Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Дельный вес

Рубрика Тема номера
В правоприменительной практике правовое заключение Объединенной палаты Кассационного гражданского суда, скорее всего, будет иметь более весомое значение, поскольку сделано судьями, имеющими соответствующую специализацию
Продажа ипотекодержателем предмета ипотеки любому лицу-покупателю не может считаться принудительным взысканием, поскольку она предусмотрена в договоре ипотеки

С принятием За­кона Украины «О мо­ратории на взыскание имущества граждан Украины, предоставленного в качестве обеспечения кредитов в иностранной валюте» № 1304-VII от 7 июня 2014 года перед многими банками, юристами, адвокатами, судьями и другими субъектами кредитных отношений стал вопрос: распространяются ли положения Закона № 1304-VII на обращение взыскания на предмет ипотеки во внесудебном порядке (в соответствии со статьями 37 и 38 Закона Украины «Об ипотеке») на основании ипотечной оговорки. Те, кто отстаивает интересы собственников жилых помещений, склоняются к тому, что положения указанного закона при обращении взыскания на предмет ипотеки во внесудебном порядке все же применяются. У тех, кто защищает интересы кредиторов, позиция противоположная. Дискуссии по данному вопросу ведутся на протяжении многих лет.

Решить указанный вопрос можно только путем применения правовой позиции высшего органа судебной власти, изложенной по результатам рассмотрения дела, содержащего исключительно правовую проблему, с целью формирования единой правоприменительной практики относительно применения положений Закона № 1304-VII. Но, как показывает судебная практика, у высшего органа судебной власти также нет однозначной точки зрения в решении данного вопроса.

Судебная практика

Так, Верховный Суд в составе коллегии судей Первой судебной палаты Кассационного гражданского суда в постановлениях от 13 июня 2018 года по делу № 645/5280/16-ц, от 12 июля 2018 года по делу № 372/977/16-ц пришел к выводу, что при обращении взыскания на предмет ипотеки во внесудебном порядке (в соответствии со статьями 37 и 38 Закона Украины «Об ипотеке») положения Закона № 1304-VII не применяются.

При этом Верховный Суд в составе коллегии судей той же Первой судебной палаты Кассационного гражданского суда в постановлении от 31 октября 2018 года по делу № 465/1310/17 сделал вывод, что положения Закона № 1304-VII все же применяются при обращении взыскания на предмет ипотеки во внесудебном порядке.

20 ноября 2019 года Большая Палата Верховного Суда в постановлении по делу № 802/1340/18-а изложила следующую правовую позицию: положения Закона № 1304-VII распространяются на процедуру обращения взыскания на предмет ипотеки во внесудебном порядке. Такая позиция обоснована тем, что взыскание является принудительным действием ипотекодержателя с целью удовлетворения его требований. До принятия Закона № 1304-VII право ипотекодержателя обратить взыскание на предмет ипотеки (как в судебном, так и во внесудебном порядке) зависело не от наличия согласия ипотекодателя, а от наличия факта неисполнения должником условий кредитного договора.

Таким образом, несмотря на то что с такой позицией Большой Палаты многие не согласны, данное постановление должно было поставить точку в вопросе применения положений Закона № 1304-VII при обращении взыскания на предмет ипотеки во внесудебном порядке.

Однако, как оказалось, постановление Большой Палаты от 20 ноября 2019 года все-таки не прекратило многолетнюю дискуссию.

9 декабря 2019 года Верховный Суд в составе Объединенной палаты Кассационного гражданского суда принял постановление по делу № 464/8589/15-ц, в котором отступил от заключения, содержащегося в постановлении Верховного Суда от 31 октября 2018 года по делу № 465/1310/17, и сделал вывод, что положения Закона № 1304-VII не распространяются на случаи обращения взыскания на предмет ипотеки в порядке статьи 38 Закона Украины «Об ипотеке» на основании договора об удовлетворении требований ипотекодержателя (соответствующей оговорки в ипотечном договоре).

Во исполнение требований части 2 статьи 416 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины Объединенная палата в указанном постановлении пришла к следующему заключению о применении нормы права: «Толкование статьи 38 Закона Украины «Об ипотеке» свидетельствует, что обращение взыскания на предмет ипотеки по договору об удовлетворении требований ипотекодержателя (соответствующей оговорки в ипотечном договоре), который предусматривает право ипотекодержателя на продажу предмета ипотеки любому лицу-покупателю, не может считаться принудительным взысканием (отчуждением без согласия владельца), поскольку такое право ипотекодержателя на продажу предмета ипотеки возникло на основании договора об удовлетворении требований ипотекодержателя (соответствующей оговорки в ипотечном договоре), согласие на которое предоставлено ипотекодателем путем подписания соответствующего договора».

Этой позиции Объединенной палаты придерживается Верховный Суд в составе коллегии судей Первой и Второй судебных палат Кассационного гражданского суда в постановлениях от 16 декабря 2019 года по делу № 607/4911/16-ц, от 18 декабря 2019 года по делам № 718/2468/18 и № 712/15975/17.

Однако из анализа судебной практики следует, что правовой позиции Большой Палаты, изложенной в постановлении от 20 ноября 2019 года, следуют местные суды (Кировский районный суд г. Днепропетровска в решении от 23 декабря 2019 года по делу № 203/4439/18, Калушский горрайонный суд Ивано-Франковской области в решении от 20 декабря 2019 года по делу № 345/2168/19).

Две позиции

Таким образом, сегодня возникает вопрос: так какой же правовой позицией руководствоваться? Той, которая изложена Большой Палатой в постановлении от 20 ноября 2019 года, либо содержащейся в постановлении Объединенной палаты Кассационного гражданского суда от 9 декабря 2019 года?

Большая Палата в постановлении от 30 января 2019 года по делу № 755/10947/17 указала, что суды при решении подобных споров должны учитывать именно последнюю правовую позицию Большой Палаты. В настоящее время на законодательном уровне не урегулирован вопрос, касающийся того, постановление какой из палат (Объединенной или Большой) Верховного Суда имеет приоритет. Можно предположить, что постановление Большой Палаты не является приоритетным в правоприменительной практике по отношению к постановлению Объединенной палаты.

Чтобы окончательно определиться, какая из вышеуказанных правовых позиций является обязательной в правоприменении, необходимо обратиться к положениям ГПК Украины и Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей». Если проанализировать положения части 4 статьи 263 ГПК Украины и частей 5, 6 статьи 13 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей», то можно сделать вывод, что обязательными для всех являются заключения относительно применения норм права, изложенные в постановлениях Верховного Суда.

Нормами части 2 статьи 416 ГПК Украины и части 2 статьи 356 Кодекса административного судопроизводства (КАС) Украины предусмотрено, что в обязательном порядке в постановлениях Объединенной палаты и Большой Палаты Верховного Суда должны содержаться выводы о том, как должна применяться норма права, с применением которой не согласилась коллегия судей, палата, объединенная палата, которая передала дело на рассмотрение Объединенной палаты, Большой Палаты.

Соответственно, при наличии такого заключения в постановлении той или иной палаты в силу положений процессуального закона и Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» постановление Верховного Суда с таким заключением будет обязательным в правоприменительной практике как для других судов, так и для всех субъектов властных полномочий.

Следует отметить, что постановление Верховного Суда в составе Объединенной палаты Кассационного гражданского суда от 9 декабря 2019 года содержит заключение относительно применения норм права, а именно: положения Закона № 1304-VII не распространяются на случаи обращения взыскания на предмет ипотеки во внесудебном порядке на основании договора об удовлетворении требований ипотекодержателя (оговорки в ипотечном договоре). При этом постановление Большой Палаты Верховного Суда от 20 ноября 2019 года такого заключения не содержит.

Кроме того, необходимо отметить, что в состав Большой Палаты входит 21 судья Верховного Суда, по пять судей от каждого кассационного суда в составе Верховного Суда (административного, хозяйственного, уголовного и гражданского), а также Председатель Верховного Суда. Таким образом, при рассмотрении правовой проблемы за принятие того или иного решения, которое в дальнейшем будет применяться судами низших инстанций, будут голосовать большинство судей, не всегда имеющих соответствующую специализацию.

При этом в состав Объединенной палаты Кассационного гражданского суда входят судьи только данной специализации: по два судьи из состава судебных палат Кассационного гражданского суда (в данном кассационном суде функционируют три палаты) и председатель Кассационного гражданского суда. Следовательно, при рассмотрении правовой проблемы за принятие того или иного решения будут голосовать судьи, имеющие соответствующую специализацию.

Приоритет Объединенной палаты

Таким образом, учитывая составы Большой Палаты и Объединенной палаты Кассационного гражданского суда, можно предположить, что правовое заключение Объединенной палаты, изложенное в постановлении от 9 декабря 2019 года, все же будет иметь более весомое значение, поскольку сделано судьями, имеющими соответствующую специализацию, и станет обязательным в правоприменительной практике. Подтверждением такой позиции являются последующие решения Верховного Суда.

 

СКОК Владимир — партнер АО LES, адвокат, г. Киев

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: