Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Болеутомляющее средство

Средство от головной боли: фармацевтическая фирма «Дарница» добилась в ВС запрета на использование компанией «Здоровье» обозначения в виде надписи «Цитрамон»

Кристина ПОШЕЛЮЖНАЯ «Юридическая практика»

Противостояние двух фармацевтических компаний «Дарница» и «Здоровье» в вопросе использования обозначения «Цитрамон» началось еще в мае 2017 года. Именно тогда Хозяйственный суд г. Киева открыл производство по делу, инициированному «Дарницей», о прекращении нарушения прав интеллектуальной собственности на обозначение «Цитрамон». Дело дошло до Верховного Суда (ВС), и 26 февраля 2019 года Кассационный хозяйственный суд в составе ВС вынес постановление, которое стало знаковым для рынка интеллектуальной собственности.

ЧАО «Фармацевтическая фирма «Дарница» обратилось с иском к ООО «Фармацевтическая компания «Здоровье» и Министерству здравоохранения Украины. Истцы выдвинули несколько требований. Во-первых, признать недействительным приказ Минздрава Украины о государственной регистрации лекарственного средства «Цитрамон-Здоровье». Во-вторых, обязать министерство исключить регистрационные удостоверения этого лекарственного средства из Государственного реестра лекарственных средств Украины. В-третьих, запретить компании «Здоровье» применять обозначение «Цитрамон», которое является схожим до степени смешения со знаком «Цитрамон», используемым в собственной хозяйственной деятельности истцом и защищенным свидетельством Украины на знак для товаров и услуг. В-четвертых, обязать компанию «Здоровье» удалить обозначение «Цитрамон» из маркировки лекарственных средств собственного производства. В-пятых, признать недействительными регистрационные удостоверения на лекарственные средства «Цитрамон-Здоровье». Как утверждал истец, на упаковках лекарственных средств «Цитрамон-Здоровье» производства ответчика размещено обозначение «Цитрамон», похожее до степени смешения на знак для товаров и услуг, принадлежащий «Дарнице».

Судебный эксперт в этом деле установил сходство обозначений по некоторым признакам: в частности, это общее зрительное впечатление (обозначения похожи), вид и характер изображения (прямоугольник, имеющий зеленый фон, в центре которого находится надпись белого цвета), цвета обозначения (белый, зеленый), алфавит (кириллица).

Исходя из этого, суд первой инстанции пришел к выводу, что надлежащим и эффективным способом защиты прав истца будет установление запрета компании «Здоровье» использовать обозначение в виде надписи «Цитрамон», которое выполнено кириллицей, стандартным шрифтом, имеет заглавную первую букву, размещено на прямоугольнике зеленого цвета, с сочетанием зеленого, белого, розового цветов, в деловой документации, сети интернет, а также использовать обозначение «Цитрамон» путем его нанесения на упаковки товаров 5 класса Международной классификации товаров и услуг («Цитрамон» «Дарницы» тоже зарегистрирован для товаров 5 класса) и путем хранения, предложения к продаже и рекламирования товаров 5 класса, на упаковках которых нанесено обозначение «Цитрамон». Другим эффективным способом защиты, по мнению суда, станет обязательство устранить обозначения в виде надписи «Цитрамон».

Что касается требований к Минздраву, то суд обратил внимание, что приказ не содержит описания упаковок лекарственного средства, из которого можно было бы сделать вывод о нарушении прав истца. В части требований к Министерству здравоохранения Украины суд принял решение отказать в их удовлетворении на основании их недоказанности и несоответствия материалам дела. В результате 25 июля 2018 года Хозяйственный суд г. Киева удовлетворил иск частично (дело № 910/7661/17). Это решение было оставлено без изменений постановлением Северного апелляционного хозяйственного суда от 4 декабря 2018 года.

Суд апелляционной инстанции подчеркнул, что Минздрав не является органом, который проверяет и непосредственно защищает права интеллектуальной собственности именно на торговую марку, следовательно, законных оснований для отказа в принятии заявления о государственной регистрации препарата и отказа в регистрации препарата у Министерства здравоохранения Украины не было. Коллегия судей также указала, что государственная регистрация лекарственных средств министерством не является юридическим фактом, который автоматически вводит их в гражданский оборот, поскольку изготовление, оптовая или розничная торговля зависит от намерения в данном случае компании «Здоровье» как производителя. «При этом государственная регистрация препаратов удостоверяет их безопасность для людей при применении на территории Украины и не влияет на правоотношения в сфере интеллектуальной собственности», — акцентирует внимание суд апелляционной инстанции. Верховный Суд с такой позицией не согласен.

Кассационный хозяйственный суд ВС пришел к выводу, что суды предыдущих инстанций (в частности, апелляционный) не учли, что, во-первых, именно приказ Минздрава (в его обжалованной части) и регистрационные удостоверения были и остаются необходимыми предпосылками введения лекарственного средства в гражданский оборот, а следовательно, и нарушения права интеллектуальной собственности истца по делу; во-вторых, формальное соблюдение Министерством здравоохранения Украины существующей процедуры регистрации лекарственных средств при любых условиях не должно доминировать над правом собственника зарегистрированного знака для товаров и услуг запрещать использование обозначения и не должно ставить под сомнение исключительный характер прав на такой знак. В-третьих, признание недействительным, в том числе частично, акта государственного органа не определяется законом как мера ответственности, а является одним из предусмотренных законом способов защиты нарушенных прав и законных интересов (пункт 10 части 2 статьи 16, статья 21 Гражданского кодекса Украины).

«Частичное, а не полное удовлетворение хозяйственными судами в данном деле исковых требований, связанных с запретом компании применять обозначение «Цитрамон» и обязательством устранить это обозначение, не обеспечивает эффективной защиты прав и законных интересов истца. Ведь при такой редакции резолютивной части решения местного хозяйственного суда минимально возможное изменение в используемом компанией обозначении (к примеру, изменение одного из цветов или любого другого элемента обозначения) будет означать, что действие данного судебного решения на соответствующее обозначение не распространяется. В этом и заключается неэффективность указанного предыдущими судебными инстанциями способа защиты прав и интересов истца», — рассуждает Верховный Суд.

26 февраля 2019 года ВС отменил решение Хозяйственного суда г. Киева и постановление Северного апелляционного хозяйственного суда, а иск удовлетворил полностью.

 

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

ВС пошел дальше

Татьяна ЮЩЕНКО, юрист Sayenko Kharenko

Закон возлагает на Верховный Суд обязанность обеспечить постоянство и единство судебной практики. Исполнение этой обязанности достигается не только возможностью осуществления пересмотра судебных решений в кассационном порядке, но и необходимостью учета другими судами высказанных в результате такого пересмотра правовых позиций. Отечественная правовая система хотя и прямо не определяет существования характерного для стран англо-американской правовой семьи института overruling в его классическом виде, но все же допускает возможность пересмотра ранее высказанной правовой позиции высшего суда.

В отличие от самой сферы интеллектуальной собственности практика применения судами законодательства о защите прав интеллектуальной собственности не является слишком динамичной. Это обусловливает пристальное внимание к каждому решению Верховного Суда, принятому в указанной категории дел, относительно предмета новизны высказанных в нем правовых позиций. На данный момент можно констатировать устойчивость позиции наивысшего суда в вопросе определения роли Министерства здравоохранения Украины в спорах, возникающих в связи с нарушением прав правообладателя вследствие государственной регистрации лекарственных средств. Так, в постановлении от 26 февраля 2019 года (№ 910/7661/17) Верховный Суд практически дословно изложил позицию, которая ранее высказывалась Высшим хозяйственным судом Украины в постановлении от 8 апреля 2014 года (дело № 910/5552/13), а также в обобщающем письме № 01-06/1658/2013 от 19 ноября 2013 года: формальное соблюдение Министерством здравоохранения Украины существующей процедуры регистрации лекарственных средств при любых условиях не может доминировать над правом собственника зарегистрированного знака для товаров и услуг запрещать использование обозначения и не должно ставить под сомнение исключительный характер прав на такой знак.

Вместе с тем в этот раз наивысший суд не ограничился единственным аргументом и прибег к правовой оценке избранного истцом способа защиты нарушенного права, указав на то, что признание недействительным акта государственного органа не определяется законом как мера ответственности, а является одним из предусмотренных законом способов защиты нарушенных прав и законных интересов. Таким образом, Верховный Суд четко разграничил такие правовые категории, как мера ответственности за нарушение прав собственника объекта интеллектуальной собственности и способ защиты нарушенного права правообладателя, и пришел к выводу о правомерности требования о признании недействительным соответствующего приказа Министерства здравоохранения Украины.

Во время ознакомления с указанным постановлением Верховного Суда внимание привлекла оценка редакции резолютивной части решения местного суда в форме рассуждения по поводу того, что в случае вступления решения в силу в предложенном судами предыдущих инстанций виде не будет обеспечена эффективная защита прав истца. По сути, суд высказал обоснованное предположение о потенциальной угрозе достижению основной задачи хозяйственного судопроизводства. Стоит заметить, что указанный способ изложения мотивировочной части судебного решения более свойственен Европейскому суду по правам человека и является несколько необычным для отечественной Фемиды. По моему убеждению, такой способ изложения текста обеспечивает понимание адресатами судебного решения хода судейской мысли и является тем фактором, который усиливает обоснованность и мотивированность акта правосудия.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: