Договорное браво — PRAVO.UA
прапор_України
2024

Генеральний партнер 2024 року

Видавництво ЮРИДИЧНА ПРАКТИКА

Договорное браво

Правовой режим сделок должен формировать такой правопорядок, который соответствует интересам всех его участников и обеспечивает им надежные гарантии соблюдения их прав

Как известно, еще в июле 2019 года постановлением Кабинета Министров Украины была создана рабочая группа по рекодификации (обновлению) гражданского законодательства Украины (рабочая группа), а Министерством юстиции Украины был утвержден ее персональный состав.

На первом этапе рабочая группа свою задачу видела в подготовке Концепции обновления Гражданского кодекса Украины (Концепция), в которой должны были найти отражение основные направления обновления или рекодификации Гражданского кодекса (ГК) Украины. Почему этот процесс мы называем рекодификацией?

Термин этот не является новым. Его использовали при систематизации больших правовых массивов, когда не ставили перед правоведами цели принять принципиально новое законодательство, их работа состояла в проведении ревизии действующего правового акта, устранении устаревших положений, дублирования и противоречий. А самое главное — при необходимости учесть все современные тенденции развития как национального, так и зарубежного права.

Именно такие задачи и стояли перед рабочей группой, когда мы приступили к подготовке Концепции.

Надо сказать, что карантинные ограничения в связи с пандемией коронавируса создали вполне благоприятные условия для подготовки Концепции.

Работа над ней предусматривала системный пересмотр положений всего действующего кодекса с учетом современных тенденций развития частного права, прежде всего в Европе; сложившейся практики судебного применения положений действующего ГК Украины, а также достижений украинской и зарубежной цивилистической науки.

Ключевой институт

Сделки являются одним из ключевых институтов общей части гражданского права, его основное значение определяется, прежде всего, тем, что положения о сделках рассматриваются в качестве основы учения о договоре в гражданском праве.

К слову, именно договорное право стало первоначальным объектом гармонизации в европейском частном праве, которая началась в последнем десятилетии прошлого века.

Сегодня широко известны такие акты гармонизации, как Принципы международных коммерческих договоров, подготовленные под эгидой Международного института по унификации частного права (УНИДРУА), Принципы европейского контрактного права, разработанные комиссией под руководством Оле Ландо, Модельные правила европейского частного права (DCFR), которые подтолкнули к обновлению гражданских кодексов в Германии, Франции, Чехии, Польше, Словакии, других странах ближнего зарубежья.

Безусловно, эти процессы глобализации и гармонизации современного частного права актуальны и для Украины.

Более того, следует учитывать, что применение ГК Украины с 2004 года дает нам серьезные основания для переосмысления многих его положений. Принимая во внимание, что проект ГК Украины начинал разрабатываться в 1992 году и фактически был завершен как системный документ в 1996 году (потом вносились только фрагментарные изменения), следует сказать, что многие конструкции «моделировались», что называется, интуитивно, с расчетом на регулирование отношений, которые только складывались.

Касательно сделок в ГК, безусловно, были сохранены подходы к этой конструкции, прежде всего, как к наиболее распространенному юридическому факту, который выступает основанием возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений, а следовательно, гражданских прав и обязанностей.

Были сохранены положения, которые выдержали испытание временем и судебной практикой. В то же время в главе 16 ГК «Сделки» многие нормы были расширены, уточнены. Прежде всего, следует отметить появление статьи 203 «Общие положения, соблюдение которых является необходимым для действительности сделок». Эту статью можно признать в качестве одной из наиболее применяемых в судебной практике. Можно весь комментарий посвятить анализу норм действующего ГК Украины, однако наша задача состоит в ином — показать основные направления обновления законодательства о сделках.

Возвращаясь к вопросу о влиянии европейских актов о гармонизации частного права, отметим, что в первую очередь Принципы европейского контрактного права (Принципы Оле Ландо) и DCFR содержат модельные правила регулирования ситуаций, которые в различных странах вызвали серьезные затруднения на практике. В большинстве случаев эти модельные правила (или гармонизированные нормы) касаются договоров. Но мы уже отметили, и это бесспорный факт, что в большинстве случаев, когда мы говорим о сделках, мы имеем в виду именно двусторонние сделки (или договоры).

Что же касается односторонних сделок, прежде всего завещаний, доверенностей, то их регулирование, если оно имеет особенности, может быть закреплено в отдельных нормах.

Действительно, в нынешнее время (это особенно проявилось в период пандемии коронавируса) огромное значение имеет надлежащая регламентация гражданско­правовых отношений, связанных с использованием цифровых технологий. Это в первую очередь относится к оформлению сделок, важно обеспечить, с одной стороны, минимизацию излишних формальностей, с другой — сохранить необходимый уровень гарантий защиты субъективных гражданских прав и законных интересов.

В целом следует отметить, что основной целью разработки гармонизированных актов частного права является формирование такого правопорядка, прежде всего в договорных отношениях, который был бы максимально удобным как для бизнеса, так и для обычных граждан.

Устранить несоответствия

Важным вопросом усовершенствования норм о сделках является проблема их действительности (недействительности). В действующем кодексе § 2 главы 16 «Правовые последствия несоблюдения сторонами при совершении сделки требований закона» (статьи 215–236) фактически закрепляет различные виды (составы) недействительных сделок, и лишь положения, закрепленные в статьях 215 и 216, можно с определенной степенью условности рассматривать в качестве последствий недействительности.

Вполне очевидно, что это юридико­техническое несоответствие необходимо устранить. Однако есть и более серьезные направления для обновления ГК Украины в этой части. Это достаточно серьезные структурные изменения, касающиеся места норм, содержащих общие положения о гражданско­правовом договоре.

В действующем ГК Украины общие положения о договоре содержатся в разделе II Книги пятой «Обязательственное право» и фактически «разрезают» нормы об общих положениях об обязательстве и нормы об отдельных видах обязательств. Это выглядит не очень логично. В то же время договор является одним из оснований для возникновения обязательств.

Вместе с тем в этом разделе целесообразно расширить регламентацию оснований возникновения обязательств, включив в него, кроме договора, деликты, односторонние правомерные действия (публичное обещание вознаграждения, действия в интересах иных лиц без их поручения), спасание здоровья и жизни физического лица, имущества физического или юридического лица, приобретение или сохранение имущества без достаточного правового основания.

В то же время в целях оптимизации структуры Общей части ГК предлагается положения, относящиеся к понятию договора, его видам (публичный договор, предварительный договор, договор о присоединении), перенести в главу «Сделки», назвав ее «Сделки. Договоры».

Определить требования

Нужно остановиться и на проблеме недействительности сделок.

Действующий ГК Украины (статья 215) предусматривает, что недействительность сделки может устанавливаться законом, в этом случае сделка признается ничтожной, и установления ее недействительности в судебном порядке не требуется. Если же недействительность не установлена законом, однако нарушены требования действительности, предусмотренные статьей 203 ГК, одна из сторон сделки или иное заинтересованное лицо вправе оспорить действительность сделки в судебном порядке. Такая сделка является оспоримой.

Что касается последствий недействительности сделок, то они одинаковы как для ничтожных, так и для оспоримых сделок.

Попутно отметим, что выделение в группе недействительных сделок ничтожных и оспоримых — это нововведение ГК Украины 2003 года. В прежнем кодексе (ГК УССР 1963 года) такого разграничения не проводили.

В науке гражданского права велись оживленные дискуссии по вопросу о целесообразности размежевания ничтожных и оспоримых сделок.

Интересно сопоставить решения этой проблемы в зарубежных законодательствах.

Практически все гражданские кодексы определяют требования, которые закон устанавливает для действительности договора (кстати, речь идет именно о договорах как наиболее распространенных на практике сделках). Причем эти требования относятся как к соблюдению императивных норм, так и к качеству волеизъявления сторон.

Немецкое гражданское уложение не различает ничтожных и оспоримых договоров, вместе с тем изъяны волеизъявления, допущенные в договоре, могут быть «исправлены» самими участниками или уполномоченными лицами (опекунами, попечителями, законными представителями и т.п.).

Именно эти лица в конечном счете решают вопрос о действительности договора (если его оспаривают, он признается недействительным, если же такого оспаривания не происходит, договор остается действительным). По­другому решается вопрос при нарушении императивных норм: если речь идет о нарушении «добрых нравов» (или в современном контексте — публичного порядка), вопрос о недействительности такого договора может инициироваться любым заинтересованным лицом.

Данный подход еще более четко реализован в Гражданском кодексе Квебека.

Учесть потребности

Как видим, есть необходимость более глубоко разобраться в этом вопросе. Главное, что следует учитывать, — правовой режим сделок/договоров должен соответствовать потребностям гражданского оборота, а значит, формировать такой правопорядок, который отвечал бы интересам всех его участников и обеспечивал им надежные гарантии соблюдения их субъективных прав и законных интересов.

 КУЗНЕЦОВА Наталия — вице­президент НАПрН Украины, научный координатор рабочей группы по подготовке законопроекта по рекодификации (обновлению) гражданского законодательства Украины, проф., д.ю.н., г. Киев


МНЕНИЕ

Написанному — верить

Андрей ТРЕМБИЧ, адвокат АФ «Грамацкий и Партнеры»

Думаю, не стоит делать хоть сколько­нибудь значимый акцент на рецепции английского права в обсуждаемом проекте, поскольку никакой рецепции не предвидится вовсе. Просто сама идея английского права хорошо «продается» в наших широтах, а те, кто этой идеей готов обольститься, не до конца понимают, что английское право не смогло бы существовать отдельно от английского суда, не потеряв 90 % своей ценности. Для нас, юристов континентальной школы, базовым является понятие существенных условий в аспекте материальном и дуализм оферты и акцепта — в аспекте процедурном. Для английского юриста гораздо важнее суть договора, которая выражается в труднопереводимой категории consideration: если она имеет место, то есть и договор. Германская школа (как и в сотне других вопросов) демонстрирует здесь свою синтетичность, доктринальность, английская школа — свою аналитичность, мягкость.

История частного права идет по пути упрощения оборота — от древнейших стипуляционных форм (когда, чтобы продать корову, нужно было без запинки произнести на форуме некий «магический» текст) до современных электронных способов подписания контракта путем нажатия кнопки Agreed на экране любого гаджета. Но проблема «формы сделки» — это не только институт материального гражданского права, но и большой пласт процессуальных проблем доказывания (вот почему я начал со связи английского права с судом, который это право применяет). Это и более широкая проблема развитости правовой культуры, где императив добросовестности и категория добрых нравов являются не пустым звуком, который удобно вставить в мотивировочную часть произвольного судебного решения, но широким культурным контекстом существования и сделки, и ее сторон, и самого суда. И тогда обретает значение, кто что кому и как именно сказал и на что согласился.

В нашей правовой культуре доминирует пренебрежение к значимости устного слова, а тому, что «написано пером», наоборот, приписывается едва ли не волшебная сила. Поэтому мы не можем всецело полагаться на consideration в любой форме, в том числе устной. Когда согласие и выполнение разделены во времени, по умолчанию должно стоять требование любой внешней фиксации такого согласия; благо, сейчас мы дожили до самого широкого понимания «письменной формы», когда стороны могут закрепить суть сделки любым доступным и общепонятным способом (переписка в мессенджере ничем не хуже 20­страничного «бумажного» текста, в котором 19 страниц занимает форс­мажор и прочая «беллетристика»).

Посему я не вижу причин для повального признания устных сделок, но горячо выступаю за существенное расширение категорий письменного договора: в эпоху, когда мы в течение дня чаще переписываемся, чем говорим устно, это сложно назвать обременительным требованием.


Промежуточная позиция
Анастасия ГЕВЧУК, юрист ЮКК «Де­Юре»

В современном мире действительно появились новые методы коммуникации, обмена информацией и т.д., особенно это стало заметно в период пандемии, когда мы начали осуществлять покупки в Интернете и встречаться с друзьями через видеосвязь. А что же можно сказать по поводу сделок, заключенных через видеоконференцию или мессенджеры? Какова их правовая принадлежность?

В абзаце 2 части 1 статьи 207 ГК Украины указано, что сделка считается заключенной в письменной форме, если воля сторон выражена с помощью телетайпного, электронного или иного технического средства связи. А также если при этом договор подписан сторонами (согласно части 2 статьи 207).

Поэтому сделки, заключенные через видеосвязь, мессенджеры, являются устными, поскольку условия такого соглашения согласовываются сторонами путем разговора и не подписываются никоим образом, а следовательно, не закреплены в письменной форме.

Почему возникают вопросы. Дело в том, что в переписке мы отражаем печатными буквами условия договора, то есть кому­то он может показаться письменным, однако, опять же, он не подписан сторонами. В то же время якобы для этого в ГК Украины выделяют электронные договоры как разновидность письменных.

Однако факт заключения договора в виртуальном пространстве (например, через мессенджер) автоматически не наделяет его природой электронного договора. При раскрытии содержания законодательно закрепленного термина «электронный договор» основной акцент приходится на электронную форму договоренности сторон, однако определение дается не ему, а электронной форме представления информации.

Таким образом, договор, заключенный в мессенджерах, по видеосвязи, если он не приобрел письменную или электронную форму с подписями сторон, однозначно включается в понятие устного договора, поскольку важна форма представления информации в виде готового договора.

Выделять такие сделки в отдельный вид нет смысла, поскольку все равно их правовая позиция будет между письменными и устными где­то посередине.


КОМЕНТАРИИ

Святая святых
Ирина СТОЛЯРЧУК, адвокат Pavlenko Legal Group

Говоря о перегруппировании ос­нований недействительности сделок в ходе рекодификации ГК Украины, следует, во­первых, отметить, что проект рекодификации предлагает раскрывать недействительность сделки через положения о недействительности договора. Такое предложение авторы Концепции мотивируют тем, что вопросы недействительности чаще всего касаются именно договоров. Также на данный момент Концепцией предлагается положения о недействительности договора с учетом требований разумности применять и к другим сделкам, фактически меняя местами существующую конструкцию. По нашему мнению, такое изменение кардинально не повлияет на судебную практику, поскольку положения о недействительности сделок чаще всего применяется в контексте недействительности договоров и, возможно, предложенные изменения имеют смысл.

Во­вторых, разграничение оснований недействительности договоров (сделок) на две группы, а именно: несоблюдение требований, обеспечивающих соблюдение правопорядка (императивные нормы), и несоблюдение требований субъектного состава и свободного волеизъявления (принцип свободы договора), на наш взгляд, повлияет только на изменения структуры раздела (конструкцию раздела) и приведет к перегруппировке уже существующих оснований недействительности сделок. Кроме, конечно же, такого основания, как «нарушение общественного порядка». Исключение этой нормы из новой редакции ГК Украины объясняется тем, что пришло время отказаться от гражданско­правовой конфискации, которая отсылает нас к нормам ГК УССР 1963 года. Поэтому предложенные изменения в части перегруппирования оснований недействительности договора (сделки), хотя и затрагивают святая святых каждого юриста, особенно судебника, но, по нашему мнению, не содержат угроз или несогласованностей.


Упростит регулирование
Роман СИНЮТА, младший юрист ETERNA LAW

Действующая редакция Гражданского кодекса Украины приравнивает силу электронных документов к письменным. Но электронный документ — это специфический документ, который должен иметь обязательные реквизиты, предусмотренные законом, в том числе электронную подпись. Это нужно учесть при заключении договора в электронной форме. Отношение судов к таким договорам аналогично договорам в письменной форме. В качестве примеров можно привести постановления Кассационного хозяйственного суда в составе Верховного Суда от 29 октября 2020 года по делу № 910/18531/19, от 26 ноября 2020 года по делу № 910/18618/19, от 2 декабря 2020 года по делу № 910/60/20.

В сфере электронной коммерции предусмотрена возможность подписания электронного договора в том числе электронной подписью одноразовым идентификатором. Для заключения электронного договора клиент получает такой одноразовый идентификатор от субъекта электронной коммерции (например, код в СМС­сообщении) и с его помощью подписывает договор. Как показывает судебная практика, данные договоры имеют такую же силу, как и договоры в письменной форме. Например, в постановлении от 16 декабря 2020 года по делу № 561/77/19 Кассационный хозяйственный суд в составе Верховного Суда анализировал электронный кредитный договор, заключенный онлайн, и пришел к выводу, что подписание договора путем ввода кода из СМС­сообщения свидетельствует о его заключении.

Таким образом, отраслевым законодательством урегулирован вопрос заключения сделок в электронной форме. Юридическая сила электронных сделок базируется на их приравнивании к сделкам в письменной форме. Выделение в Гражданском кодексе Украины отдельной, электронной, формы сделки, соответственно, будет иметь значение больше для удобства и простоты правового регулирования.


Закрепить подлинность
Дмитрий ОНОСОВСКИЙ, старший юрист ЮКК «Де­Юре»

ГК Украины вы­деляет две формы сделок — устную и письменную. Стороны имеют право избирать форму сделки, если иное не установлено законом. Заключение договора в электронной форме (если воля сторон выражена с помощью телетайпной, электронной или иной технической связи, а также если стороны договорились заключить договор с помощью информационно­телекоммуникационных систем) приравнивается к письменной форме. При этом содержание договора может быть зафиксировано как в одном электронном документе под названием «договор», так и в отдельных письмах, сообщениях или документах.

Подписание договора в электронной форме может быть осуществлено с использованием цифровой подписи, посредством совершения конклюдентных действий в виде проставления галочки о согласии с условиями договора/правилами сайта или же просто путем последующего использования электронного ресурса, сайта, осуществления заказа товара.

На сегодняшний день существует некоторая неурегулированность в вопросе определения электронного документа, поскольку Законы Украины «Об электронных доверительных услугах» и «Об электронных документах и электронном документообороте» под электронным документом понимают именно файл с наложенной цифровой подписью.

Кроме вопроса определения правового статуса документа в электронной форме, есть определенные особенности и нюансы надлежащего законодательного закрепления подтверждения его подлинности. Сделать скриншот страницы сайта, распечатать его и приложить к заявлению можно, но это не будет належащим фиксированием доказательства. Процессуальные кодексы предусматривают возможность просмотра судом сайта или иных адресов в сети Интернет, а также возможность назначения экспертизы с этой же целью.


Важность формы
Николай ТЮРИН, заместитель начальника отдела судебной практики VDA Group

Термин «сделка», предусмотренный частью 1 статьи 202 ГК Украины, определяет ее как «действия лица, направленные на обретение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей».

В настоящее время часть 1 статьи 205 ГК Украины предусматривает, что «сделка может совершаться устно или в письменной (электронной) форме. Стороны имеют право избирать форму сделки, если иное не установлено законом».

Устно могут совершаться сделки, которые полностью выполняются сторонами в момент их совершения, за исключением сделок, подлежащих нотариальному удостоверению и (или) государственной регистрации, а также сделок, для которых несоблюдение письменной формы влечет за собой их недействительность (часть 1 статьи 206 ГК Украины).

Если сделка является двусторонней или многосторонней, она будет уже договором, правовые последствия которого наступают лишь в случае соблюдения порядка его заключения. Договор считается заключенным, если стороны в надлежащей форме достигли согласия по всем его существенным условиям.

В устной форме могут заключаться следующие виды сделок:

— сделки дарения предметов бытового значения и вещей, предназначенных для личного использования (часть 1 статьи 719 ГК Украины);

— сделки ссуды между физическими лицами при условии, что ссужается предмет бытового назначения (часть 1 статьи 828 ГК Украины);

— сделки займа между физическими лицами при условии непревышения 10 размеров не облагаемого налогом минимума доходов граждан (часть 1 статьи 1047 ГК Украины);

— сделки между физлицами при условии непревышения 20 размеров не облагаемого налогом минимума доходов граждан;

— сделки купли­продажи, расчеты по которым производятся в наличной форме (розничная торговля).

Учитывая данный перечень устных сделок, при условии его сохранения и в новом Гражданском кодексе Украины, нет необходимости разделять сделки на заключенные в устной форме, в режиме видеоконференции, посредством переписки в мессенджерах и т.д. Соблюдение формы сделок имеет значение, как было указано выше, в случае возникновения спора и, как следствие, судебного разбирательства.

Более детальное разделение устных сделок с учетом технических возможностей их заключения будет иметь значение при изменении перечня таких сделок. При этом переписка в мессенджерах, скорее, будет считаться сделкой, заключенной в письменной форме.


Детализация требований
Игорь КАСЬЯНОВ, юрист АФ «Грамацкий и Партнеры»

Как известно, на данный момент в ГК Украины выделены две формы сделок: устная и письменная (электронная). В такой редакции статья 205 ГК Украины действует с 30 сентября 2015 года, когда вступил в силу Закон Украины «Об электронной коммерции» от 3 сентября 2015 года № 675­VIII. Поэтому говорить, что в Концепции предусматривается выделение из письменной формы сделок электронной формы, неуместно.

На наш взгляд, целью Концепции является детализация требований закона для электронной формы сделок, так сказать, определение особенностей совершения электронной сделки на уровне основного акта гражданского законодательства.

При этом следует учитывать, что скан­копия договора не является надлежащим доказательством для подтверждения заключения электронной сделкой, а поэтому ситуаций, когда стороны обменялись скан­копиями подписанного договора без передачи его оригинального образца, стоит избегать. Однако, если у стороны не оказалось оригинального образца договора, а контрагент отказывается оплачивать полученные им товары/работы/услуги, это не значит, что защитить свои права невозможно. Безусловно, в таком случае необходимо более тщательно подойти к вопросу подготовки доказательной базы надлежащего выполнения стороной своих обязательств по договору.


С английским акцентом
Дмитрий КОНОВАЛЕНКО, старший партнер АО Jherson Group

В украинском договорном праве существует четкое разграничение устной и письменной форм сделок. Каждая имеет свои особенности и отличия. Но единственной основополагающей чертой, которая разграничивает устные и письменные сделки, является их материальное выражение.

Соответственно, устные сделки — это все разновидности сделок, которые не зафиксированы на бумаге или в электронном виде.

Если же говорить о сделках, заключенных посредством электронной почты, переписки в мессенджерах или другими способами электронного обмена информацией, то они являются разновидностями письменных сделок.

Такое разграничение вытекает из модели договорного права в действующем Гражданском кодексе Украины.

Порыв законодателя реформировать Гражданский кодекс Украины и, в частности, договорное право четко обусловлен необходимостью привлечения иностранных инвестиций в Украину. Инвестор хочет работать по тем правовым сценариям, к которым он привык и которым он доверяет.

Создание гибких и понятных механизмов договорных правоотношений, которые будут способствовать привлечению иностранных инвестиций (а для инвесторов будут предусмотрены эффективные механизмы защиты их имущественных прав), — основная задача имплементации элементов английского договорного права.

Привлекает внимание внедрение договорной ответственности — Liquidated Damages, которая обусловливает предварительную оценку возможных имущественных потерь.

Возмещение имущественных потерь в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения контракта или же проблем с приобретенным активом заранее оговаривается в контракте. Другими словами, речь идет о регламентировании компенсации возможных имущественных потерь в случае материализации конкретных рисков.

Этот механизм исключает необходимость в дальнейшем доказывать размер и факт причиненного ущерба, поскольку он будет изначально зафиксирован в контракте.

Поділитися

Підписуйтесь на «Юридичну практику» в Facebook, Telegram, Linkedin та YouTube.

Баннер_на_сайт_тип_1
баннер_600_90px_2
2024
tg-10
Legal High School

Зміст

VOX POPULI

Лишенные выбора

Акцент

Новая модель проведения

Государство и юристы

Технологический порыв

Упростить из виду

Дайджест

Жестокое обращение с животными: судебная практика

Документы и аналитика

Возместительный шаг

Новости

IP REPORTER

Новости юридических фирм

Карта событий

Новости законотворчества

Новости из зала суда

Решение о несоответствии указа об отстранении судьи КСУ положениям Конституции Украины — в компетенции самого КСУ

Отрасли практики

Переход на личное

Договорное браво

Тролевые игры

Обращение по форме

Закон постоянству

Репортаж

GDPR - ­кампания

Самое важное

ВАКС не спрашивали

Судебная практика

Операционный контроль

Ипотечный калькулятор

Полицейский может не являться в административный суд лично, коллеги представят его по доверенности, - КАС ВС

Судебные решения

Ошибка в назначении платежа при уплате судебного сбора не может быть безоговорочным основанием для возврата иска

О применении срока для обращения в суд в случае досудебного порядка обжалования налогового уведомления­-решения

Тема номера

Банкам мат

Толковые площадки

Кредитный фон

Долговое направление

3 % годовых можно взыскать как с гривневого, так и с валютного обязательства, но инфляционные потери - только с гривневого

Частная практика

Положительный баланс

Інші новини

PRAVO.UA