Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №13 (275) » Цена архаизмов — свобода человека

Цена архаизмов — свобода человека

Институт дополнительного расследования вызывает неоднозначные трактовки юридической общественности Украины

Уголовно-процессуальное законодательство Украины предусматривает применение такого правового института, как возвращение уголовного дела на дополнительное расследование, предусмотренное статьями 246 и 281 Уголовно-процессуального кодекса (далее — УПК) Украины. Часть 6 статьи 156 УПК Украины предусматривает продление сроков содержания обвиняемого лица под стражей в данной ситуации. В практике работы судов существует целый ряд примеров, когда на основании вышеуказанной нормы дело возвращается на дополнительное расследование не один, а два и более раз. Обвиняемый находится под стражей, и нет возможности оспорить незаконность такого содержания, так как в данной норме закона не заложено никаких ограничений для суда по вопросу: сколько раз можно возвращать дело на дополнительное расследование и как должен при такой повторности решаться вопрос о сроках содержания под стражей.

Мнение ученых

С вопросом о возможности решения этой проблемы мы обратились к специалистам в сфере уголовного процесса: заведующему кафедрой правосудия Киевского национального университета им. Т. Шевченко, кандидату юридических наук, доценту Василию Шибико и старшему научному сотруднику Института государства и права им. В.М. Корецкого, кандидату юридических наук Николаю Сирому.

Василий Шибико объяснил, что суд действительно вправе вернуть дело на дополнительное расследование, при котором автоматически продлевается время содержания обвиняемого под стражей на срок до двух месяцев. Следует учитывать, что статьи 156 и 281 УПК Украины не ограничивают количество случаев возвращения уголовного дела на доследование. Но такое положение ущемляет права лица, находящегося под стражей, противоречит Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, а также другим международным законодательным актам о правах человека, ратифицированным Верховным Советом Украины.

Если Украина стремится стать демократическим и цивилизованным государством, нельзя допускать, чтобы уголовное дело два и более раз возвращалось на доследование, а обвиняемого продолжали содержать под стражей сверх определенных законом сроков, без необходимого обращения следователя к суду с ходатайством о продлении срока содержания под стражей.

Рабочая группа в Верховном Совете по разработке нового Уголовно-процессуального кодекса Украины, членом которой является Василий Шибико, обсуждает вопрос целесообразности существования института возвращения судом уголовного дела на дополнительное расследование. Возможно, случаи, в которых суд будет возвращать дело на доследование, будут иметь место, но их перечень будет строго ограничен, что не допустит многократных нарушений прав обвиняемого на свободу и личную неприкосновенность. В статье 315-1 УПК Украины, принятой в ходе «малой» судебной реформы, уже сделан первый важный шаг к решению этой проблемы: для проверки и уточнения фактических данных, полученных в ходе судебного следствия, суду предоставлено право в ходе судебного разбирательства поручить органу, проводившему расследование, выполнить определенные следственные действия. Положение этой статьи дает возможность суду в ходе судебного разбирательства выяснить необходимые обстоятельства дела без возвращения его на дополнительное расследование.

Николай Сирый отметил, что при любых обстоятельствах в ходе расследования уголовного дела должны учитываться положения части 2 статьи 156 УПК Украины, четко закрепляющей сроки содержания под стражей и порядок их продления. Процедуру возвращения дела на дополнительное расследование Николай Сирый назвал «архаизмом нашего уголовного процесса». «Хоть этот архаизм и существует, — говорит г-н Сирый, — нельзя согласиться с тем, чтобы этот институт был доминирующим в вопросе продления сроков содержания под стражей».

Конституция требует, чтобы все, что касается вопросов содержания под стражей, проходило по четко обозначенной процедуре: никакая свобода трактовки здесь недопустима. Если срок содержания под стражей прошел, независимо от того, на каком этапе находится расследование уголовного дела, необходимо компетентное продление сроков содержания под стражей. А именно мотивированное постановление судьи определенного уровня, которое должно прямо касаться вопроса продления срока. Никакие вольные толкования здесь не допускаются. Перед судьей определенного уровня нужно четко поставить вопрос о необходимости продления срока содержания под стражей с указанием срока продления. Судья должен оценить основания и аргументы, принять решение по этому вопросу.

В связи с этим, по мнению Николая Сирого, нужно обратить внимание на то, как в целом развивается практика по этому вопросу. Если занять позицию: пусть, мол, практика развивается гибко и сроки содержания под стражей растягиваются в неопределенном режиме, будет допускаться ряд нарушений прав обвиняемого. Мы должны занять другую позицию — четкую и категоричную в этом вопросе. Это связано и с международными обязательствами Украины, обозначенными в Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, требующей четкости в вопросе ограничения свободы личности на судебных стадиях, при производстве по уголовным делам.

Как выполняются требования Конвенции и других международных актов о правах человека, а также Конституции Украины, можно продемонстрировать на примере расследования одного уголовного дела.

Уголовное дело

В октябре-ноябре 2000 года трех граждан Украины — А., Ю. и Г. (сына А.) — задержали по подозрению в покушении на убийство. Им инкриминировали организацию и совершение подрыва автомобиля одного из учредителей ЗАО «А» гражданина В. При взрыве пострадал сам В (ему оторвало ногу и сильно покалечило руку), а также пострадал водитель, в результате взрыва лишившийся слуха. По утверждению адвокатов обвиняемых, когда пострадавший пришел в сознание после покушения, он назвал фамилии трех лиц, которых он может подозревать в совершении подрыва. Правоохранительные органы начали работать только по одному из возможных вариантов, а именно отрабатывать версию причастности А., Ю. и Г., хотя имя одного из учредителей ЗАО «А», гражданина А., было названо пострадавшим В. в последнюю очередь. Основным мотивом совершения преступления, по мнению следствия, был отказ В. выплатить А. сумму, которую он задолжал при приобретении ЗАО «А» нефтепродуктов. По версии следствия, исполняя указания А., его брат Ю. передал взрывчатку сыну А. и рассказал, как из нее изготовить взрывной механизм. 27 октября 2000 года сын А. изготовил взрывчатку и подложил ее под днище автомобиля В. Таким образом, А., Ю. и Г. обвинили в совершении преступления из корыстных побуждений способом, опасным для жизни многих лиц. 15 ноября 2001 года Апелляционный суд г. Киева вынес обвинительный приговор, по которому А. получил наказание в виде 14 лет лишения свободы, Ю. — 9 лет лишения свободы и Г. — 14 лет лишения свободы.

Адвокаты осужденных подали кассационную жалобу в Верховный Суд Украины, в которой отмечалось отсутствие доказательной базы в материалах дела, а также то, что многие процессуальные действия были проведены с нарушением законодательства Украины, а многие документы сфальсифицированы. В кассационной жалобе защитник Ю. отметил ряд нарушений, одно из которых — повторное проведение обыска квартиры, где, по версии следствия, было изготовлено взрывное устройство. Обыск проводился с грубыми нарушениями закона. Адвокат указал, что обыск производился повторно, поздно вечером, при отсутствии обитателей квартиры; дверь квартиры была открыта собственным ключом сотрудников милиции, а вещественные доказательства упаковывались ненадлежащим образом. Верховный Суд Украины учел те обстоятельства, на которые указывали адвокаты, и направил дело на дополнительное расследование для всестороннего и полного выяснения обстоятельств и фактов, не выясненных в ходе расследования. При возвращении дела на доследование прокуратура не выполнила требований Верховного Суда в полном объеме (исследовать все обстоятельства этого уголовного дела), поэтому дело было возвращено на доследование повторно. Ко времени, когда уголовное дело попало на повторное доследование к прокурору Святошинского района г. Киева, закончился предусмотренный законом девятимесячный срок содержания под стражей, по истечении которого только судья Верховного Суда может его продлить, имея при этом достаточные основания. Но прокурор Святошинского района, ссылаясь на положение части 6 статьи 156 УПК, указывает, что при направлении дела на дополнительное расследование обвиняемые могут содержаться под стражей на протяжении двух месяцев без решения вопроса о продолжении этих сроков в судебном порядке.

Выше мы привели обоснование ученых-процессуалистов о неправомерности многократного возвращения уголовного дела на доследование и продления срока содержания под стражей обвиняемых. К такому же выводу пришел и Шевченковский местный суд г. Киева, который рассмотрел жалобу адвокатов обвиняемых на неправомерную бездеятельность прокурора Святошинского района г. Киева и начальника СИЗО № 13, в котором содержались обвиняемые. Суд пришел к выводу о том, что требования части 6 статьи 156 УПК Украины уже были реализованы досудебным следствием. В соответствии с той же статьей дальнейшее продолжение содержания под стражей должно проводиться на общих основаниях, то есть при наличии соответствующего постановления судьи Верховного Суда. В связи с этим суд постановил: обвиняемых освободить из-под стражи немедленно. Обвиняемые были на свободе всего несколько дней, но по определению Апелляционного суда г. Киева была возвращена прежняя мера пресечения — содержание под стражей.

Мнение судьи

Судья Апелляционного суда г. Киева Александр Степашко, председательствующий по этому делу, отметил, что «суд не избирал обвиняемым меры пресечения, а только лишь отменил неправомерное решение Шевченковского суда». По его словам, норма части 6 статьи 156 УПК на сегодняшний день не дает прямого указания для суда, сколько раз можно возвращать уголовное дело на доследование. Закрепляя такую норму, законодатель выразил доверие к суду, поэтому нельзя сомневаться в правомерности действий суда. Но фактически Шевченковский суд, постановление которого отменено, рассматривал не жалобы на постановления об аресте, а жалобу адвокатов на бездеятельность прокурора и начальника СИЗО. Однако нельзя обжаловать действия начальника СИЗО в уголовно-процессуальном порядке. В связи с этим Апелляционный суд г. Киева направил материалы дела в Шевченковский суд для рассмотрения в порядке, предусмотренном законодательством.

Пока суд решает, в каком порядке рассматривать жалобы адвокатов, обвиняемые должны содержаться под стражей, согласно норме уголовного процесса, которую ученые признают архаизмом в праве и, вероятней всего, она не будет закреплена в новом УПК. Кроме того, обвиняемые содержатся без надлежащего оформления срока содержания под стражей, что является противозаконным.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Государственная практика

Земельная реформа: проблемы практики

Деловая практика

Операции с нерезидентом

Законодательная практика

Цена архаизмов — свобода человека

Зарубежная практика

Госдума не изменила правила ипотеки земли

Должников по квартплате будут выселять

В РФ коммерческая тайна будет защищена

Нерезиденты не лишились права переводить валюту за рубеж

Гарри Поттер «судится» с Таней Гроттер

Неделя права

Апостиль на документах

Зачем банкам оружие?

Защитников отстранят от уголовного судопроизводства

Налог на доходы по депозитам: за и против

Европейская конвенция на защите прав человека

Новости профессии

Законопроект об избрании судей

Онопенко увольняется с должности судьи Верховного Суда

Жалоба Юрия Яцюка не удовлетворена

Главная новость

Количество госисполнителей увеличится вдвое

Прецеденты

О признании недействительным решения ГНИ (кассация)

О возвращении из государственного бюджета излишне уплаченной суммы налога на землю (кассация)

О признании недействительным решения государственной налоговой инспекции (кассация)

О признании недействительным решения ГНИ (кассация)

Судебная практика

ВХСУ и ВСУ: акцизные разногласия

Дело о сбитом Ту-154: защита нападает

Тема номера

Практика разрешения споров, связанных с платой за землю

Точка зрения ВХСУ на аспекты уплаты налога

Проблемы уплаты земельного налога собственниками квартир

Частная практика

Законодательство стран СНГ

Юридический форум

Поверенный по недвижимости: нужен или нет?

Это не розыгрыш. Это судебная практика!

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: