Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Боль в составах

Большая Палата ВС решила наболевший вопрос относительно субъектного состава осуществления уведомления судьи о подозрении
Вручение уведомления о подозрении судье уполномоченным субъектом не нарушает гарантий судейской независимости

Такое простое, на первый взгляд, процессуальное действие, как уведомление судьи о подозрении, сопряжено с целым рядом проблем. Случаи инициирования уголовных дел против служителей Фемиды далеко не единичны, однако практику определения субъектного состава осуществления уведомления судьи о подозрении нельзя назвать устоявшейся и однозначной.

Пришло время высказать свое мнение Большой Палате Верховного Суда (ВС). И она подошла к решению проблемы весьма основательно, предоставив ответы на целый ряд вопросов, содержащихся в определении Кассационного уголовного суда в составе ВС о передаче дела Большой Палате.

Итак, во-первых, с учетом положений статьи 481 Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины следует ли рассматривать под уведомлением судьи о подозрении только факт составления письменного текста уведомления о подозрении без его непосредственного вручения соответствующим лицом, должен ли осуществляться комплекс всех действий соответствующим лицом, в том числе составление и вручение уведомления о подозрении? Во-вторых, исключительно ли Генеральный прокурор или его заместитель уполномочены осуществлять уведомление судьи о подозрении? В-третьих, если уведомление судьи о подозрении осуществляется только Генпрокурором или его заместителем, то должны ли они быть включены в состав группы прокуроров или они являются отдельными процессуальными руководителями? В-четвертых, может ли Генпрокурор или его заместитель дать поручение следователю или другому прокурору вручить судье уведомление о подозрении?

Фабула дела

Вся эта судебная история основана на конкретном примере — деле судьи Харьковского апелляционного суда. В свое время ему было предъявлено обвинение в совершении уголовного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 368 Уголовного кодекса (УК) Украины (в редакции от 7 апреля 2011 года). Судья обвинялся в том, что он как служебное лицо получил взятку в значительном размере за совершение в интересах взяткодателя действия с использованием служебного положения во время апелляционного пересмотра дела. Приговором Кременчугского районного суда Полтавской области от 27 ноября 2015 года судья признан невиновным в совершении уголовного правонарушения, он был оправдан в связи с недоказанностью инкриминированного преступления. Уголовное производство в отношении адвоката, который, по данным следствия, был посредником, закрыто в связи с истечением сроков давности. Не будем вдаваться в подробности дела, отметим лишь следующее: судья утверждал, что между ним и адвокатом возникли гражданско-правовые отношения, связанные с существующим долгом за переданный аванс на покупку автомобиля. Таким образом объяснялись изъятые в служебном кабинете судьи во время обыска 6 тыс. долл. США.

Определением от 15 января 2018 года Апелляционный суд Полтавской области оставил приговор суда первой инстанции без изменений. В кассационной жалобе прокурор инициировал вопрос об отмене определения этого суда и назначении нового рассмотрения в апелляционном суде. Ошибочным, по мнению прокурора, является вывод суда о том, что вручение следователем уведомления о подозрении судьи, составленное и подписанное заместителем Генпрокурора по поручению последнего, противоречит требованиям уголовного процессуального закона, поскольку УПК Украины такого запрета не содержит.

Применение норм права

Большая Палата ВС обратила внимание на то, что судья принадлежит к категории лиц, в отношении которых осуществляется особый порядок уголовного производства. Одна из составляющих указанного особого порядка — процедура осуществления уведомления судьи о подозрении. Специальный порядок производства по уголовным делам в отношении судей связан с соблюдением принципа независимости судьи.

«Особый порядок осуществления уведомления судей о подозрении именно Генеральным прокурором или его заместителем, занимающими руководящие административные должности в органе прокуратуры наивысшего уровня, является одной из гарантий защиты судей от противоправного влияния и вмешательства каких-либо субъектов в их профессиональную деятельность по осуществлению правосудия в государстве. Эта гарантия призвана также защищать судей от действий, направленных на безосновательную дискредитацию и подрыв авторитета судебной власти в обществе в целом», — отмечает Верховный Суд. Правовая природа таких гарантий, продолжает Большая Палата, заключается в том, что они не могут рассматриваться как личные привилегии судьи, а, наоборот, имеют публично-правовое определение и служат средством защиты от необоснованного привлечения к уголовной ответственности, политической репрессии, принудительного отстранения от исполнения своих должностных и профессиональных обязательств.

Все, с лирическим отступлением мы завершили, переходим к конкретике.

Уведомление о подозрении — это целый комплекс процессуальных действий и решений следователя или прокурора во время досудебного расследования, направленный на формирование законного и обоснованного подозрения при условии обеспечения подозреваемому лицу возможности защищаться всеми разрешенными законом средствами и способами. Изложенное в письменном уведомлении подозрение служит основой для начала реализации принципа состязательности в уголовном производстве.

«Наделение только Генерального прокурора или его заместителя полномочиями относительно согласования и последующего подписания письменного уведомления о подозрении судьи сомнений не вызывает, поскольку именно проверкой наличия оснований для совершения такого процессуального действия исключительно этими субъектами обеспечиваются гарантии независимости судьи. Ведь при таких условиях контроль за соблюдением законности уведомления о подозрении осуществляют представители прокуратуры наивысшего уровня», — обращают внимание представители суда наивысшего уровня.

Большая Палата ВС убеждена, что письменное уведомление о подозрении судьи, предусматривающее согласование и последующее подписание такого процессуального документа, может осуществлять только Генеральный прокурор или его заместитель. «Это полномочие Генерального прокурора или его заместителя является исключительным и не может быть перепоручено другим прокурорам или следователям. Для реализации этого полномочия ни Генпрокурор, ни его заместитель не должны обязательно осуществлять процессуальное руководство в указанном уголовном производстве в отношении судьи, поскольку действующее уголовное процессуальное законодательство такого требования не устанавливает», — делает очередной важный вывод Верховный Суд.

Законодатель, как обращает внимание Большая Палата ВС, на нормативном уровне относительно процессуального порядка уведомления о подозрении применяет термины «составление», «вручение» и «осуществление» уведомления о подозрении. Различное понимание и соотношение этих понятий обусловило различную судебную практику относительно того, может ли Генеральный прокурор или его заместитель дать поручение следователю или другому прокурору вручить судье уведомление о подозрении.

Наивысшая судебная институция считает, что только эти должностные лица, организовывающие и координирующие деятельность всех органов прокуратуры с целью обеспечения эффективного выполнения функций прокуратуры, вправе осуществлять надзор за законностью осуществления уведомления судьи о подозрении. Они лично должны проверить обоснованность принятия решения об осуществлении такого уведомления, выяснив для этого, были ли соблюдены гарантии относительно задержания судьи и/или проведения оперативно-розыскных или следственных действий, правильно ли определена подследственность и прочее. Суд добавляет, что указание в уведомлении о подозрении фамилии, должности и подписи Генерального прокурора или его заместителя подтверждает то, что собственно Генпрокурор или его заместитель является тем должностным лицом, которое считает уведомление законным и обоснованным.

Суд указывает, что вручение процессуального документа (уведомления о подозрении), а также уведомление и разъяснение (при необходимости) прав подозреваемому является конечным этапом, завершающим процедуру осуществления уведомления судьи о подозрении. Однако само по себе вручение текста уведомления о подозрении другим субъектом при условии, что оно было принято, проверено, составлено и подписано уполномоченным на это статьей 481 УПК Украины субъектом не нарушает гарантий судейской независимости. По мнению Верховного Суда, дальнейшее вручение такого документа не дает оснований считать, что субъект вручения каким-то образом влияет на реализацию этой гарантии.

Коллегия судей считает, что цель обеспечения необходимых гарантий для судьи достигнута на предыдущих этапах совершения комплекса действий относительно осуществления уведомления судьи о подозрении. Особых требований относительно вручения как акта передачи лично, непосредственно из рук в руки судье составленного Генпрокурором или его заместителем текста уведомления о подозрении не устанавливает ни общая норма статьи 278 (единственная, регулирующая именно порядок вручения), ни специальная норма статьи 481 УПК Украины (в редакции до вступления в силу Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования отдельных положений уголовного процессуального законодательства» от 4 октября 2019 года), ни соответствующими нормами Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» от 2 июня 2016 года.

Таким образом, Большая Палата ВС пришла к заключению, что вручение судье уведомления о подозрении другим уполномоченным лицом при условии, что решение было принято и подписано определенным на это статьей 481 УПК Украины субъектом, не нарушает гарантий судейской независимости. Следовательно, Генеральный прокурор или его заместитель могут поручить следователю или другому прокурору вручить судье уведомление о подозрении.

Что касается фабулы дела, то Большая Палата ВС отменила решения нижестоящих судов с назначением нового рассмотрения в суде апелляционной инстанции на основании неправильного применения законодательства об уголовной ответственности и существенного нарушения норм уголовного процессуального закона. Постановление Большой Палаты ВС датировано 11 декабря 2019 года (дело № 536/2475/14-к).

Кристина ПОШЕЛЮЖНАЯ • «Юридическая практика»

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Содержание

Акцент

Показательные вступления

Государство и юристы

Микс-фактор

Накопительная карта

Сойдет с рук

Состояние префекта

Книжная полка

Техническая поддержка

Новости

Новости юридических фирм

Новости из зала суда

Оценки за четверть

Отрасли практики

Опасный вид спора

Все узнается в сравнении

Судебная практика

Боль в составах

Отсчет по практике

Произвольная норма

Судебные решения

Об основаниях для самостоятельного начисления налоговых обязательств налоговым органом

О нюансах признания недействительным одностороннего зачета встречных денежных требований

Бездействие полиции не может быть установлено как факт, имеющий юридическое значение, в порядке гражданского судопроизводства

Об особенностях назначения наказания за покушение на тяжкое преступление

О доказательствах, необходимых для применения специального режима налогообложения сельскохозяйственного товаропроизводителя

Тема номера

Дай пять

В толпе похожих

Доменная речь

Товарный гид

Таможенный вклад

Частная практика

Работать на взнос

Переходное время

Другие новости

Slider

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: