Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №44 (358) » Близорукое «око государево», или Проблемы прокурорского надзора

Близорукое «око государево», или Проблемы прокурорского надзора

В данном материале я хотел бы предложить вниманию читателей «ЮП» отдельные соображения о ряде несогласованностей в законодательных актах Украины по вопросам осуществления надзора за соблюдением и применением законов.

Так, часть 2 статьи 24815 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) УССР 1963 года предполагает возможность подачи прокурором в суд заявления о признании незаконным правового акта органа, решения или действия должностного лица в случае отклонения или нерассмотрения в установленный срок его протеста в порядке общего надзора. Вместе с тем, с внесением 12 июля 2001 года изменений в Закон Украины «О прокуратуре» (Закон о прокуратуре), общий надзор перестал существовать как таковой и трансформировался в надзор за соблюдением и применением законов. В ряде случаев ссылка в действующем гражданско-процессуальном законодательстве на утратившее силу правовое понятие может приводить к отказам со стороны судей в принятии соответствующих заявлений прокуроров.

В статье 101 действующего Закона Украины о прокуратуре описана особая процедура опротестования прокурором Автономной Республики Крым правовых актов правительства и иных органов исполнительной власти Автономной Республики Крым и признания их незаконными. В ряде моментов указанная процедура не согласовывается с гражданско-процессуальным законодательством.

Прежде всего указанной нормой изменена установленная статьей 24817 ГПК Украины подсудность дел по заявлениям прокуроров о признании незаконными правовых актов органов, действий и решений должностных лиц. В отличие от гражданско-процессуального законодательства, устанавливающего подсудность таких дел районным (городским) судам, статья 101 Закона Украины о прокуратуре признает дела о признании незаконными правовых актов правительства и иных органов исполнительной власти Автономной Республики Крым подсудными Апелляционному суду Автономной Республики Крым.

Также, в отличие от общих положений статьи 21 Закона о прокуратуре, о возможности протеста как в орган, издавший незаконный правовой акт, так и в вышестоящий орган, статья 101 Закона ограничивает возможность принесения протеста в вышестоящий орган.

Кроме того, в части 2 статьи 101 Закона о прокуратуре вообще нет указаний на то, как должен поступать прокурор Автономной Республики Крым в случае нерассмотрения протеста в установленный срок.

Учитывая, что, согласно положениям статьи 39 Закона Украины «Об утвер-ждении Конституции Автономной Рес-публики Крым», что правосудие в Автономной Республике Крым осуществляется на основании и в соответствии с Конституцией Украины и законами Украины, нормы статьи 101 Закона о прокуратуре об особом порядке принесения протестов и признания незаконными правовых актов высших органов государственной власти в Автономной Республике Крым не соответствуют действующему процессуальному законодательству и не могут применяться на практике.

Отдельной темой для обсуждения являются положения законов Украины «Об охране окружающей природной среды» (части 1, 2 статьи 37), «Об отходах» (часть 4 статьи 37), «О металлоломе» (часть 2 статьи 14) относительно осуществления надзора за соблюдением законов в соответствующих сферах «Генеральным прокурором Украины и подчиненными ему органами прокуратуры».

Указанные положения Законов не соответствуют статье 1 Закона о прокуратуре, согласно которой прокурорский надзор за соблюдением и применением законов осуществляется Генеральным прокурором Украины и подчиненными ему прокурорами (а не органами прокуратуры). Изучение данного вопроса показало, что именно в этих Законах, в отличие от других законодательных актов Украины, использовано понятие надзора в соответствующих сферах Генеральным прокурором Украины и подчиненными ему органами прокуратуры.

Норма о возможности осуществления надзора за соблюдением и применением законов органами прокуратуры является спорной, поскольку, в соответствии со статьями 20—24 Закона о прокуратуре, соответствующими полномочиями по надзору за соблюдением и применением законов наделены не органы прокуратуры, а именно прокуроры.

С теоретической точки зрения всякое реагирование на нарушение действующего законодательства в сфере охраны окружающей природной среды, операций с металлоломом, отходами (даже на районном, городском уровне) должен осуществлять непосредственно Генеральный прокурор Украины. К такому выводу можно прийти, исходя из того, что органы прокуратуры Украины составляют единую централизованную систему, которую возглавляет именно Генеральный прокурор Украины (пункт 1 части 1 статьи 6 Закона о прокуратуре).

Актуальность поднятых вопросов обусловлена попытками отдельных правоведов с учетом несогласованности различных законодательных актов, а также различных подходов при их изложении и определении их структуры на стадии законотворчества, сузить правовое поле прокурорского надзора за соблюдением и применением законов.

Так, принятые 10 июля 2003 года изменения в статью 8 Закона Украины «Об исполнительном производстве», которыми исключено положение о прокурорском надзоре за законностью исполнительного производства, позволили предполагать исключение из прокурорского надзора функции надзора за деятельностью должностных лиц и органов при осуществлении исполнительного производства. Подобная интерпретация не соответствует пункту 9 Переходных положений Конституции Украины, согласно которому прокуратура продолжает исполнять функцию надзора за соблюдением и применением законов до введения в действие законов, регулирующих деятельность государственных органов по контролю за соблюдением законов. Изменениями в данный Закон лишь конкретизирован порядок осуществления контрольных функций органами государственной исполнительной службы. Вместе с тем указанными изменениями не была предусмотрена функция какого-либо внешнего контроля либо надзора за деятельностью должностных лиц Департамента Государственной исполнительной службы Министерства юстиции Украины и нижестоящих должностных лиц и органов государственной исполнительной службы, а установлен-ная функция контроля фактически сведена к внутриведомственному контролю, присущему также другим министерствам и иным центральным органам исполнительной власти.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

Государственная практика

Близорукое «око государево», или Проблемы прокурорского надзора

Деловая практика

Недвижимость под налогом

Законодательная практика

Межкодексная грань

Комментарии и аналитика

50 на 50: в поиске компромисса

Наем (аренда) транспортного средства

Неделя права

Проверки будут проводиться без решения суда

Ущерб будет возмещаться, но…

Молодым везде у нас дорога

Бизнес против коррупции

Реестр событий

Россияне обвиняют наших судей

Землица юристам для садово-огородных дел

Киевский апелляционный хозяйственный суд ликвидируют?!

Репортаж

Банкротство глазами профессионалов

Согласование норм — прежде всего!

Судебная практика

Кому на Украине вещать хорошо?

Корпоративная арифметика

Судебные решения

Основание для расчетов между сторонами технологического процесса

Необходимые условия для получения лицензии на вещание

Полномочия на заключение договора о предоставлении услуг электросвязи

Взыскание задолженности за услуги телефонной связи

Тема номера

О перехвате телекоммуникаций

Кто на свете всех информированнее?

Трибуна

Размышления у парадного подъезда

Частная практика

Обуховский прецедент

Юридический форум

МЦПИ: 10 лет на благо юристов

Защита от недружественных поглощений

Другие новости

PRAVO.UA

0
Оставить комментарийx
()
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: