Генеральный партнер 2021 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА
Главная » Выпуск №37 (664) » Барьер для иностранного арбитража

Барьер для иностранного арбитража

Рубрика Тема номера
Об аспектах законодательного и судебного толкования содержания категории публичного порядка

Наиболее распространенным способом урегулирования споров, возникающих между субъектами международного торгового оборота, является передача их на рассмотрение в международный коммерческий арбитраж (постоянно действующий или ad hoc).

В мировой практике передача того или иного спора на рассмотрение международного ­коммерческого арбитража, как правило, подразумевает, что обе стороны спора полностью доверяют компетентнос­ти избранных ими арбитров, вследствие чего безоговорочно принимают и добровольно исполняют вынесенное арбитражное решение как окончательное и не подлежащее пересмотру.

В то же время на случай, если одна из сторон все же отказывается добровольно исполнять решение международного коммерческого арбитража, мировое сообщество предусмотрело достаточно действенный механизм принудительного исполнения подобных решений. В основе указанного механизма лежит Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года (Нью-Йоркская конвенция). Ее положения подкрепляются корреспондирующими нормами национального законодательства государств-участников.

Данный механизм призван максимально упростить процедуру исполнения международных арбитражных решений на территории любого государства — участника Нью-Йоркской конвенции и создать условия для такого исполнения, ничем не уступающие условиям исполнения решений государственных судов. В «цивилизованных» странах данный механизм в большинстве случаев работает должным образом и приносит ожидаемые плоды.

Как известно, Украина также относится к числу участников Нью-Йоркской конвенции, в связи с чем национальное законодательство (в частности, Закон Украины «О международном коммерческом арбитраже» и Гражданский процессуальный кодекс Украины) предусматривает формальную возможность признания и исполнения на территории Украины решения международного коммерческого арбитража, вынесенного на территории любого государства — участника Нью-Йоркской конвенции.

Как это ни парадоксально, но формальным препятствием для эффективной работы механизма по признанию и приведению в исполнение арбитражных решений на территории Украины очень часто являются положения самой Нью-Йоркской конвенции. В частности, положение пункта «b» части 2 статьи 5, согласно которому в признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть отказано в том случае, если это противоречит публичному порядку государства, в котором запрашивается исполнение.

Указанную выше норму Нью-Йорк­ской конвенции украинские суды, рассматривающие ходатайства о предоставлении разрешений на принудительное исполнение арбитражных решений, очень часто используют в качестве основания для рассмотрения содержания арбитражного решения по сути (то есть фактически для пересмотра самого спора по сути). Вследствие этого в тех случаях, когда украинский суд не согласен с результатом разрешения того или иного спора по сути, он, как правило, отказывает в принудительном исполнении такого решения, аргументируя отказ нарушением публичного порядка.

Очевидно, что указанная позиция украинских судов не соответствует общепринятой мировой практике, сложившейся в отрасли международной торговли, и противоречит самой сути и правовой природе разрешения споров в порядке международного коммерческого арбит­ража. Так, как уже было изложено выше, международное арбитражное решение носит окончательный характер, является обязательным для исполнения сторонами спора и не подлежит пересмотру по сути. Это означает, что, пересматривая арбит­ражные решения (и соответственно, споры) по сути, украинские суды выходят за пределы своей компетенции.

Описанная выше плачевная ситуация, сложившаяся в области исполнения иностранных арбитражных решений на территории Украины, во многом обусловлена тем, что рассмотрение ходатайств о предоставлении разрешений на такое исполнение сегодня относится к компетенции местных общих судов (по мес­тонахождению ответчика или его имущества). К сожалению, эти суды гораздо менее компетентны в отрасли предпринимательского права по сравнению с хозяйственными судами (а гражданский процесс значительно менее адекватен отношениям международной торговли, нежели хозяйственный).

Еще одной причиной описанной выше ситуации, по моему мнению, является отсутствие четкого законодательного определения понятия публичного порядка и его нарушения, поскольку данная правовая категория относится больше к области правовой доктрины, нежели законодательства. А с доктринальным толкованием норм права у отечественных судов, как известно, зачастую возникают серь­езные проблемы. Этим и обусловлено то, что в понимании украинских государственных судов очень многие иностранные арбитражные решения относятся к «противоречащим публичному порядку».

В свете сложившейся ситуации любой судебный прецедент, предусматривающий иной подход к приведению в исполнение иностранных арбитражных решений, чем описанный выше, с моей точки зрения, оценивается «на вес золота» и заслуживает особого внимания. В этой связи в данной статье анализируется случай успешного завершения судебного процесса по признанию и приведению в исполнение решения международного коммерческого арбитража на территории Украины.

Между резидентом Украины (государственным предприятием (Должник)) и иностранной компанией (резидентом Франции (Кредитор)) был заключен генеральный договор на перегрузку внешнеэкономических и транзитных грузов, в соответствии с которым Должник принял на себя обязательство по предоставлению платных услуг по перевалке внешнеэкономических и транзитных грузов Кредитора.

В процессе выполнения Должником предусмотренного контрактом комплекса работ было допущено повреждение одной из партий принадлежащего Кредитору ­груза.

По условиям контракта, заключенного между Должником и Кредитором, любой спор между сторонами, проистекающий из исполнения условий контрак­та, подлежал передаче на рассмотрение Арбитражному институту Торговой палаты Стокгольма (Швеция).

Во исполнение указанной выше арбитражной оговорки Кредитор обратился с иском к Должнику в Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма. Предметом иска была компенсация убытков, причиненных повреждением груза Кредитора.

Решением Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма иск Кредитора был удовлетворен, и постановлено взыскать с Должника в пользу Кредитора компенсацию за повреждение груза, а также проценты, начисленные на такую компенсацию с момента повреждения груза и до момента выплаты, компенсацию расходов на оплату юридических услуг и арбитражных расходов.

Добровольно исполнять вышеуказанное арбитражное решение Должник отказался, в связи с чем у Кредитора возникла необходимость в принудительном исполнении данного решения на территории Украины.

В процессе рассмотрения в общем местном суде по местонахождению Должника ходатайства Кредитора о предоставлении разрешения на принудительное исполнение решения Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма Должник в своих многочисленных письменных и устных возражениях и пояснениях пытался склонить суд к тому, что данное арбитражное решение якобы противоречит публичному порядку Украины, вследствие чего не подлежит исполнению в соответствии с положениями Нью-Йоркской конвенции.

В качестве правового обоснования изложенного выше утверждения Должник использовал следующие аргументы:

— в арбитражном решении отсутствуют ссылки на примененные арбитром нормы законодательства Украины;

— арбитр постановил взыскать с Должника проценты, начисленные на компенсацию за повреждение груза, а также расходы на оплату юридических услуг в размере, не предусмотренном законодательством Украины.

Из приведенных выше аргументов следует, что Должник пытался склонить суд осуществить пересмотр арбитражного решения по сути (то есть выйти за пределы своей компетенции) и отказать в принудительном исполнении такого решения в связи с тем, что оно якобы противоречит публичному порядку Украины. При этом под нарушение публичного порядка, по мнению Должника, подпадало любое расхождение арбитражного решения с положениями национального законодательства Украины.

Следует отметить, что вышеизложенные утверждения Должника не соответствуют содержанию правовой категории публичного порядка, проистекающему из общепринятой правовой доктрины, положений законодательства Украины, а также разъяснений Верховного Суда Украины.

В частности, статья 228 Гражданского кодекса Украины устанавливает критерии для признания сделок (договоров) нарушающими публичный порядок. К указанным критериям относят:

— нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина;

— уничтожение, повреждение или незаконное овладение имуществом физического или юридического лица, государства, Автономной Республики Крым, территориальной общины.

Несмотря на то что данная норма закона прямо не относится к вопросу признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений на территории Украины, ее содержание может косвенно применяться при определении критериев противоречия публичному порядку арбитражными решениями.

Толкование содержания вышеуказанной законодательной нормы содержится в пункте 18 постановления Пленума Верховного Суда Украины (ВСУ) «О судебной практике рассмотрения гражданских дел о признании сделок недействительными» № 9 от 6 ноября 2009 года. Согласно данному постановлению, к сделкам, нарушающим публичный порядок, относятся сделки, посягающие на общественные, экономические и социальные основы государства, в частности, сделки, направленные на:

— использование вопреки закону коммунальной, государственной или частной собственности;

— незаконное отчуждение или незаконное владение, пользование, распоряжение объектами права собственности украинского народа — землей как основным национальным богатством, ее недрами, другими природными ресурсами;

— отчуждение похищенного имущества;

— нарушение правового режима изъятых из обращения или ограниченных в обращении объектов гражданского права и т.д.

По мнению ВСУ, все прочие сделки, направленные на нарушение иных объектов права (чем перечислены выше), публичный порядок не нарушают.

Более того, в пункте 12 постановления Пленума ВСУ «О практике рассмот­рения судами ходатайств о признании и исполнении решений иностранных ­судов и арбитражей и об отмене решений, вынесенных в порядке международного коммерческого арбитража на территории Украины» № 12 от 24 декабря 1999 года Суд предусмотрел специальные критерии для определения понятия публичного порядка в аспекте признания и приведения в исполнение иностранных арбит­ражных решений. В частности, под публичным порядком ВСУ понимает правопорядок государства, определяющие принципы, составляющие основу государственного строя (касающиеся независимости, целостности, самостоятельности и неприкосновенности государства, основных конституционных прав, свобод, гарантий и т.д.)

В данном постановлении ВСУ также указал, что, рассматривая ходатайства об исполнении иностранных арбитражных решений, суд не имеет права рассматривать правильность указанных решений по сути. Это означает, что в приведении в исполнение решения международного коммерческого арбитража может быть отказано судом исключительно в том случае, если с публичным порядком Украины не совместимы последствия исполнения такого решения на территории Украины, а не содержание самого такого решения по сути.

На основании вышеизложенного законодательного и судебного толкования содержания категории публичного порядка суд при рассмотрении данного дела не согласился с доводами Должника относительно невозможности исполнения решения Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма в связи с противоречием публичному порядку и своим определением, оставленным в силе определением апелляционного суда, предоставил разрешение на принудительное исполнение на территории Украины указанного арбитражного решения.

Суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что Должником не были предоставлены надлежащие доказательства наличия фактов, отвечающих вышеуказанным критериям несоответствия решения международного коммерческого арбитража публичному порядку Украины. Установление же фактов наличия любых других расхождений с положениями национального законодательства Украины, во-первых, предполагает пересмотр арбитражного решения по сути (что будет выходом за пределы компетенции суда), а, во-вторых, в любом случае не будет соответствовать критериям нарушения публичного порядка, в связи с чем не будет основанием для отказа в приведении данного арбитражного решения в исполнение на территории Украины.

Подводя итоги, отмечу, что, по-моему, правовая позиция, которую заняли украинские суды при рассмотрении данного дела, является обоснованной и полностью соответствует как положениям национального законодательства, так и международной практике в области исполнения иностранных арбитражных решений, в связи с чем может быть использована в качестве образцово-показательной при рассмотрении подобных дел.

КОЛОДЯЖНЫЙ Дмитрий — юрист юридической фирмы «АНК», г. Одесса

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на «Юридическую практику» в Facebook, Telegram, Linkedin и YouTube.

0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Slider

Содержание

VOX POPULI

От неприятия к исполнению

Государственная практика

Цена реформы

Деловая практика

Мониторинг по порядку

Законодательная практика

Два года без амнистии

Комментарии и аналитика

Нужен ли учет адвокату?

Неделя права

Обращаться в любом случае

Судей — по старинке

Нет Указа — нет ликвидации

Подогнать забыли

Относительный порядок

Новости делового мира

Турагентская деятельность без лицензии

Размер платы за обжалование процедуры госзакупок

Об участии в аукционе по отчуждению объектов государственной собственности

Новости законотворчества

ГПК дополнят разделом о третейских судах

Уточнение порядка обращения векселей

Право прокурора на внесение протеста могут ограничить

Особенности банковского факторинга

Новости из зала суда

Наталия Гандзий не восстановлена в должности судьи

ВАСУ отменил постановление об увольнении Геннадия Мищенко

Суд отменил регулирование рентабельности рынков

Новости из-за рубежа

В Швейцарии запретили отслеживать ip-адреса

Государственная монополия на азартные игры незаконна

Авторское право на заголовки не распространяется

Новости профессии

Фотоновость

КМУ выделил Конституционному Суду 224 тыс. грн

В Апелляционном суде г.Киева аншлаг админкадров?!

Союзу адвокатов Украины — 20 лет

Назначен председатель Киевского отделения АМКУ

Парламент уволил двух судей Верховного Суда Украины

Конституционный Суд прекратил полномочия трех судей

Новости юридических фирм

ЮФ «АС Консалтинг» — советник Global Payments Europe, s.r.o.

Александр Мережко — юридический советник в АФ ENGARDE

ЮФ «Братья Попко и Партнеры» — партнер Prime Yalta Rally 2010

Salans консультирует Dragon Capital в связи с учреждением Europe Virgin Fund

Реестр событий

Отряд не заметил потери бойца

Судьям дали силовиков

Судебная практика

Обстоятельства вновь открылись

О нюансах исполнения судебного решения о взыскании долга по кредитному договору

Банк — не собственник, не должник, а — хранитель

Тема номера

Коллекторы: помощники или враги?

Барьер для иностранного арбитража

Частная практика

Где юристу поучаствовать

На пороге полномочий

Юридический форум

Юридический «Страйк»

«Український адвокат» о полномочиях адвоката

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: