Генеральный партнер 2019 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Благая месть

Рубрика Акцент
За благими намерениями повысить качество правосудия кроются угрозы для судейской независимости и попытки расправиться с ВС — так «верховные» судьи отреагировали на проект № 1008
Судьи ВС поддержали консультативное заключение ВСП относительно президентского законопроекта

Реакция судей Верховного Суда (ВС) на проект Закона «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно деятельности органов судейского управления» № 1008 была давно ожидаемой, ведь идеи возможного сокращения «верховных» судей, равно как и переформатирования органов судейского управления, обсуждаются с начала нынешнего лета. Пока такие предложения ходили на уровне слухов, выжидательную позицию, занятую ключевыми органами и институциями судебной системы, можно было хоть как-то объяснить, но после внесения соответствующей законодательной инициативы на рассмотрение Верховной Рады Украины и попытки парламентариев форсировать события относительно ее реализации (она, впрочем, не увенчалась успехом: 12 сентября с.г. парламент принял проект № 1008 только за основу, а не в целом, как рекомендовал профильный комитет), судейское «молчание» могло быть расценено как знак согласия со всеми предложенными изменениями.

Правда, реакция представителей наивысшего судебного органа страны на законодательные предложения новой власти оказалась довольной сдержанной. Нет, непосредственно обсуждение на Пленуме ВС (состоялся 16 сентября с.г.) ключевых идей проекта № 1008 было активным и достаточно эмоциональным, но услышать месседжи «верховных» судей могли только журналисты профильных юридических масс-медиа. Более того, информация о том, что в указанную дату Верховный Суд соберется всем составом, особо не афишировали, как и не привлекали излишнего внимания к решению Пленума ВС, принятому по результатам обсуждения проекта № 1008: официальные сообщения о соответствующем событии на интернет-страничке ВС на веб-портале «Судебная власть Украины» появились только вечером 17 сентября с.г.

Как проходило обсуждение проекта, которым ознаменуется новый виток судебной реформы, в коллективе наивысшей судебной инстанции страны, какие контраргументы к предложенным главой государства изменениям озвучили «верховные» судьи и какие еще решения принял Пленум ВС, мы расскажем далее.

 Чувство слабости

Первой слово взяла Председатель ВС Валентина Данишевская, по убеждению которой обсуждение проекта № 1008 для Пленума ВС — это «самый чувствительный вопрос». Чем была продиктована такая законодательная идея и как уменьшение количества «верховных» судей может улучшить ситуацию с осуществлением правосудия в Украине? Ответы на эти и другие вопросы пояснительная записка к проекту № 1008 не дает. В сопроводительном документе к законопроекту обращается внимание на кадровые проблемы в судах первой и второй инстанций, затягивание проведения квалификационного оценивания судей и низкий уровень доверия к судебной власти. При этом обосновывается внесение изменений только в части деятельности Высшей квалификационной комиссии судей Украины (ВККС) и порядка ее формирования. Единственное нововведение, которое не вызывает вопросов и судейским сообществом является давно ожидаемым, касается отмены дискриминационных положений относительно оплаты труда судей. Речь идет о предложении исключить пункты 22 и 23 раздела ХІІ «Заключительные и переходные положения» Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» (Закон), которые привязывают получение судейского вознаграждения в повышенных размерах к прохождению судьей квалификационного оценивания или назначению его на должность по результатам конкурса, проведенного после 30 сентября 2016-го.

Идея уменьшения количества судей ВС не поддерживается ни профессиональным, ни международным сообществом, констатирует Валентина Данишевская. Что касается планов законодателей относительно введения дополнительных процессуальных фильтров для ВС, озвученных в ходе рассмотрения проекта на заседании профильного парламентского комитета, то такой подход она считает «весьма сомнительным». И ныне действующие кассационные фильтры вызывают много вопросов у общества с точки зрения доступа к правосудию, а в связи с нехваткой кадров в судах первой и апелляционной инстанций и большим количеством дел, поступающих на рассмотрение ВС, такие изменения не ко времени. Ранее, еще три года назад, напомнила г-жа Данишевская, кассационное производство осуществлялось 380 судьями, которые работали в Верховном Суде Украины и трех высших специализированных судах, сегодня же кассационные функции (и не только, ведь в отдельных категориях дел ВС действует как суд первой и второй инстанций) реализуются силами 193 судей ВС (а до мая с.г. Суд и вовсе работал в составе 118 человек). С момента начала процессуальной деятельности новой кассационной инстанции на ее рассмотрение поступило уже более 220 тыс. дел, и за этот период уже было рассмотрено свыше 150 тыс. дел. «Статистика свидетельствует, что Верховный Суд получает ежедневно 360 кассационных жалоб и обращений. Это означает, что изменение состава Верховного Суда на этом этапе ослабит Суд с точки зрения защиты прав граждан и обеспечения рассмотрения дел в разумные сроки, а соответственно, повлияет и на авторитет ВС», — отметила Председатель Верховного Суда Валентина Данишевская. Председатель ВС также сообщила, что сейчас на рассмотрении ВС находится более 65 тыс., и понадобится еще несколько лет, чтобы выйти на нормальный режим работы.

«У нас еще есть время найти общий язык», — говорит Председатель ВС, подчеркивая, что нужно обратиться к первым лицам государства и донести до них необходимость отсрочить рассмотрение проекта № 1008, а также перевести дискуссии относительно предложенных новаций в профессиональное русло. Валентина Данишевская напомнила, что публично уже приглашала Президента Украины Владимира Зеленского в главную рабочую резиденцию ВС — Кловский дворец, чтобы обсудить вопросы, касающиеся в том числе судейской независимости (это произошло на торжественном открытии работы Высшего антикорруционного суда (ВАКС) 5 сентября с.г.). «На сегодняшний день такой встречи не было, но надежда, что она состоится, есть. Хочется с оптимизмом смотреть вперед, надеясь на то, что в Украине будут приниматься разумные и взвешенные решения, такие решения, которые будут способствовать своевременному и справедливому судебному рассмотрению дел», — резюмировала докладчик.

Аргументы и акты

О необходимости проведения в профессиональной среде широких дискуссий о предложенных изменениях говорили и другие спикеры. В этот день в зале заседаний Пленумов ВС слово взяли все представители руководящего звена кассационной инстанции, а также отдельные судьи. Многие докладчики были убеждены: идеи проекта № 1008 должны стать предметом обсуждения на заседании Комиссии по вопросам правовой реформы. Этот консультативно-совещательный орган при Президенте Украины был создан еще в начале лета, а 7 августа с.г. утвержден его персональный состав и очерчен фронт работы по шести разным направлениям, в том числе по развитию законодательства об организации судебной власти и осуществлению правосудия. Правда, до сих пор эта институция на заседание не собиралась, что подтвердил, отвечая на вопрос коллег, и Михаил Смокович, председатель Кассационного административного суда в составе ВС, являющийся одним из членов данной Комиссии. Г-н Смокович, как и другие «верховные» судьи, считает, что прежде чем говорить об оптимизации количества судей ВС, нужно разработать и запустить процессуальные фильтры, на практике проверив их эффективность, а также решить проблему кадрового голода в местных и апелляционных судах.

«Мы уже давно говорим о необходимости усовершенствования процессуальных фильтров и становлении ВС как суда права», — подчеркивает председатель Кассационного гражданского суда (КГС) в составе ВС Борис Гулько. Но у этой идеи, по словам докладчика, есть одна не очевидная для общественности проблема — обеспечение качественного пересмотра решений судов первой инстанции. Так, в 2018-м средний показатель отмененных КГС в составе ВС постановлений апелляционных судов составил 17,5 %. Во многих случаях обращение в кассационную инстанцию для граждан — это последняя надежда на справедливость, отмечает г-н Гулько.

Говоря об идее понизить максимальную кадровую «планку» для ВС с 200 до 100 судей, Борис Гулько вооружился статистическими данными о численности наивысших судов Европы и объемах их нагрузки. Например, Верховный Суд Австрии насчитывает 60 судей, за 2017 год он рассмотрел чуть больше 2700 гражданских дел. Численность судей наивысшей судебной инстанции Франции —120 служителей Фемиды, за 2017-й они рассмотрели порядка 17 тыс. дел, и это притом что во Франции существует определенный фильтр — необходимость подачи кассационной жалобы лицензированным адвокатом (таких адвокатов на всю страну всего 40). «Федеральный верховный суд Германии насчитывает 152 судьи, которые за год рассмотрели 4212 гражданских дел. Я уже не говорю о Верховном Суде Великобритании, который за 2017-й рассмотрел 65 дел», — информирует г-н Гулько, добавляя, что объемы нагрузки на КГС в составе ВС в разы больше. На рассмотрение возглавляемого им суда только за последние 36 недель (то есть за девять месяцев текущего года) поступило 18 406 дел, за этот период было рассмотрено 19 593 дела, еще на рассмотрении находится более 23 тыс. дел. Такое внушительное количество дел — это не только проблема судебной власти, это общегосударственный вопрос, уверяет г-н Гулько.

Станислав Кравченко, председатель Кассационного уголовного суда (КУС) в составе ВС, обратил внимание на другие возможные риски реализации идеи сокращения численности судей ВС. В частности, отмечалось, что это может негативно отразиться на сроках рассмотрения уголовных производств, в том числе по коррупционным преступлениям. Как известно, в Украине была выстроена целая инфраструктура антикоррупционных органов досудебного расследования и создана фактически отдельная вертикаль судебных институций: ВАКС, который действует как суд первой и второй инстанций, и Третья судебная палата КУС в составе ВС, которая будет пересматривать дела нового высшего специализированного суда в кассационном порядке. Станислав Кравченко напомнил, что антикоррупционная специализация была введена в возглавляемом им суде как раз в свете начала процессуальной деятельности ВАКС, а в случае реализации идеи уменьшения количества «верховных» судей может сложиться ненормальная ситуация, когда половина судей КУС в составе ВС будут специализироваться на рассмотрении коррупционных дел. Отметим, что сейчас эта кассационная инстанция осуществляет правосудие силами 37 судей, 12 из которых входят в состав Третьей судебной палаты. Г-н Кравченко также акцентировал внимание на нецелесообразности введения кассационных фильтров для уголовного судопроизводства и важности соблюдения разумных сроков рассмотрения дел.

Замечания у «верховных» судей вызвала не только идея сокращения численности ВС, но и другие изменения, предложенные в проекте № 1008. Скажем, новации в части осуществления дисциплинарного производства, которые подразумевают возможность подачи анонимной жалобы на судью. О рисках такого законодательного подхода рассказала судья КГС в составе ВС Алла Лесько, которая о нюансах дисциплинарных дел знает не понаслышке: в свое время она была членом Высшего совета правосудия (ВСП), органа, на котором, как известно, сегодня замыкаются все дисциплинарные процедуры в отношении представителей Фемиды. Она рассказала, что в 2017 году в ВСП поступило несколько сотен обращений, касающихся одних и тех же дисциплинарных проступков отдельных судей, под авторством нескольких жалобщиков, которые на заседания дисциплинарных органов ВСП не явились. В силу наличия четких законодательных требований к таким обращениям жалобы были оставлены без рассмотрения, что не привело к параличу работу ВСП. По убеждению г-жи Лесько, остается только догадываться, что стоит за предложением ввести институт анонимной жалобы на судью, который по своей природе является процессуальной диверсией: стремление осуществить дисциплинарное преследование отдельных судей или же желание дестабилизировать работу ВСП? Отметим, что 19 сентября с.г. стало известно о том, что ВСП уволил Аллу Лесько с должности судьи КГС в составе ВС на основании поданного ею заявления об отставке. Эта первая кадровая «потеря» для нового Верховного Суда, который работает без малого два года. Но не исключено, что не последняя, ведь в случае реализации концепта о перезагрузке ВС, предложенного в президентской законодательной инициативе, многие из «верховных» судей могут принять аналогичное решение и покинут судебную систему, посчитав свое участие в очередном кадровом отборе, инициированном по очевидным политическим мотивам, унизительным. Подобные примеры массового оттока кадров в результате проведения очередного витка судебной реформы в истории уже были.

Дань независимости

Возвращаясь к перипетиям обсуждения на Пленуме ВС, отметим, что много негативных отзывов в своем активе собрала и идея поменять действующий алгоритм внесения изменений в профильное судейское законодательство. Речь идет о предложении проекта № 1008 исключить часть 2 статьи 4 Закона , в которой установлено, что изменения в этот Закон могут вноситься исключительно (!) законами о внесении изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей». «Если удалить это положение, то какие угодно изменения, касающиеся вопросов судоустройства и статуса судей, могут вноситься любыми государственными органами, любыми их актами. То есть все то, за что боролась судебная система на протяжении периода независимости Украины, начиная с 1991 года, будет полностью нивелировано. Это очень опасное предложение!» — уверяет судья Большой Палаты ВС Елена Сытник.

Во многих странах мира законодательство о судоустройстве относится к категории  так называемых конституционных законов и требует внесения изменений квалификационным большинством (на примере украинского парламента: это не 226 голосов народных депутатов Украины за, а как минимум 300), вторит ей Богдан Львов, заместитель Председателя ВС — председатель Кассационного хозяйственного суда в составе ВС. «Это сделано с целью обеспечения независимости судебной власти, чтобы обезопасить этот закон от случайных изменений, которые могут вноситься без тщательного анализа и обсуждения», — рассказывает г-н Львов. По его убеждению, это очень важный вопрос, касающийся каждого судьи, независимо от инстанции, которую он представляет.

Следует напомнить, что указанное правило коррекции профильного законодательства было предусмотрено в новой редакции Закона, принятой в 2016-м. Но после появления данного условия на него нередко закрывали глаза, причем сами же законодатели, которые его установили. Так, за последние три года, с момента, когда вступила в силу новая редакция Закона, его положения корректировались четырьмя разными законами, и лишь в одном случае упомянутое выше требование было соблюдено. Речь идет о Законе Украины «О внесении изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» в связи с принятием Закона Украины «О Высшем антикоррупционном суде».

По результатам обсуждения большинство предложений законопроекта № 1008 участники Пленума ВС расценили как очевидную угрозу судейской независимости. Нужно отстаивать независимость судебной власти, компромиссов в этом вопросе быть не может — одни из ключевых месседжей «верховных» судей. Единственная ложка меда в бочке законодательного дегтя — это предложение относительно обеспечения равенства судей первой и апелляционной инстанций в вопросе оплаты труда независимо от прохождения квалификационного оценивания. Как отмечалось на Пленуме ВС, судьи, выполняющие одну и ту же работу, не могут получать разную заработную плату, поэтому исключение нынешних дискриминационных положений может только приветствоваться.

Пленум ВС решил полностью поддержать позицию ВСП относительно положений проекта № 1008, изложенную в консультативном заключении от 5 сентября с.г. № 2356/0/15-19. А вот от идеи воспользоваться собственной опцией, предусмотренной в пункте 3 части 2 статьи 36 Закона (речь идет о возможности ВС предоставить заключения по проектам законодательных актов, касающимся судоустройства, судопроизводства, статуса судей, исполнения судебных решений и других вопросов, связанных с функционированием системы судоустройства), похоже, отказались, хотя такое предложение на Пленуме ВС озвучивалось.

Коллектив Верховного Суда также решил инициировать перед законодателями вопрос относительно необходимости отсрочить рассмотрение проекта № 1008 с тем, чтобы провести широкую профессиональную дискуссию относительно его ключевых идей с привлечением в том числе международных экспертов. «Верховные» судьи будут апеллировать к международным организациям и экспертным институциям, обращаясь с просьбой предоставить свои заключения о соответствии предложений проекта № 1008 европейским стандартам независимости судебной власти.

Подготовка к съезду

Пленум ВС рассмотрел и другие вопросы. В частности, был утвержден бюджетный запрос Суда на 2020 год, принято постановление об отказе в обращении в Конституционный Суд Украины (КСУ) с конституционным представлением о соответствии (конституционности) положения подпункта «в» подпункта 39 пункта 9 раздела I Закона Украины от 4 июля 2014 года № 1586-VII «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно предотвращения негативного влияния на стабильность банковской системы» (относительно изложения в новой редакции части 5 статьи 50 Закона Украины от 23 февраля 2012 года № 4452-VI«О системе гарантирования вкладов физических лиц» в части активов негосударственных пенсионных фондов) части 1 статьи 8, статье 21, частям 1, 2 статьи 24, статье 46 Конституции Украины. Пленум ВС пришел к выводу об отсутствии аргументированных оснований для соответствующего обращения в КСУ.

В преддверии проведения XVII внеочередного съезда судей Украины (состоится 29–30 октября с.г.) коллектив наивысшей судебной инстанции страны определился со своими представителями на главном судейском форуме. Согласно законодательным предписаниям ВС в ходе тайного голосования нужно было определить «представительский десант» в составе 12 человек, по три от каждого кассационного суда в составе ВС. Поскольку коллективы каждой из инстанций заранее определились со своими представителями (их фамилии были озвучены председателями судов), единственной интригой в этом кадровом вопросе стало выдвижение судьей КГС в составе ВС Натальей Лященко альтернативного претендента — Елены Сытник. Следует напомнить, что Елена Сытник была одной из 16 претендентов, получивших «добро» от Совета судей Украины на назначение главным судейским форумом судьей КСУ, равно как и ее коллега по Большой Палате ВС — Александр Прокопенко. Но в результате кандидатура г-жи Сытник не набрала необходимого уровня поддержки у коллектива ВС. Делегатами грядущего съезда судей были избраны 12 человек, чьи кандидатуры ранее были поддержаны коллективами четырех кассационных судов: от Кассационного хозяйственного — Лариса Рогач, Егор Краснов, Валерий Суховой, от Кассационного административного — Владимир Кравчук, Александр Прокопенко, Раиса Ханова, от Кассационного гражданского — Ольга Ступак, Сергей Бурлаков, Андрей Грушицкий, от Кассационного уголовного — Лев Кишакевич, Вячеслав Наставный, Виктор Остапук.

Ольга КИРИЕНКО • «Юридическая практика»

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.

Другие новости

Slider

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: