Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №22 (336) » Действия, совершенные сторонами после заключения соглашения, могут быть доказательствами обмана

Действия, совершенные сторонами после заключения соглашения, могут быть доказательствами обмана

Нельзя согласиться с выводом суда о том, что действия сторон, совершенные после заключения соглашения, не могут рассматриваться как доказательство введения стороны в заблуждение, и потому истица данный факт (факт введения ее в заблуждение) при заключении

14 апреля 2004 года Судебная палата по гражданским делам Верховного Суда Украины, рассмотрев в судебном заседании дело по иску гр-ки И. к акционерному обществу закрытого типа (АОЗТ) «Недвижимость Киева», Общества с ограниченной ответственностью (ООО) «Инвестиционная компания ИТЛ», Государственного предприятия обслуживания воздушного движения Украины (ГП ОВД) «Украэрорух», гр-нам С, 3-и лица: гр-не В., Щ., Л., 1-вая Киевская государственная нотариальная контора, перестраховочная компания (ПК) «Защита», гр-не М., К, Х. о признании недействительными договоров о совместной деятельности и соглашений отчуждения квартиры, признания права собственности на квартиру, возмещения материального и морального ущерба, по кассационному представлению прокурора Оболонского района г. Киева на решение Оболонского районного суда г. Киева от 12 июня 2002 года и постановление Апелляционного суда г. Киева от 2 декабря 2002 года установила следующее.

В апреле 1997 года гр-ка И. обратилась с иском к гр-ну Щ. о возвращении отчужденного жилья или приобретении равноценного. В дальнейшем она изменила и дополнила свои требования и в последний исковом заявлении к ответчикам просила признать недействительными договоры о совместной деятельности и соглашения отчуждения квартиры, признать право собственности на квартиру и вменить им в обязанность возместить материальный и моральный ущерб.

Истица ссылалась на то, что она была собственником трехкомнатной квартиры № * по улице Л. Гавро, 5 в г. Киеве. Согласно соглашению о совместной деятельности по обмену квартир, заключенному между нею и АОЗТ «Недвижимость Киева» в лице гр-на Щ. 15 сентября 1994 года, она должна была передать АОЗТ принадлежащую ей квартиру, которую Общество должно было продать по рыночным ценам и в течение трех лет после этого приобрести для нее однокомнатную и двухкомнатную квартиры. На этот период АОЗТ обязывалось арендовать две квартиры для временного проживания истицы и членов ее семьи и оплачивать арендную плату за пользование ими.

14 октября 1994 года истица заключила с АОЗТ «Недвижимость Киева» договор купли-продажи спорной квартиры. Согласно условиям договора, деньги за квартиру ей не возвращались, а оставались в Обществе для приобретения в будущем двух квартир.

21 октября 1994 года и 17 октября 1995 года заключены договоры аренды двух отдельных квартир, и АОЗТ некоторое время оплачивало арендную плату за них, но в дальнейшем прекратило выполнение своих обязанностей по договору, не купив ей двухкомнатную квартиру.

В дальнейшем спорная квартира с целью введения истицы в заблуждение была передана в собственность ООО «Инвестиционная компания ИТЛ», которое передало указанную квартиру в порядке взаиморасчетов ГП ОВД «Украэрорух».

ГП ОВД «Украэрорух» выделило квартиру своему работнику, гр-ну С., а позже, по договору мены, квартира снова перешла в собственность ГП ОВД «Украэрорух».

Вследствие этого истица лишена жилья, нанимает для проживания квартиры, несет затраты, связанные с оплатой этих квартир, чем ей причинен материальный и моральный ущерб. Она считает, что АОЗТ «Недвижимость Киева» обмануло ее, а потому все соглашения относительно спорной квартиры должны быть признаны недействительными и возмещен причиненный ей ущерб.

Дело рассматривалось судами неоднократно.

Последним решением Оболонского районного суда г. Киева от 12 июня 2002 года, оставленным без изменения постановлением Апелляционного суда г. Киева от 2 декабря 2002 года, в удовлетворении иска отказано.

В кассационном представлении прокурор Оболонского района г. Киева просит отменить принятые по делу решения, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права.

Кассационное представление подлежит удовлетворению на следующих основаниях.

Согласно статье 161 ГК УССР, обязательства должны выполняться надлежащим образом и в установленный срок в соответствии с указаниями закона, акта планирования, договора, а при отсутствии таких указаний — согласно требованиям, которые обычно предъявляются.

Пунктом 5.1 договора о совместной деятельности, заключенного между истицей и АОЗТ «Недвижимость Киева» 15 сентября 1994 года, предусмотрено, что ответственность Общества за невыполнение или ненадлежащее выполнение им условий Договора страхуется в интересах клиента в соответствии с договором страхования с перестраховывающей компанией «Защита».

Во исполнение указанных положений гр-ке И. выдан страховой полис № 059.

Судом установлено, что АОЗТ «Недвижимость Киева» и АОЗТ ПК «Защита» 15 июня 1994 года заключили между собой договор о страховании ответственности за невыполнение обязательств относительно заключенных договоров.

Однако АОЗТ «Недвижимость Киева» ни одного страхового взноса, предусмотренного страховыми полисами, согласно заключенному договору, на счет АОЗТ ПК «Защиту» не внесла, в связи с чем договор страхования ответственности от 15 июня 1994 года был расторгнут согласно решению Арбитражного суда г. Киева от 19 декабря 1996 года.

Судом также установлено, что в ходе расследования уголовного дела по обвинению генерального директора АОЗТ «Недвижимость Киева», гр-на Щ., в совершении им преступления, предусмотренного частью 2 статьи 165 УК Украины (в редакции 1960 года), было установлено, что в связи с отчуждением квартир граждан в распоряжение АОЗТ поступали средства, которые гр-ном Щ. не были отражены в бухгалтерском учете. Также гр-ном Щ. умышленно не отчислялись взносы страховой компании.

При таких обстоятельствах суду нужно было выяснить: имел ли намерения гр-н Щ. выполнять условия договора и обеспечить страхование ответственности возглавляемого им Общества согласно взятым на себя обязательствам, предоставил ли он потерпевшей неправдивую информацию.

Нельзя согласиться с выводом суда о том, что действия сторон, совершенные после заключения соглашения, не могут рассматриваться как доказательство введения стороны в заблуждение, и потому истица данный факт (факт введения ее в заблуждение) при заключении договора № 59 от 15 сентября 1994 года не доказала, поскольку он сделан без анализа сути заключенных соглашений.

В соответствии с пунктом 12 постановления Пленума Верховного Суда Украины № 3 от 28 апреля 1978 года «О судебной практике в делах о признании соглашений недействительными» под обманом следует понимать умышленное введение в заблуждение участника соглашения путем сообщения сведений, не соответствующих действительности, или замалчивания обстоятельств, имеющих существенное значение для заключаемого соглашения.

Согласно части 1 статьи 57 ГК УССР, соглашение, заключенное вследствие обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны со второй стороной, а также соглашение, которое гражданин был вынужден заключить на крайне не выгодных для себя условиях вследствие стечения тяжелых обстоятельств, может быть признано недействительным по иску потерпевшего или по иску государственной или общественной организации.

При разрешении спора относительно судьбы имущества, переданного вследствие заключенных по делу соглашений, суд первой инстанции не учел указанных требований закона, а суд апелляционной инстанции не исправил указанных недостатков.

Принятые по делу решения не отвечают требованиям закона, не могут оставаться в силе и подлежат отмене.

Руководствуясь статьями 334, 343 ГПК Украины, Судебная палата определила:

кассационное представление прокурора Оболонского района г. Киева удовлетворить;

решение Оболонского районного суда г. Киева от 12 июня 2002 года и постановление Апелляционного суда г. Киева от 2 декабря 2002 года отменить;

дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Постановление обжалованию не подлежит.

(Определение Верховного Суда Украины от 14 апреля 2004 года. Председательствующий — Дидковский А.А. Судья-докладчик — Гуменюк В.И.)

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Государственная практика

Украинские антимонопольщики в Сеуле

Деловая практика

«Милые неувязки» законодательства

Зарубежная практика

Очередной проект регистрации

Кредитные бюро за рубежом

Комментарии и аналитика

Международно-правовые обычаи в международных инвестиционных спорах

Неделя права

30 дней – это не 4 месяца

Место зампредседателя ВСЮ временно осталось вакантно

О создании исполнительных групп ГИС

Утвержден временный порядок госрегистрации сделок

Вперед, к мировым достижениям

Судебная практика

Есть ли смысл в мировом соглашении?

Притворство или юридический бумеранг

Судебные решения

Действия, совершенные сторонами после заключения соглашения, могут быть доказательствами обмана

Задержка подписания акта дает поставщику право прекратить энерговодоснабжение

Отсутствие вины в предусмотренных законом случаях освобождает от уплаты таможенного сбора

При ошибке в завещании проблема оформления по нему наследства может быть разрешена судом

Тема номера

Право на свободу выражения мнения

Право собственности по-европейски

Трибуна

Государство должно помнить, что скупой платит дважды, а Госбюджет мал!

Частная практика

Встреча с привкусом реформы?

Юридический форум

Совместное заседание комитетов

Ассоциация юристов Украины приняла в свои ряды 100-го члена

Проблемы корпоративного управления в банках

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: