказаться от вступления в общество, а последнее, в свою очередь, может отказать в принятии в него наследника (часть 2 статьи 55 Закона).

Предписания статьи 55 Закона не вступают в коллизию с нормами части 5 статьи 147 ГК Украины. Об этом косвенно свидетельствует и тот факт, что, принимая ГК Украины, законодатель не вносил соответствующих изменений в статью 55 Закона, следовательно, считал и исходил из того, что никаких противоречий в этом случае не возникает. Или же законодатель просто «забыл» о такой несогласованности правовых норм, что кажется маловероятным и неприемлемым.

Право на долю в уставном капитале общества как неимущественное право и право на участие в обществе как имущественное право — это составляющие корпоративных прав. Предписания статьи 55 Закона позволяют утверждать, что приобретение права участия в обществе и в целом корпоративных прав и обязанностей наследником доли участника происходит исключительно по процедуре вступления-принятия в общество. Приобретение права участия в обществе ставится в зависимость, в первую очередь, от волеизъявления самого общества в лице остальных участников и, конечно, от волеизъявления наследника, который приобрел право на долю в уставном капитале общества.

Новое веяние

Казалось бы, отсутствие коллизий в законодательстве и единство судебной практики свидетельствуют об устойчивости и стабильности гражданского оборота. Однако как расценивать судебные решения ВХСУ по делам № 5004/879/12 и № 5010/674/2012-К-25/15? Как новое веяние в судебной практике, которое коренным образом изменит подходы в наследовании корпоративных прав, или как незначительный и случайный сквозняк, бросивший вызов спокойным и взвешенным тенденциям? Представляется, что свое слово должен сказать ВСУ, но есть одно «но» — при желании ВХСУ.

 

ШЕСТЕРНИН Виталий — адвокат, г. Луцк

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

VOX POPULI

Судебная практика

Дисциплинарный ответ

Актуальный документ

Документы и аналитика

Исполнение решений иностранного суда

Акцент

Банкам мат

Государство и юристы

Иски из будущего

Экспертная переоценка

Тень энергетика

Государство и юристы

Новости законотворчества

Определены органы, досматривающие лиц и товары на границе с РФ

Разработан законопроект об обороте сельхозземель

Предложено ввести сбор на операции с оффшорами

Государство и юристы

Встречное предложение

Документы и аналитика

Подсудная исключительность

Росписные истины

Долевая кухня

Зарубежная практика

Долговой путь

Голландские высоты

Неделя права

Новости из-за рубежа

Чернокожие брокеры выиграли дело о расовой дискриминации

Неделя права

Понять и прояснить

Решительный порядок

Проверить на пригодность

Максим Кодунов стал партнером МЮФ Integrites

Неделя права

Новости из-за рубежа

Facebook выплатит компенсацию за некорректную рекламу

Новости из зала суда

Судебная практика

Избитые журналисты и обвиняемые заключили соглашение о примирении

ВССУ нашел недостатки в заявлении Ю. Тимошенко в ВСУ

Подана кассация по «делу Павличенко»

Новости юридических фирм

Частная практика

Юристы ЮФ «Авеллум Партнерс» — среди лидеров в сфере разрешения налоговых споров по версии International Tax Review

МЮФ Integrites отстояла интересы «Фармак» в судебном споре с ФГИУ

ЮФ Sayenko Kharenko представила интересы клиента в пост-M & A споре в LCIA

МЮГ AstapovLawyers защитила интересы ОАО «Группа Разгуляй» в суде Милана

ЮК Jurimex консультирует Укравтодор

Отрасли практики

Обеспечительный поиск

Стратегическое парирование

Операция «Агро»

Работа по признанию

Рабочий график

Нотариальная двадцатка

КАЛЕНДАРЬ на неделю

Решения недели

Судебная практика

Банкротство не поможет

Следует признать

Самое важное

Пойти от уголовного

НДС-«реформация»

Осуждению не подлежит

Колесо подозрения

Судебная практика

Демонстрация силы

Цельный груз

Судебная практика

Судебные решения

Расходы на правовую помощь можно взыскать, только если суд принял решение о допуске представителя как лица, оказывающего такую помощь

Органы ГНС не обязаны повторно направлять налоговые требования

Тема номера

Частный вектор

Частная практика

Чемпионы МВА

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: