Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №7 (425) » Дело НЗФ: взгляд из Кабинета…

Дело НЗФ: взгляд из Кабинета…

Рубрика Резонанс
Представитель правительства комментирует судебный процесс по НФЗ

Ранее «ЮП» уже знакомила читателей с точкой зрения представителей промышленно-финансового консорциума (ПФК) «Приднепровье» на результаты судебных баталий по делу ОАО «Никопольский завод ферросплавов» (НЗФ). Сегодня мы предлагаем вам ознакомиться с позицией представителя Кабинета Министров Украины в этом конфликте, управляющего партнера АФ «Пукшин и Партнеры» Игоря ПУКШИНА.

Игорь Гелярович, почему Кабинет Министров Украины за защитой интересов государства в деле НЗФ обратился именно в возглавляемую вами компанию?

— Прежде всего я хочу сказать, что представлять КМУ в суде оказалось очень интересным делом. Предложение защищать интересы государства в деле незаконной приватизации НЗФ поступило от министра Кабинета Министров. Мы получили все необходимые документы и с места в карьер включились в работу. А в июле прошлого года, когда мы включились в этот процесс, дело находилось уже в апелляционном суде, при этом решение первой инстанции было принято не в пользу государства.

Почему КМУ решил воспользоваться услугами именно фирмы «Пукшин и Партнеры»? Я могу предположить, что для этого были две причины — авторитет нашей фирмы и тот факт, что я в свое время работал руководителем правового департамента Фонда государственного имущества Украины (ФГИУ), а позже — заместителем министра юстиции, то есть правовые вопросы и проблемы процессов приватизации знаю не понаслышке.

Каковы же были результаты изучения материалов дела?

— Мы пришли к парадоксальному, на первый взгляд, выводу — с правовой точки зрения, это чрезвычайно простое дело. Чрезвычайно простое! Ведь приватизация НЗФ проходила с грубыми нарушениями действующего законодательства. Условия конкурса были составлены таким образом, что покупателем НЗФ могло быть только одно конкретное, заранее известное юридическое лицо. Это стало понятно после детального изучения постановления Кабинета Министров Украины № 1563 от 23 октября 2002 года, на основании которого и проходила приватизация НЗФ. Хочу подчеркнуть, что к пункту 2 тогда только принимавшегося постановления некоторыми министерствами были сделаны существенные замечания, и эти органы утверждали, что данный документ в случае его принятия существенно сузит круг потенциальных покупателей.

Вы сказали, что покупателем может быть только одно лицо. На основании чего вы сделали такой вывод?

— Все очень просто. Мы изучили условия конкурса, утвержденные специальным распоряжением КМУ. В соответствии с этим документом были предусмотрены дополнительные квалификационные условия, а именно: наличие у претендента трехлетнего опыта управления контрольным пакетом акций предприятия, производящего не менее чем 350 тыс. тонн электроферросплавов в год. Мы обратились в Минпромполитики с запросом и получили ответ, что в указанный в постановлении период не менее 350 тыс. тонн ферросплавов в год производили лишь два предприятия — Никопольский завод ферросплавов и Запорожский ферросплавный завод. Что касается Запорожского ферросплавного завода, то он не мог принять участия в приватизации, так как по условиям конкурса участвовать в нем мог не сам производитель ферросплавов, а лицо, управляющее контрольным пакетом акций производителя, при этом контрольный пакет акций этого завода на тот момент не был сконцентрирован в одних руках. Таким образом, в соревнование за НЗФ мог вступить либо банк «Кредит Днепр», который управлял контрольным пакетом акций ОАО «НЗФ», либо созданное этим банком объединение предприятий.

Так можно ли было приватизацию НЗФ считать конкурсом?

— Однозначно можно утверждать, что конкурса не было. А ведь Закон Украины «О приватизации государственного имущества» требует проведения приватизации предприятий на конкурсной основе. Поэтому в исковом заявлении КМУ требовал признать недействительными приказы ФГИУ о приватизации НЗФ, сделки купли-продажи акций, а также обязать ПФК «Приднепровье» вернуть акции в госсобственность. В Законе «О приватизации государственного имущества» содержится норма о том, что приватизационная сделка может быть признана недействительной в случае, если нарушена собственно процедура приватизации. Именно эту норму мы просили применить при рассмотрении иска.

Хочу обратить внимание на тот факт, что в процессе разработки условий приватизационного конкурса в ФГИУ дважды обращался сам завод. И как это ни парадоксально, но условия относительно производства 350 тыс. тонн ферросплавов в год, а также насчет эффективного управления пакетом в 50 % + 1 акция содержатся именно в обращениях НЗФ. То есть условия конкурса по продаже завода были написаны под диктовку тех, кто реально управлял этим заводом. И этими условиями Фонд госимущества Украины отсеял всех других покупателей, кроме известной структуры, которая контролировала ОАО «Никопольский завод ферросплавов».

Но представители ПФК «Приднепровье» утверждают, что их вины в заключении этой незаконной сделки нет. Кто же виноват ?

— Во-первых, те основания недействительности сделки, которыми обосновывался иск, по закону не требуют доказывания вины какой-либо из сторон сделки. Иными словами, истец не должен доказывать, а суд не должен изучать вопрос о наличии вины стороны. Все, что необходимо установить — это факт противоречия сделки норме закона. Во-вторых, неужели можно поверить в добросовестность покупателя, который перед заключением сделок на 410 млн грн не поинтересовался законностью условий конкурса? Добавьте к этому то обстоятельство, что именно НЗФ, находившийся под контролем банка «Кредит Днепр», и стал инициатором условий конкурса, которые обеспечивали созданному банком «Приднепровью» безальтернативную победу на конкурсе.

А вот вопросами вины конкретных лиц, способствовавших незаконной продаже госсобственности на лжеконкурсе, я думаю, займутся правоохранительные органы. Но это, подчеркиваю, вопросы уголовно-процессуального характера и никак не задача хозяйственных и административных судов. Поэтому правы были представители Генеральной прокуратуры Украины, утверждающие об отсутствии вины должностных лиц ПФК «Приднепровье», поскольку на данный момент такая вина не доказана в уголовно-процессуальном порядке, и соответственно, действует презумпция невиновности.

Неискушенному наблюдателю могло показаться, что, если рассмотреть отношение КМУ к этому вопросу в динамике, заметно некоторое затухание интереса к судебному процессу по делу НЗФ. Так ли это на самом деле?

— Полагаю, что это не совсем верно. Действительно, предыдущее руководство правительства публично демонстрировало свою позицию в этом вопросе, можно сказать, вело себя достаточно агрессивно. И его можно понять — оно боролось за интересы государства. Более того, свою задачу в связи НЗФ оно выполнило с успехом — пересмотр результатов приватизации НЗФ начался, и при этом общественность, пресса, простые граждане держали этот вопрос под неусыпным контролем. Новый состав КМУ применил иную тактику. Не исключено, что она была вынужденной, так как пришлось больше внимания уделять сначала Криворожстали, потом газовым проблемам.

А на чем основывалась юридическая позиция бывших собственников НЗФ?

— Она основывалась только на желании оставить завод в своей собственности. А для этого была избрана тактика введения суда в заблуждение и максимального затягивания рассмотрения вопроса по сути. Что можно было пытаться доказать в условиях, когда даже обычному человеку, не юристу, ясно, что конкурса не было?

Ощущали ли вы какое-нибудь давление соперничающей стороны?

— Нет, ответчики и их представители вели себя корректно.

Последнюю точку в судебном рассмотрении иска КМУ Верховный Суд поставил 18 и 20 января. Это были будничные судебные заседания или им был присущ некий драматизм?

— Прежде всего я хочу сказать, что фактически противоположная сторона злоупотребляла правом на обращение в суд. Дело в том, что 8 сентября 2005 года Верховный Суд Украины уже отказал в удовлетворении иска ПФК «Приднепровье». Однако вступивший в силу 1 сентября 2005 года Кодекс административного судопроизводства Украины предоставил возможность подавать жалобу в высшую судебную инстанцию страны напрямую, а не через Высший хозяйственный суд Украины, как это необходимо было делать раньше. 18 января с.г. ВСУ закрыл производство по этому делу, потому что заявитель, повторно обратившись в суд, привел те же доводы, к которым апеллировал ранее. Получается, что один раз Верховный Суд уже рассматривал эту жалобу, а в новой жалобе приводятся старые аргументы. С моей точки зрения, Верховный Суд на законных основаниях закрыл производство по делу. Относительно жалобы самого НЗФ отмечу, что 20 января с.г. Верховный Суд отклонил эту жалобу в связи с тем, что завод, во-первых, не является стороной оспариваемой приватизационной сделки, а во-вторых, никакие права завода решениями суда не были нарушены. НЗФ, скорее, является не субъектом, а объектом правоотношений.

Представители проигравшей стороны заявляют о намерении обратиться в Европейский суд по правам человека. Но ведь он может признать лишь нарушение прав отдельных физических лиц в процессе рассмотрения дела в суде, и это никоим образом не отразится на пересмотре результатов дела…

— Если Европейский суд признает факт нарушения прав в процессе рассмотрения дела, то это может служить побудительным мотивом для пересмотра результатов судебного рассмотрения. Но не в случае с НЗФ. Объясню почему. Во-первых, незаконные условия конкурса по Никопольскому заводу ферросплавов были сформированы именно с подачи бывших владельцев завода. Во-вторых, Европейский суд обязательно учтет тот аспект, что приватизация состоялась при такой системе власти, которая позволяла приближенным к власти финансовым группам влиять на органы государственной власти с целью приобретения госимущества. В-третьих, никак не скроешь, что завод приобретен структурой, контролируемой членом семьи бывшего Президента страны. Да и еще в условиях фактического отсутствия конкурса. А ведь Европейский суд призван поддерживать идеалы верховенства права, и мы уверены, что эти аргументы будут услышаны.

Конечно, многое зависит от позиции КМУ. Но я убежден, что приведенные выше факты без каких-либо проблем позволят доказать правоту государства.

(Беседовала Ирина ГОНЧАР, «Юридическая практика»)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Государственная практика

У ВККС будет свой Регламент

Кто заменит премьер-министра?

Деловая практика

Парк со специальным режимом

Законодательная практика

Инвестируют «избранные»

Комментарии и аналитика

Не корысти ради, а волею автора...

Ответственность по договору аренды

Разрешение проблемных вопросов при регистрации торгового знака

Неделя права

Дисциплина прежде всего

Новая гарантия в судебном процессе

Кто инициирует, тот и обжалует

Судей нам надо больше!

Нотариусам придется ждать

Реестр событий

Генпрокуратура вместо суда?

Лингво-конституционная экспертиза

Кто главный во ВСЮ?

Резонанс

Дело НЗФ: взгляд из Кабинета...

Судебная практика

Автомобиль, берегись инспектора!

Право на гражданский иск в уголовном деле

Судебные решения

Аспекты квалификации преступления, совершенного организованной группой

Об особенностях квалификации преступлений против общественного порядка и моральности

Кому принадлежит право собственности на имущество, приобретенное в браке

Тема номера

Спи спокойно, дорогой минимизатор

Революция, или Как воровать безнаказанно

Частная практика

Слегка креативный юрист

Юридический форум

Опять «проблемный» НДС

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: