Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Блок о бок

Блокчейн-технологию можно использовать в управлении ІР-правами и борьбе с контрафактом на таможне, убеждены юристы
Рост популярности криптовалюты биткойна стал информационным предлогом для того, чтобы о блокчейн-технологии заговорили во всем мире

По мнению Всемирной организации интеллектуальной собственности, драйверами развития отрасли интеллектуальной собственности (ІР) являются блокчейн и искусственный интеллект. А директор по вопросам развития отношений в сфере интеллектуальной собственности ГП «Украинский институт интеллектуальной собственности» («Укрпатент») Данило Цьвок считает, что хайп вокруг технологии блокчейна был спровоцирован стремительным развитием криптовалюты. Эти и другие месседжи озвучивались во время онлайн-дискуссии «Blockchain — технология безопасности данных». Мероприятие было организовано в середине мая с.г. Отделением развития отношений в ІР-сфере «Укрпатента».

На перспективах введения государственных цифровых валют (Central Bank Digital Currency, CBDC) сосредоточился сертифицированный аудитор информационных систем, профессиональный консультант, исследователь и преподаватель Сергей Бондаренко. По его словам, пандемия коронавируса подняла вопрос не только электронного денежного оборота как такового, но и введения цифровых государственных валют. Плюсы таких процессов: прозрачность денежного оборота и борьба с коррупцией, дедолларизация (или уход от гегемонии американского доллара) и… гигиена (наличные средства способствуют распространению бактерий и вирусов). В числе минусов «цифрового подхода» г-н Бондаренко выделил кибер-риски, возможность потери приватности и энергозависимость.

Сергей Бондаренко подчеркнул, что 80 % центральных банков мира работают над проектом цифровой государственной валюты. И главный вызов заключается в том, что нет единого формата или шаблона разработки цифровой госвалюты — каждая страна видит ее по-своему и имплементирует исходя из собственных соображений. Тем не менее спикер убежден, что введение таких валют — неизбежное будущее.

Старший юрист, координатор направления Copyright & Media АО Arzinger Николай Рехлицкий акцентировал внимание на трудностях категоризации виртуальных активов с точки зрения гражданского права. По его словам, виртуальные активы не вписываются идеально в правовую систему, следовательно, ее необходимо изменять. «Нашей правовой системе не хватает надлежащей правовой гибкости и пространства для существования виртуальных активов. Для того чтобы этот рынок заработал, нужно вносить изменения в законодательство, и эта работа является фундаментальной — она может пошатнуть существующие принципы гражданского права», — считает г-н Рехлицкий.

На вопросах применения технологии блокчейна в управлении правами интеллектуальной собственности и борьбе с контрафактом остановилась партнер практики интеллектуальной собственности и защиты данных АО Arzinger Катерина Олейник. Во-первых, по ее словам, блокчейн-технологию можно применять для фиксации объектов авторского права, не подлежащих государственной регистрации, но которые нужно тем или иным образом зафиксировать. Во-вторых, в контексте использования смарт-контрактов, связанных с заключением соглашений относительно распоряждения ІР-объектами. В-третьих, технология блокчейна может использоваться для борьбы с подделками, пиратством и контрафактом. Г-жа Олейник напомнила, что таможенные органы ограничены в административном ресурсе, что делает невозможным фиксацию нарушений в полном объеме. Именно поэтому в последнее время появилось множество стартапов, предлагающих фиксировать на товаре определенную метку с последующим внесением информации в распределенный реестр для отслеживания цепочки поставок оригинального товара.

Но кто будет поддерживать эти реестры оригинальных товаров или базы данных авторских прав? Ведь они нуждаются в больших кадровых и финансовых ресурсах. Это вопрос, на который обществу еще предстоит ответить. Однако г-жа Олейник убеждена, что необходимо модернизировать законодательство относительно электронного документооборота, гражданское законодательство и популяризировать технологию блокчейна и ее возможности.

В свою очередь, советник министра цифровой трансформации Украины по вопросам виртуальных активов Андрей Дубецкий сосредоточился на легализации в Украине виртуальных активов — это определение является более широким, чем цифровая валюта. Министерство цифровой трансформации Украины взялось за этот вопрос потому, что в Украине пока отсутствует правовое поле для внедрения большинства криптоинноваций — все проекты юридически за пределами Украины или в тени. Он пообещал, что вскоре министерство обнародует для обсуждения законопроект о виртуальных активах. Помимо этого, разрабатываются сопутствующие изменения для того, чтобы не зарегулировать сферу или создать барьеры, а построить максимально эффективную систему, которая позволит рынку работать в правовом поле.

Слова г-на Дубецкого подтвердились уже 18 мая, когда Минцифры обнародовало законопроект «О виртуальных активах». Все замечания и комментарии экспертов министерство принимает до 5 июня 2020 года.

Вынесенный для публичного обсуждения документ определяет правовой статус виртуальных активов, круг субъектов, участников рынка, деятельность которых подлежит государственной регистрации, правила эмиссии виртуальных активов, а также ответственность за нарушение правил ведения деятельности участниками рынка. Согласно документу центральным органом исполнительной власти, который формирует и реализовывает государственную политику в сфере оборота виртуальных активов, является Министерство цифровой трансформации Украины.

Один из самых сложных вызов при разработке подобных документов — это поиск консенсуса в определении терминологического аппарата. Проект «О виртуальных активах» эту проблему решает следующим образом. Виртуальные активы являются имуществом, особенности оборота которого определяются Гражданским кодексом Украины. Виртуальный актив — это особый вид имущества, являющийся ценностью в цифровой форме, который можно переводить и обменивать, а также использовать для платежных или инвестиционных целей. Виртуальные активы включают в себя криптоактивы (необеспеченные токены) и обеспеченные токены. Право собственности на виртуальный актив приобретается по факту создания виртуального актива, заключения или выполнения соглашения о распоряжении виртуальным активом либо объектами гражданских прав, которыми обеспечен виртуальный актив, норм закона или решения суда.

Кристина ПОШЕЛЮЖНАЯ,

«Юридическая практика»

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

VOX POPULI

Уместное время

Акцент

Самозанятые лица смогут платить ЕСВ только один раз: как ФОП или как независимые профессионалы

Государство и юристы

Зона конфликта

Как внедрение автоматизации повлияет на сферу исполнения судебных решений

Дайджест

Адвокатские взносы (не) платить

Новости

Карта событий

Новости законодательства

Новости юрфирм

Новости из зала суда

Новости Евросуда

Отрасли практики

Открыты для предложений

Земельный рывок

Суд не обязан отстранять арбитражного управляющего по ходатайству комитета кредиторов

Самое важное

Блок о бок

Налоговые инициативы

Судебная практика

Расходы на правовую помощь: новая практика ВС

Статья 290 УПК не требует от защиты раскрывать устные показания свидетеля

«Забытые» в 2016 году Президентом кандидаты в судьи пытаются добиться справедливости в суде

Судебные решения

Обязанность доказывания, что инкриминируемое преступление связано с домашним насилием, лежит на стороне обвинения

Тема номера

Образец проведения

Вывести на монитор

Получить подавлением

Неприятные упоминания

Возвратный механизм

Пресечь на корню

Частная практика

Михаил Ластовский рассказал о финансовых расследованиях

Решительные меры

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: