Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №47 (778) » Бить или не бить?

Бить или не бить?

Право применения спецсредств и мер физического воздействия в охранной деятельности теперь закреплено на законодательном уровне

18 октября с.г. вступил в силу уже получивший широ­кий общественный резонанс За­кон Укра­ины «Об охранной деятельности» (За­кон), которым наконец-то были на законодательном уровне урегулированы отношения относительно осуществления хозяйственной деятельности в сфере предоставления ­услуг по охране собственности и граждан.

При этом наиболее обсуждаемыми положениями Закона стали нормы о применении в охранной деятельности специальных средств и мер физического воздействия. Кто-то уже успел предупредить об опасности вооруженных охранников в торговых центрах, а кто-то развенчал этот миф, ссылаясь на то, что Закон вообще на большинство охранников в магазинах не распространяется.

Тем не менее, относительно этого За­кона можно говорить и исключительно с юридической точки зрения, пытаясь определить позитивные и негативные последствия его принятия.

Лучше поздно…

Если по порядку, то начать можно с необходимости законодательного урегулирования сферы охранной деятельности. Так, соответствующий законопроект был подан еще в 2009 году, хотя слово «еще» в данном случае не совсем уместно, ведь, например, в России закон, регулирующий охранную деятельность, был принят в 1992 году. Однако отметить длительность самого пребывания законопроекта в Верховном Совете до его принятия можно.

Значимость для общества сферы предоставления услуг по охране вряд ли можно оспаривать. Также сложно оспаривать необходимость ее урегулирования именно на законодательном уровне, ведь, так или иначе, охранная деятельность связана (может быть связана) с применением силы к гражданам. Соответственно, права и обязанности здесь просто должны быть урегулированы на уровне закона.

Рекомендацией 1858 (2009) Парла­ментской Ассамблеи Совета Европы «Частные военные и охранные предприятия и эрозия государственной монополии на применение силы», принятой 29 января 2009 года, было обращено внимание на необходимость урегулирования на международном уровне отношений государств с соответствующими частными структурами и установления минимальных стандартов деятельности этих частных компаний.

Закон Украины «Об охранной деятельности», конечно, направлен на более узкий круг общественных отношений, однако многие заданные в указанной Рекомендации направления, к сожалению, не нашли своего отражения в этом Законе.

Опасность безнаказанности

Так, указанным Законом не дан ответ на существующую озабоченность общественности возможными и реальными нарушениями прав человека персоналом частных охранных структур и сложности, возникающие при необходимости призвать виновных к правосудию, что создает опасность безнаказанности. Закон не устанавливает надлежащего уровня демократического контроля деятельности ­охра­н­ных структур, их транспарентности и подотчетности, и, по нашему мнению, именно в этом направлении должно идти его усовершенствование.

Если конкретнее, то сложно обойти вниманием положения Закона относительно применения спецсредств. Так, охранные структуры, согласно положениям пункта 1 части 1 статьи 9 комментируемого закона, имеют право приобретать, хранить, использовать для обеспечения охранной деятельности специальные средства, перечень которых определяется Кабинетом Министров Украины (КМУ). До принятия такого акта КМУ говорить о предо­ставлении частным охранным структурам права ношения травматического оружия нецелесообразно, хотя можно утверждать (исходя из логики законодателя и государственных органов), что такое право им не будет предоставлено. Что касается огнестрельного оружия, то, согласно существующей терминологии подзаконных актов, оно является именно оружием, а не специальным средством. Таким образом, его применение частными охранными структурами не предусмотрено. Отметим, что, по нашему мнению, не соответствует общим принципам права регулирование указанных отношений правительственными актами. Они должны быть урегулированы на законодательном уровне, опять-таки, исходя из их исключительной значимости для общества.

Правовой дисбаланс

Относительно вопроса соответствия статье 13 Конституции Украины неодинакового подхода, закрепленного в Законе, к правам охранных структур частной и государственной формы собственности (например, в части огнестрельного оружия), считаем такой дисбаланс прав целесообразным на данном этапе. Хотя, конечно, такое мнение, в основном, строится на субъективном впечатлении о неготовности нашего общества к принятию права ношения огнестрельного оружия частными структурами и превалировании предотвращения возможных нарушений прав граждан над равенством субъектов хозяйствования. Что касается заявлений по поводу фактической монополизации рынка охранных услуг государственной охраной, то можно отметить, что до недавнего времени частных охранных структур вообще не было (традиционно соответствующая деятельность была прерогативой государственных структур). Другое дело, что и охрана была не совсем хозяйственной деятельностью (по крайней мере, в правовом поле). Для предоставления субъектам хозяйствования разных форм собственности равных возможностей в ведении такой деятельности необходимы, в первую очередь, время и, может быть, взвешенное ограничение деятельности государственной охраны, что будет способствовать развитию частных структур.

Отмечая недостатки Закона, необходимо обратить внимание на недостаточную защиту прав и законных интересов общества, отдельных граждан, ведь, несмотря на определенные трения между частными и государственными охранными структурами, в первую очередь, законодатель должен был позаботиться о надлежащей защите прав человека, чего сделано не было. Так, это можно увидеть, если сравнить ответственность за осуществление силового противостояния между ­охран­ными структурами (за что предусмотрено аннулирование лицензии субъектов охранной деятельности) и за действия, ставящие под угрозу жизнь, здоровье, честь, достоинство и деловую репутацию физических лиц (отсылочная норма об ответственности, предусмотренной законом, — для персонала охраны, и решение об устранении недостатков — для охранной структуры).

Таким образом, положения об ответственности охранных структур, транспарентности их деятельности и контроля со стороны общества, безусловно, требуют надлежащего закрепления в Законе, однако сам факт его принятия уже может расцениваться как шаг вперед.

НОМИНАС Кирилл — адвокат АК «Соколовский и Партнеры», г. Киев


Комментарии

Все ли средства хороши?

Игорь РЕУТОВ,
адвокат АФ «Грамацкий и Партнеры»

Закон регулирует правоотношения в сфере охраны имущества (юридического или физического лица), а также физического лица. Охрана имущества системно охватывается законом и включает в себя обеспечение неприкосновенности имущества от практически всех возможных посягательств со стороны третьих лиц, в том числе прекращение несанкционированного собственником имущества доступа к нему. При этом в статье 10 Закон устанавливает ряд ограничений относительно осуществления охранной деятельности, особый интерес среди которых представляют: запрет на противодействие правоохранительным органам, органам власти, запрет на участие в исполнении судебных решений, а также запрет силового противостояния с другими представителями охраны.

В то же время охрана физического лица имеет более узкую направленность регулирования. Под такой охраной понимается лишь обеспечение личной безопасности, жизни и здоровья физического лица (или группы лиц) путем предотвращения или недопущения негативного непосредственного влияния факторов противоправного характера. Таким образом, оказание воздействия, которое не является противоправным или не угрожает безопасности охраняемого лица, не может прекращаться охранными мерами, так как такое прекращение будет выходить за рамки закона.

Необходимо отметить, что во всех случаях при осуществлении охранной деятельности запрещается совершать действия, которые посягают на права, свободы и собственность физических лиц, а также ставят под угрозу их жизнь, здоровье, честь, достоинство и деловую репутацию.

Применим — увидим

Денис СПЕРОВ,
юрист «Юридической группы LCF»

Законом предусмотрено, что специальные средства и меры физического воздействия могут применяться в особых случаях, если другие средства не привели к прекращению посягательств на объект охраны. Условия и пределы, в которых персонал охранных структур может прибегать к мерам физического воздействия и использовать спецсредства, установлены в главе 4 Закона. Общие основания такого применения существенно не отличаются от требований действующего уголовного и административного законодательства о необходимой обороне и задержании правонарушителя. В частности, определяется, что применять меры физического воздействия и спецсредства разрешается только после предупреждения голосом и жестами о соответствующем намерении. Без предупреждения такое применение возможно в случае внезапного нападения, нападения или сопротивления с использованием оружия или предметов, представляющих угрозу жизни и здоровью человека.

Однако Законом недостаточно урегулирован порядок использования спецсредств, а потому окончательные ответы на этот вопрос можно будет получить только с реальной практикой применения Закона.

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 Comments
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

VOX POPULI

Тема номера

Адвокат VS. политик

Актуальный документ

Документы и аналитика

В суд за определением

Акцент

Уголовный в мир

Государство и юристы

Новости законотворчества

Перевыборы урегулируют по-новому

Государство и юристы

Роялти в судах

Государство и юристы

Новости законотворчества

Одобрен очередной проект Административно-процедурного кодекса

Правительство изменило полномочия ФГИУ

Книжная полка

Процесс из прошлого

Неделя права

Налогом по ІТ

Дорогие заседатели

«Фемида» на поле

Высшие ватерлинии

Андрею Стрижаку — 65!

Неделя права

Новости из-за рубежа

Суд разрешил авиаперевозчикам не брать на борт инвалидов

Госнадзор в Интернете усиливается

Новости из зала суда

Судебная практика

Позиция ВСУ по делу о признании договора притворным

МПЦ EUCON защитил интересы авиационной топливной компании

Дело об освобождении земли в парке им. Горького снова рассмотрит суд

Новости юридических фирм

Частная практика

АО «Волков и Партнеры» защитило интересы издательства в споре с налоговыми органами

IMG Partners начинает системную работу с европейским бизнесом

ЮФ «Авеллум Партнерс» консультирует группу «Кернел» в связи с привлечением срочного кредита

МЮФ Salans выступает юридическим советником уполномоченных организаторов займа для ЧАО «Креатив»

«Лавринович и Партнеры» представляет «Нибулон» в международном арбитраже

Виталий Радченко стал советником CMS Cameron McKenna

МЮФ Integrites выступила юрсоветником EБРР по вопросам предоставления кредита агрохолдингу «Астарта-Киев»

Отрасли практики

Ни малейшего представительства

Почтить отсутствием

Бить или не бить?

УПК въелся в споры

Сколько судов — столько мнений

Банк дал, банк взял

Офисные технологии

Совершенство с секретом

Компьютерный прогресс

От границ подальше

Юрист и его команда

Доспамили уже!

Рабочий график

Вектор на регионы

КАЛЕНДАРЬ на неделю

МЮГ AstapovLawyers провела круглый стол в рамках Wine Fest 2012

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

Решения недели

Судебная практика

Требования связанные

Карта — не экранная форма

Выручка учитывается

Самое важное

Глобальное подкрепление

Облик у морали

Кипр VS. Украина

Документы «на экспорт»

Судебная практика

Судебные решения

Работодатель не вправе самостоятельно изменять правовое основание расторжения трудового договора

Судебная практика

Техосмотр переоценили

Тема номера

Имя им — ЛИГИон

Заграница нам покажет

Хроники Ассоциации

Десять мгновений АЮУ

Частная практика

Приходить красиво

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: