Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Цент управления

Управление арестованными активами способно приносить выгоду бизнесу, убежден председатель АРМА Антон Янчук
По словам г-на Янчука, приоритетная задача в управлении активами для АРМА — привлечь к сотрудничеству как можно больше управляющих

«Мы не имеем права останавливаться», — заявляет перед интервью Антон Янчук, председатель Национального агентства Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений (АРМА). Попытки помешать деятельности АРМА он объясняет по-разному. В одних случаях собственниками движет нежелание исполнять законные решения судов, а в других — приходится сталкиваться с непониманием сути деятельности органа. Как отмечает г-н Янчук, к сотрудникам АРМА относятся негативно, хотя они, как и государственные исполнители, лишь реализуют принятое судебное решение. В интервью «ЮП» г-н Янчук помог развеять мифы вокруг Национального агентства и озвучил первые результаты его деятельности.

— Антон Владимирович, что представляет собой рынок услуг по управлению?

— Его развитие находится на начальной стадии. Хотя в Украине потенциальных управляющих ровно столько, сколько субъектов предпринимательства. Наш подход состоит в следующем: управляющим должен быть субъект, который специализируется на определенном рынке товаров, работ и услуг. КВЭДы нас не интересуют — нам важен профессионализм. Мы пробовали разные подходы к анализу способностей управляющих. У компании может быть прекрасная репутация, но нет соответствующей команды. И наоборот — компания молодая, однако ее штат состоит из достаточно сильных кадров. Еще один аспект — бизнес в нашей стране, как правило, плохо структурирован и в основном представлен большой группой компаний, каждая из которых выполняет часть функций. Одна компания держит активы, другая — осуществляет операционную деятельность, а третья — предназначена для технических целей. Трудно найти компанию, которая аккумулирует в себе абсолютно все необходимые практики. Когда компания может подтвердить, что является частью группы, способной реализовать проект, мы можем признать ее управляющей компанией. Ведь в бизнесе это так и работает! Здесь мы видим несовершенство законодательства, ведь оно требует, чтобы управляющий был представлен одной компанией. Также нас устроит, если управляющий имеет соглашения с подрядчиками, которые могут осуществить ту или иную функцию. Важно, чтобы компания справилась с определенными вызовами. Если вокруг актива происходит масса состязаний юридического характера, имеется большое количество обременений и споров, то мы потребуем, чтобы у управляющего в штате или на субподряде была юридическая команда, способная работать в определенной области. Функция управления имуществом уникальна тем, что это пример публичной функции государства, которая напрямую зависит от интереса бизнеса к ней. Есть интерес — у нас высокая явка на конкурс и высокое качество управления. Низкая явка вынуждает нас искать среди пяти-шести управляющих и соглашаться на их условия. А наш интерес в том, чтобы мы выбирали из сотен компаний. Думаю, вскоре так и будет. Пока наша функция новая, а ее первые шаги и так сопровождаются информационными кампаниями в СМИ.

 

— Ощущаете ли вы или управляющие давление?

— Давление оказывается и на нас, и на управляющих, и на судей, и на правоохранителей. Именно поэтому мы не скрываем всех нюансов работы с арестованным имуществом. Потому мы и инициировали проведение Форума по управлению арестованными активами. Цель мероприятия — обсудить не только выгоды, но и возможные риски. Такого рода деятельность содержит прямые признаки венчурной деятельности, ведь управление прямо привязано к действиям, связанным с арестом. Когда он будет снят? Это может произойти даже на следующий день после конкурса по отбору управляющих! А, возможно, и через три года. Но мы считаем, что такой риск может быть компенсирован доходом. Более высоким, чем если бы это был неарестованный актив. Напомню, что риск — одна из составляющих предпринимательства.

 

— Насколько использование украинским бизнесом иностранных юрисдикций (в том числе офшорных) влияет на управление имуществом?

Структура собственности на актив, переданный в управление, или корпоративная структура компаний, которые имеют контроль над переданным в управление активом, для нас не имеет значения. Институт управления арестованным имуществом принес в правовое поле революционные изменения в области гражданского права, а именно — титул управления, предусмотренный Законом Украины «О Национальном агентстве Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений» (закон об АРМА). По Гражданскому кодексу Украины существует право собственности и другие вещные права, список которых не является исчерпываемым. Такие вещные права могут быть установлены законами. Управление активами, согласно закону об АРМА, это — владение, пользование и распоряжение активом. По сути это «зеркало» права собственности, но с двумя отличиями. Во-первых, этот титул целевой — он направлен на сохранение стоимости. Во-вторых, он срочный. Причем с отлагательным условием: неизвестно, сколько он просуществует. Каким бы ни был запутанным титул собственника, как бы он ни был опосредован какой-либо корпоративной структурой, как бы ни распределялся контроль внутри группы собственника и где бы он ни был спрятан, для нас не имеет значения. Титул управления АРМА параллелен праву собственности и не зависит от него. Ни АРМА, ни нанятые им управляющие не являются правопреемниками собственника арестованного актива.

 

— Усложняется ли розыск при таком трансграничном структурировании?

— Да, за счет того, что предпринимаются активные действия по сокрытию актива. Чем больше таких действий, тем сложнее розыск. Нам приходится работать с розыском тех активов, которые найти с помощью оперативно-розыскных действий невозможно. Тут нужно иметь доступ к источникам информации, проводить аналитическую работу. В этом плане мы прогрессируем. Стратегический вектор — получение автоматизированного доступа к источникам информации. Большие массивы информации (big data) могут обрабатываться тоже автоматически. Отмечу, что АРМА была авторизована в трех самых крупных организациях по трансграничному обмену данными в области розыска активов. Недавно мы присоединились к четвертой — Европолу. Это открывает доступ к криптованной системе обмена данными SIENA (Secure Information Exchange Network Application). Но доступ к ней нельзя получить с помощью обычного офисного компьютера, здесь потребуется особое оборудование. Мы понимаем, что можем сократить время обработки массива информации в 20–30 раз в перспективе пяти-семи лет. Но это требует в том числе инвестиций.

 

— Зависит ли ваша работа от деятельности правоохранителей?

И розыск, и управление — ключевые функции АРМА — полностью зависят от дискреции правоохранителей. Увы, получая информацию от нас, правоохранители не обязаны мгновенно передавать материалы в суд для наложения ареста. Агентство уполномочено осуществлять розыскные мероприятия исключительно при получении запроса от ограниченного круга лиц, куда входят следователи, детективы, прокуроры, судьи. Также есть только два основания для передачи актива в управление: решение следственного судьи или решение суда в уголовном производстве, а также согласие самого собственника. У нас нет правосубъектности в уголовном процессе. Мы не участвуем в процессе рассмотрения следственным судьей ходатайства прокурора о передаче имущества в управление. Многие определения мы получаем уже постфактум по почте (как, например, по двум теплоэлектростанциям). В этом я вижу проблему. Такие сложные вопросы, как управление крупными инфраструктурными объектами, должны заранее оговариваться. Иначе возникают риски для управления. Во многих юрисдикциях в уголовном процессе существует отдельная стадия — pre-seizure planning, когда следователь, прокурор, представитель соответствующего органа — аналога АРМА и судья, собираясь вместе, обсуждают пошагово наложение ареста, его объем, вопросы передачи в управление, разумные опции поведения с активом еще до обращения в суд прокурора. Но идеальной модели управления ни одна страна мира не знает, ведь процесс управления арестованным имуществом — априори конфликтная сфера. К тому же любая модель постоянно должна меняться в зависимости от экономических факторов, уровня преступности и т.д.

 

— Вы сказали, что делаете выбор в пользу профессиональных управляющих. Но ведь эти субъекты наделены большими ресурсами, что позволяет претендовать на управление в различных отраслях. Не боитесь ли монополизации?

— Мы были бы рады оказаться на той стадии развития интереса бизнеса, чтобы говорить об угрозе монополизации. Пока наша задача — привлечь интерес бизнеса в принципе. Возможно, кто-то не желает иметь ничего общего с арестованными активами. Компании прогнозируют, что их могут ассоциировать с некоторыми субъектами. Со своей стороны мы можем доносить правду о выгодах и оптимизировать процесс. Мы ввели процедуру авторизации потенциальных управляющих. Это дает возможность компании, специализирующейся в одной сфере, подтвердить требования к управлению определенным объектом. Авторизация потенциальных управляющих коммерческой офисной недвижимостью открыта год назад. Фирма может заблаговременно подтвердить компетенцию и стать потенциальным участником конкурса. В случае проведения конкурса ей не нужно будет подтверждать ее «профпригодность».

 

— Существует ли вероятность, что арестованным активом будет управлять компания, связанная с собственником?

Закон об АРМА не содержит прямого запрета собственнику стать управляющим, равно как и не дает ему приоритета перед другими желающими управлять активом. Логика института — в сохранении экономической стоимости актива. Если активом управляет собственник, то управление дает возможность контроля над объектом: мы понимаем содержание и объем расходов, круг контрагентов, получаем доступ ко всем сделкам. Картина выглядит гораздо яснее, чем если бы это были отношения в плоскости «собственник — его актив». Коммерческая тайна для нас снимается. Если собственник как управляющий будет вести непрозрачную деятельность, то мы можем прекратить отношения и даже инициировать привлечение его к ответственности за мошенничество. Вместе с тем, если в рамках уголовного производства установлено, что собственник осуществлял управление активом недобросовестно, то передача актива ему в управление вызывает вопросы к соблюдению принципа эффективности управления. Поэтому опция передачи актива в управление собственнику каждый раз рассматривается индивидуально.

 

— Но в целом ничто не мешает ему дальше получать прибыль?

Да, но часть прибыли будет поступать в госбюджет. С введением управления станет абсолютно контролируемым объем расходов на содержание (та часть, на которой собственник мог бы недобросовестно оптимизироваться). Вознаграждение будет устанавливаться в виде процента от прибыли. Плюс это своего рода эксперимент, позволяющий сравнить, как этот актив работает в режиме управления и как он работал до него. Как правило, у собственника есть формальная и неформальная части рентной платы. В правовом режиме управления это невозможно — мы это увидим.

 

— Пересекаетесь ли вы с юридическим рынком? Можете ли вы нанять его субъектов для выполнения ваших задач?

— Пересечение у нас пока крайне ограниченное: рынок представляет интересы собственников в состязательном процессе. В какой-то мере мы создаем работу для юристов. Заказывать юридические услуги мы не можем. Функции, которые возложены на госорган, он не может отдавать на аутсорсинг. Мы вправе привлекать оценщиков и управлющих, но у нас есть юротдел. Для форензика использовать подрядчиков мы тоже не можем, так как у нас есть функция розыска. С юрфирмами мы пересекаемся разве что при представительстве в иностранных юрисдикциях. Не исключаю сотрудничества с украинскими юрфирмами, имеющими офисы в соответствующих странах.

 

(Беседовал Виталий ДУДИН,

«Юридическая практика»)

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Содержание

Акцент

Из первых мук

Государство и юристы

Знать долг

Справедливый баланс

Украшение строптивого

Большая Палата ВС определила подсудность дела об отмене записей о госрегистрации

ВСП добился победы в споре с судьей относительно увольнения

Конспект

Разговорный штиль

Структурное разделение

Отрасли практики

Процедурный вопрос

Разрешить сомнения

Рабочий график

Западный ветер

Карта событий

Репортаж

Дать всего по Польше

Рынок туда

Судебная практика

Изгнание ромов из их домов квалифицируется как обращение, унижающее достоинство

Не с чего взять

Приговор, основанный на противоречивых показаниях, не считается справедливым

Тема номера

Слушания в Апелляционном суде Англии и Уэльса будут транслироваться онлайн

Схема входа

Оказаться на проверку

Суд ЕС не признал авторское право на вкус

Грызть грани

Увольнительные чувства

Признаться с трудом

Управление активами

Цент управления

ФОРМА и содержание

Частная практика

ЮФ Aequo объявила о расширении управленческой команды

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: