Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Юридическая практика № 40-41 (1189-1190) » Плоды отравленного дерева

Плоды отравленного дерева

Рубрика Дайджест
Доктрина «плодов отравленного дерева» может применяться национальными судами при оценке допустимости доказательств в уголовном деле, но есть исключения
«Отравленное дерево» как источник доказательств дает такие же «плоды» — отравленные, а значит, недопустимые доказательства

Доктрина «плодов отравленного дерева», или же «плодов ядовитого дерева» (fruit of the poisonous tree) — концепция, введенная Верховным Судом США для оценки допустимости доказательств в уголовных делах. Суть этой концепции в том, что, если источник доказательств («дерево») является ненадлежащим («отравленным»), все доказательства, полученные с его помощью («плоды»), также ненадлежащие, то есть не могут применяться при доказывании вины. Эта концепция раскрывается в практике Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в контексте соблюдения права на справедливый суд, гарантированного статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Конвенция). Применяя эту доктрину, ЕСПЧ сформировал и исключения для отхода от нее при оценке совокупности или цепочки доказательств: (1) правило надлежащего источника, (2) правило очищения от грязи, (3) правило невредной ошибки, (4) правило неизбежного обнаружения.

И если доктрины американского суда могут быть интересны просто с точки зрения теории, то выводы ЕСПЧ обязательны для применения украинскими судами. Таким образом, доктрина «плодов отравленного дерева» развивается в национальной судебной практике, к которой мы и обратимся для понимания общей картины оценки допустимости доказательств судами высших инстанций. Ведь суды руководствуются не только требованиями соответствующей главы 4 Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины, но и видением Европейского суда по правам человека, поскольку статья 87 УПК говорит о недопустимости доказательств, полученных в результате существенного нарушения прав и свобод человека, соблюдать которые Украина обязалась и перед Европой, и перед своими гражданами. Практики заговорили о «плодах отравленного дерева» после первых оправдательных приговоров прошлого года по делам, расследуемым Национальным антикоррупционным бюро Украины, — оправдания происходили из-за недопустимости доказательств. При этом доктрина и разъяснения причин отступления от нее упоминаются в решениях по «бытовым» делам, в том числе пересмотренным после констатации ЕСПЧ нарушений.

Неизбежное обнаружение доказательств

Одно из недавних решений, принятых Большой Палатой (БП) Верховного Суда (ВС), косвенно касается трактовки концепции «плодов отравленного дерева» в плане возможного отхода от запретов. Постановлением от 9 сентября 2020 года по делу № 1-27/10 приговор серийному убийце оставлен в силе, несмотря на констатированную ЕСПЧ незаконность получения явок с повинной. БП сочла, что нарушение права на защиту было компенсировано во время последующих допроса и воспроизведения с участием защитника обстановки и обстоятельств события преступления. К тому же из материалов дела не следует, что показания, полученные в присутствии защитника, были «плодами» ограничения в выборе позиции защиты, обусловленной содержанием первых признаний. То есть констатированная ЕСПЧ незаконность получения явок с повинной не вызвала недопустимости других доказательств. БП ВС не нашла оснований считать результаты процессуальных действий «плодами отравленного дерева», поскольку их использование в приговоре как допустимых доказательств не противоречит нормам международного права и национального законодательства: «Факты и обстоятельства дела не свидетельствуют о том, что без признания в четырех умышленных убийствах исключалась реальная возможность выяснения органами досудебного расследования причин смерти путем назначения эксгумаций и судебно-медицинских экспертиз трупов».

Надлежащий источник «связанных» доказательств

Годом ранее БП ВС также пересмотрела дело после констатированного ЕСПЧ нарушения права на справедливый суд, разъяснив, какие доказательства являются «плодами отравленного дерева». Так, согласно сложившейся в практике ЕСПЧ (речь, в частности, идет о двух решениях против Украины по делам «Шабельник против Украины (№ 2)», жалоба № 15685/11, и «Яременко против Украины (№ 2)», жалоба № 66338/09) доктрине «плодов отравленного дерева», если источник доказательств недопустим, все остальные данные, полученные с его помощью, будут такими же. То есть суд оценивает не только каждое средство доказывания автономно, но и всю цепочку непосредственно связанных между собой доказательств, когда одни являются производными от других. При этом должны быть достаточные основания полагать, что соответствующие сведения не были бы получены при отсутствии информации, полученной незаконным путем. То есть именно нарушение установленного законом порядка получения является безусловным препятствием для использования доказательств в подтверждение виновности в преступлении. Поэтому постановлением БП ВС от 13 ноября 2019 года по делу № 1-07/07 обвинительный приговор изменен в части исключения ссылок как на доказательства на ненадлежащие данные. БП сочла, что исключение из приговора «отравленных», по мнению ЕСПЧ, доказательств не влияет на его законность и обоснованность. В этом деле выводы о виновности основываются на совокупности других — надлежащих — доказательств, процедура получения которых не признана не соответствующей Конвенции.

Правило «плодов отравленного дерева» о недопустимости доказательств

Доктрина «плодов отравленного дерева» упоминается и в решениях кассационных судов. Так, Кассационный уголовный суд (КУС) в составе Верховного Суда постановлением от 24 сентября 2020 года по делу № 758/11209/15-к оставил в силе обвинительный приговор, несмотря на уверения осужденного, что доказательства его виновности, на которые сослался суд в приговоре (протокол следственного эксперимента и заключения экспертиз), по правилу «плодов отравленного дерева» являются недопустимыми. Заявитель считал, что доказательства были получены не уполномоченными на то органами без наличия характерных для стадии привлечения к уголовной ответственности действий и вручения надлежащего уведомления о подозрении. КУС ВС счел необоснованными доводы кассационной жалобы о признании доказательств недопустимыми на основании доктрины «плодов отравленного дерева» в связи с отсутствием заявленного нарушения правил подследственности и невручения надлежащего уведомления о подозрении.

Ссылка на ненадлежащие доказательства — «плоды отравленного дерева» — не влечет за собой незаконности приговора

В другом деле (№ 334/5670/18) КУС ВС в постановлении от 5 августа с.г. назвал противоречием, не влияющим на законность и обоснованность приговора и не являющимся основанием, в силу статьи 412 УПК Украины, для его изменения или отмены, отсылки местного суда на исследования в качестве доказательства виновности экспертиз, признанных судом недопустимыми по правилу «плодов отравленного дерева». По ходатайству адвоката признан недопустимым доказательством протокол изъятия биологических образцов у осужденного в связи с нарушением его права на защиту во время совершения этого следственного действия.

Провокация преступления как «отравленное дерево» с недопустимыми «плодами»-доказательствами

Постановлением от 12 августа 2020 года по делу № 333/7457/16-к КУС ВС отставил в силе оправдательный приговор в деле о торговле наркотиками, несмотря на возражения прокурора. В этом деле КУС ВС также сослался на доктрину «плодов отравленного дерева», но уже в контексте провокации преступления. Доктрина запрещает использовать данные, полученные на основании или с использованием доказательств, признанных недопустимыми. На этот раз недопустимыми признаны доказательства, полученные с нарушением процессуальной процедуры, в частности диски с фиксацией контрольной закупки, поскольку по факту совершения обвиняемым противоправных действий по эпизодам 2015 года сведения в Единый реестр досудебных расследований были внесены только в 2016 году. КУС ВС разъяснил, что следует оценивать допустимость всей цепочки доказательств, основанных одно на другом, а не каждого отдельного доказательства автономно. Упомянув решение ЕСПЧ от 12 мая 2000 года по делу «Хан против Соединенного Королевства» (жалоба № 35394/97), КУС ВС подчеркнул, что при недопустимости одного доказательства в единой цепочке суд должен решить вопрос о справедливости судебного разбирательства в целом. О провокации правоохранителей говорит отсутствие объективных данных, свидетельствовавших о торговле наркотиками или подготовке к этому обвиняемым до момента проведения оперативной закупки и установления факта инициирования сбыта лицами, привлеченными к проведению оперативных закупок. А доказательства, полученные путем подстрекательства к совершению преступления, не могут быть положены в основу обвинения.

Выводы

Доктрина «плодов отравленного дерева» может казаться просто красивой метафорой, но поскольку национальные суды применяют ее при оценке допустимости доказательств, не будет лишним отслеживать развитие уголовной практики. Ведь недопустимые доказательства как в практике ЕСПЧ, так и в практике национальных судов не доказывают вину, а значит, при определенных обстоятельствах приговор будет оправдательным. При этом важно не просто ссылаться на абзацы решений ЕСПЧ с упоминанием доктрины, а исследовать обстоятельства констатированных нарушений.

Марина ЯСИНСКАЯ • «Юридическая практика»

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: