прапор_України

Генеральний партнер 2022 року

Видавництво ЮРИДИЧНА ПРАКТИКА
Головна » Выпуск №9 (949) » Банковский уклад

Банковский уклад

Рубрика FALSE
Реформирование банковского сектора: законодательные инициативы и ожидания бизнеса — в фокусе внимания участников LBF

24 февраля с.г. в киевском отеле InterContinental состоялся II LEGAL BANKING FORUM — мероприятие, посвященное юридическим аспектам банковской деятельности на Украине, анализу проводимых реформ и перспектив развития отрасли. Форум собрал практикующих юристов и банкиров, среди его докладчиков были также сотрудники Фонда гарантирования вкладов физических лиц (Фонд), представители законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти. На обсуждение был вынесен широкий круг вопросов: от профильных законодательных инициатив и практических аспектов приведения деятельности украинских банков в соответствие с новыми правилами до взаимоотношений банков и их клиентов с Фондом, работы с проблемными активами и кредитных споров.

Новеллы и перспективы

 

Открыла форум панельная дискуссия, посвященная обзору проводимых в отрасли реформ. Анализу актуальных законодательных инициатив в контексте ожиданий бизнеса было посвящено выступление Руслана Демчака, заместителя председателя Комитета Верховного Совета Украины по вопросам финансовой политики и банковской деятельности. Все законопроекты он разделил на три блока: направленные на обеспечение институциональной независимости регуляторов, на усовершенствование взаимодействия участников рынка и создание новых институтов, инструментов и систем и касающиеся имплементации норм директив ЕС.

«Хотел бы остановиться на законопроекте № 3555, инициированном КМУ, о финансовой реструктуризации — здесь у юристов будет широкое поле деятельности. Суть законопроекта в том, что предлагается реструктуризация долгов юридических лиц. В основу положен опыт Турции. Закон будет действовать три года. Предусматривается возможность списания до 20 % долга. Задача этого законопроекта — возобновить работу предприятий, которые сегодня, возможно, перегружены долгами, во избежание ситуации 1990-х, когда такие предприятия просто останавливались. Было много дискуссий, не конфликтует ли этот законопроект с законодательством, регулирующим банкротство. Нет, если процедура банкротства началась, положения этого закона применяться не будут», — рассказал г-н Демчак. Он также сообщил о подготовке НБУ пакета законопроектов, направленных на упрощение процедур слияния и поглощения банков, что будет актуально ввиду повышения требований к капиталу банков. В завершение выступления народный депутат проинформировал присутствующих о планах парламента уже в марте посвятить целый пленарный день исключительно законопроектам финансового сектора.

Сергей Панов, заместитель председателя правления, начальник юридического департамента ПАО «УкрСиббанк» BNP Paribas Group, представил мнение бизнеса о предлагаемых законодательных инициативах. Он, в частности, отметил, что существенным недостатком большинства законодательных предложений является то, что они слишком долго находятся на рассмотрении парламента. Докладчик подчеркнул, что банковское сообщество уже пришло к пониманию необходимости поиска консенсуса между защитой прав кредиторов и защитой прав потребителей.

Большой проблемой г-н Панов назвал ситуацию со ставками судебного сбора, а также выступил в поддержку третейских судов, рассматривающих кредитные споры. Комментируя упомянутый Русланом Демчаком законопроект о финансовой реструктуризации, Сергей Панов, указав на его концептуальную правильность, все же высказал ряд критических замечаний. Так, среди недостатков законопроекта № 3555 он назвал чересчур значимую роль государства: «Мы получим закон, который будет интересовать лишь государственные банки и госпредприятия».

Участники панельной дискуссии, среди которых — партнер МЮФ Baker & McKenzie Игорь Олехов (модератор), Олег Загнитко, партнер МЮФ Integrites, к.ю.н., и Андрей Киселев, председатель правления ПАО «Банк Форвард», также обменялись мнениями о перспективах консолидации и влиянии Соглашения об ассоциации с ЕС на банковский сектор и затронули вопрос изменений в регулировании платежных услуг на Украине.

Так, Олег Загнитко свое выступление на LEGAL BANKING FORUM посвятил анализу изменений законодательства в соответствии с Соглашением об ассоциации Украины с ЕС. Он отметил, что Соглашение предусматривает ­имплементацию положений около 50 директив ЕС в национальное законодательство в период от двух до шести лет. «Украина несколько раз была на пороге имплементации той или иной директивы, но каждый раз этому процессу что-то препятствовало», — отметил г-н Загнитко, добавив, что никаких санкций за неисполнение не предусмотрено. В то же время он подчеркнул необходимость адаптации скорости работы и планирования законодательных инициатив хотя бы в «бюрократических» темпах ЕС.

Практическим аспектам консолидации банков как варианту увеличения уставного капитала было посвящено выступление Андрея Киселева. Он отметил, что на рынке прецедентов слияния банков ранее было немного, и, как правило, в подобных ситуациях конечный бенефициар у сливающихся банков был один и тот же. «Сейчас такая возможность озвучена НБУ, но, к сожалению, законодательное поле не изменилось. Процедура занимает один-два года. И это при том, что собственник один, и капитал по сути перекладывается из одного кармана в другой, и нет никаких противоречий», — отметил г-н Киселев. А ведь в случае разных собственников проблемы неизбежны, начиная от определения бизнес-модели дальнейшей работы. «Сегодня основной кризис — это кризис бизнес-моделей: банки не понимают, как работать, как зарабатывать, кого кредитовать и как создавать добавленную стоимость. Второй вопрос, возникающий при слиянии, касается кадров. Нельзя функцию главного бухгалтера или казначея распространить сразу на два банка. Еще один ключевой вопрос — слияние операционных систем. Сложным является и вопрос взаимоотношения между конечными бенефициарами», — очертил круг проблемных моментов банковского слияния Андрей Киселев, достаточно скептически оценив возможности успешного и без потерь (клиентов и персонала) слияния банков, у которых разные собственники.

Корпоративное соотношение

 

Вторая сессия форума, модератором которой выступил Сергей Боярчуков, управляющий партнер ЮК «Алексеев, Боярчуков и Партнеры», была посвящена корпоративным отношениям в банках.

В частности, участники обсудили вопросы, связанные со структурированием существенного участия в банке, реорганизацией банков, корпоративным управлением и пр.

Леонид Антоненко, председатель Постоянной комиссии Киевского городского совета по вопросам собственности, ознакомил с последними законодательными изменениями в сфере института совместного инвестирования (ИСИ). Так, он напомнил, что до июля 2015 года существовал запрет на подобные институты. Сегодня законодательство позволяет ИСИ быть учредителями банков и владельцами существенного участия, но при определенных условиях.

Кроме того, докладчик отметил, что фонд прямых инвестиций ИСИ в структуре собственности банков прямо запрещен не был, но вызывал ряд вопросов. В итоге НБУ подкорректировал нормативную базу, в том в числе и в части квалификационных требований к фондам прямых инвестиций. И сегодня фонды могут не подавать полный пакет документов для приобретения существенного участия в банке при условии, что они созданы в форме ограниченных партнерств или в подобных формах, доли партнеров в таких институтах не подлежат свободному обращению на рынке. Также предусматривается, что деятельность компании, предоставляющей административные и управленческие услуги фонду прямых инвестиций, подлежит регулированию согласно законодательству страны, которая является членом FATF.

«Не следует путать трастовые конструкции с номинальными акционерами», — резюмировал г-н Антоненко, анализируя проблемы регулирования трастовых конструкций.

Различные аспекты существенного участия в банке осветил Евгений Порада, партнер ЮФ Asters. В частности, он обратил внимание на то, что согласование с НБУ существенного участия необходимо в случаях приобретения более 10 % акций банка новым лицом, увеличения существенного участия зарегистрированными акционерами либо при «легализации» непрозрачной структуры собственности бенефициарами банка.

«Ранее, несколько лет назад, как правило, собственники банка выглядели, как футбольная команда, поскольку такое количество лиц не предусматривало получение разрешения на существенное участие», — напомнил выступающий. В соответствии с новыми требованиями к компании-приобретателю существенного участия в банке необходимо обязательное раскрытие ее реальных бенефициаров. Кроме того, предусмотрены существенные имущественные требования к бенефициару и проверка уплаты им налогов, а также наличие подтвержденных легальных собственных средств у приобретателя.

В свою очередь Леонид Антоненко отметил, что методология расчета благосостояния компании не прописана в нормативных актах. «Очень надеюсь, что в течение этого года Национальный банк предоставит нам такую методологию», — дополнил он.

«Предстоящие процессы слияния малых и средних банков и приватизация госбанков создадут спрос на качественное корпоративное управление», — высказал мнение советник председателя правления ПАО «АКБ «Новый» Александр Ярецкий. По его словам, переориентация в будущем на внутреннего инвестора и его привлечение требуют построения реальной системы корпоративного управления. «Надежная система корпоративного управления — важный фактор надежности и финансовой устойчивости банков в целом», — уверен г-н Ярецкий.

В своем выступлении докладчик также проанализировал основные проблемные вопросы корпоративного управления, среди которых — несовершенство норм Закона Украины «О внесении изменений в Закон Украины «О банках и банковской деятельности» относительно определения особенностей корпоративного управления в банках». На практике это привело к значительным проблемам в деятельности банков, подчеркнул Александр Ярецкий.

Наличие исключительной компетенции наблюдательного совета банка противоречит статусу общего собрания участников банка, а отнесение к исключительной компетенции наблюдательного совета банка утверждения положений, регламентирующих деятельность структурных подразделений, приводит к необходимости утверждения наблюдательным советом банка практически всех внутренних нормативных документов. «Очевидно, что такие технические вопросы должны относиться к компетенции корпоративного секретаря банка», — считает г-н Ярецкий.

О различных аспектах реорганизации банков рассказал Вячеслав Вирченко, заместитель директора юридического департамента ПАО «Альфа-банк». По его мнению, слияние и присоединение банков — это инструмент оптимизации ведения бизнеса, а не реорганизации банковской системы. К тому же, как отметил г-н Вирченко, отсутствуют и действенные механизмы в правовом поле Украины для урегулирования взаимных прав и ответственности разных собственников банков при слиянии банков с разными контролерами.

В связи с этим в ближайшее время следует реализовать разработанную концепцию упрощения процесса слияния и присоединения банков и внести изменения в ряд нормативных актов.

Проблемные активы

Как работать с проблемными активами в аспекте выведения неплатежеспособных банков с рынка, в том числе путем создания переходного банка, обсудили на следующей сессии, модератором которой выступил Александр Плотников, советник, руководитель практики банковского права АО Arzinger.

Первый опыт создания переходного банка представила участникам Светлана Рекрут, начальник отдела внедрения планов урегулирования неплатежеспособных банков Фонда гарантирования вкладов физических лиц. В частности, к условиям принятия Фондом решения о создании переходного банка относятся наличие соответствующего инвестора, включенного НБУ в перечень, и соответствие конкурсного предложения инвестора наименее затратному для Фонда способу. Такие условия актуальны для переходного банка, созданного на срок не более трех месяцев. В то же время в числе особенностей этого процесса г-жа Рекрут назвала требования к минимальному капиталу (сегодня это 500 млн грн). Кроме того, переходный банк является правопреемником неплатежеспособного, активы передаются по их рыночной стоимости и пр.

«Но этот способ далеко не совершенен и имеет множество подводных камней, в числе которых — очень сжатые сроки», — отметила г-жа Рекрут. Кроме того, проб­лема заключается и в отсутствии надзора за переходным банком и в отсутствии у Фонда инструментов, позволяющих осуществлять эффективный надзор.

Продолжая тему выведения неплатежеспособного банка с рынка, Юлия Кирпа, партнер ЮФ Aequo, также отметила среди сложностей данной процедуры четко регламентированные сроки. В числе основных способов выведения неплатежеспособных банков с рынка с привлечением инвестора г-жа Кирпа выделила передачу активов и обязательств неплатежеспособного банка правопреемнику, создание переходного банка, передачу гарантированных обязательств с выплатой премии принимающему банку, выведение банка с рынка с участием государства.

В своем выступлении г-жа Кирпа назвала и основные новеллы законодательства в сфере банковской деятельности. В частности, кроме сжатых сроков, сегодня введена предварительная квалификация инвесторов НБУ, предусмотрены гарантии прав инвесторов, институт гарантийного взноса и пр.

«Международная практика финансовой реструктуризации» — тема доклада Надежды Шиленковой, старшего юриста МЮФ Dentons. В частности, она рассказала об основных инструментах международной реструктуризации, документах реструктуризации и их применении на Украине, отметив, что международный инструментарий реструктуризации весьма обширный.

Также г-жа Шиленкова ознакомила участников с документами реструктуризации. Это письмо о сохранении прав и подтверждении обязательств, назначение комитета кредиторов, договор об отсутствии действий, в том числе отказ от права объявить дефолт и начать обращение взыскания на обеспечение и активы должника (Standstill Agreement); единый синдицированный кредитный договор по стандартам LMA (LMA Syndicate) или рамочный договор о внесении изменений (Override Agreement).

«Договор Standstill не предусмотрен действующим законодательством и ввиду применения общего принципа «отказ от права» не является действенным на Украине», — отметила она. В свою очередь проект Закона Украины «О финансовой реструктуризации» предполагает возможность заключения договора об отсрочке, что по своей сути соответствует договору Standstill.

Продолжил тему международной практики Николай Лихачев, советник, руководитель практики корпоративного права и M&A АО «Спенсер и Кауфманн» докладом о трансграничном розыске активов. «По сути forensic accounting — это судебно-бухгалтерский анализ, направленный на раскрытие мошенничества, и его отчет подходит для предоставления в суд», — подчеркнул юрист. По его мнению, специалист по forensic должен сочетать в себе знания бухгалтера, аудитора, юриста, следователя и криминалиста.

В то же время, как считает юрист, применение такого механизма является очень закрытым и длительным процессом с привлечением большого количества специалистов в разных юрисдикциях.

При появлении информации о возможном нахождении активов в конкретной стране необходимо сотрудничество с местными специалистами, которые смогут точно идентифицировать то или иное имущество и его собственников. И в первую очередь следует грамотно разработать стратегию действий в зависимости от юрисдикции их нахождения.

О том, как выглядит работа с проблемными активами, с точки зрения банков, рассказал Андрей Семенов, первый заместитель председателя правления ПАО «КБ «Крещатик». «Реструктуризация, то есть погашение по двум измененным позициям кредитного договора, работает при наличии двух основных условий: пролонгации сроков исполнения обязательств и списания банком части задолженности», — сообщил банкир.

Также он напомнил, что срок этапа реструктуризации обратно пропорционален состоянию залога: чем дольше банк рассчитывает, что ему вернут кредит, тем хуже сохраняется залог.

Система гарантирует

«Сегодня Фонд гарантирования вкладов физических лиц стал одним из самых важных органов в банковской системе», — заявил Назар Чернявский, партнер ЮФ Sayenko Kharenko, открывая секцию, посвященную правоотношениям с участием ФГВФЛ. Он подчеркнул, что этот институт является относительно новым для Украины, что, впрочем, только повышает к нему интерес.

О сути и целях системы гарантирования вкладов рассказал Виктор Новиков, директор юридического департамента ФГВФЛ. Он подчеркнул, что ныне одна из важнейших функций Фонда, перешедшая к нему от НБУ, заключается в выведении неплатежеспособных банков с рынка. Г-н Новиков также представил обзор изменений в законодательном регулировании деятельности Фонда и сообщил о проведении Фондом работы по приведению своей деятельности в соответствие с общими стандартами и новыми законодательными требованиями.

Отвечая на вопрос модератора о критически важных вопросах, требующих дополнительного законодательного урегулирования, Виктор Новиков отметил, что Фонду на самом деле нужно немного — честная судебная система и эффективная исполнительная служба.

Представители банков свои доклады посвятили практическим аспектам сотрудничества с ФГВФЛ. Марина Нестеровская, директор департамента розничного бизнеса ПАО «КБ «Хрещатик», рассказала об опыте своего банка, являющегося агентом Фонда.

В докладе Андрея Агафонова, начальника управления общеправового обеспечения и исковой работы юридического департамента ПАО «Диамантбанк», был представлен анализ практики по спорам с неплатежеспособными банками о недействительности/ничтожности межбанковских договоров обеспечения. Г-н Агафонов обратил внимание на проблему отсутствия законодательно урегулированного порядка признания уполномоченными лицами Фонда договоров ничтожными. А говоря об актуальной судебной практике, докладчик подчеркнул, что есть примеры как позиции судов относительно недействительности договоров залога между банками ввиду оснований их заключения без согласования с НБУ, так и решений, в которых суды пришли к мнению, что постановление НБУ не является нормативно-правовым актом и не может быть основанием недействительности согласно ГК Украины, причем последнего мнения придерживается и ВХСУ. По словам г-на Агафонова, суды, как правило, принимают сторону ликвидных банков, что оправданно и в целом способствует сохранению стабильности банковской системы. Выступая с докладом, Андрей Агафонов предоставил ряд практических советов по заключению межбанковских договоров кредитования. Прежде всего он рекомендует заключать такие договоры исключительно под залоги, к тому же желательно получить от контрагента официальное письмо об отсутствии каких-либо ограничений со стороны НБУ на заключение подобного рода договоров. А в случае, если в банк-контрагент все же ввели временную администрацию, то необходимо своевременно подать заявление о внесении в реестр кредиторских требований непосредственно как залоговых.

Алексей Харитонов, партнер судебной практики ЮФ ILF, ознакомил с тенденциями судебной практики в спорах с Фондом гарантирования вкладов физических лиц. По его словам, наиболее распространенной категорией являются споры вкладчиков неплатежеспособных банков с ликвидаторами и Фондом. Также распространены судебные разбирательства между временной администрацией и должниками банка. Есть и примеры судебных дел по искам Фонда к руководству банков и искам инвесторов к Фонду и НБУ. Относительно новой категорией споров является обращение клиентов неплатежеспособных банков в Европейский суд по правам человека. По мнению г-на Харитонова, количество таких споров будет увеличиваться. Говоря же о статистических показателях, партнер ILF напомнил, что в стадии ликвидации находятся 65 банков, в четыре банка введена временная администрация. Общая стоимость активов неплатежеспособных банков составляет 400 млрд грн, но фактическая рыночная стоимость таких активов составляет не более 20 %. Количество споров с Фондом уже превысило 10 000 исков, а сам Фонд инициировал свыше 280 уголовных дел на общую сумму ущерба 130 млрд грн.

Алексей Харитонов привел примеры наиболее актуальных позиций высших судов: «признание Фондом договора ничтожным без указания конкретных доказательств является незаконным, недействительность договора определяется исключительно судом»; «признание неправомерной бездеятельности НБУ, которая привела к неплатежеспособности банка, может быть поводом для взыскания материального ущерба с НБУ»; «потенциальный инвестор может заблокировать принятие решения о ликвидации банка (в порядке обеспечения иска)»; «прекращение обязательства путем объединения должника и кредитора в одном лице не распространяется на ситуации, когда должник банка купил право требования к банку и тем самым прекратил действие обязательства».

Докладчик подчеркнул, что хотя Высший административный суд Украины в большинстве случаев принимает сторону вкладчиков, в данной категории споров пока не наблюдается единство практики в связи с отсутствием обобщений и информационных писем высших судебных инстанций. Он также напомнил, что конституционность системы гарантирования вкладов поставлена под сомнение, и точку в споре должен поставить Конституционный Суд Украины.

Защита кредита

Секция «Кредитные споры», как и следовало ожидать из названия, оказалась дискуссионной. Однако споры проходили не между банками и их должниками. Была затронута тема компетенции третейских судов, которая разделила мнения практикующих юристов и представителей Фемиды.

В своем докладе Юлия Курило, партнер АО «СК ГРУП», проанализировалапринятое Верховным Судом Украины постановление от 11 ноября 2015 года, в котором была подтверждена исключительная подведомственность общим судам споров о взыскании задолженности по потребительским кредитам. Именно они, а не третейские суды должны рассматривать данную категорию споров. Суд указал на то, что отношения между должником и банком урегулированы Законом Украины «О защите прав потребителей». «Неважно, кто выступал инициатором спора — каждый потребитель имеет право на рассмотрение его дела в общем суде», — раскрыла докладчица позицию суда. Решение выглядит не совсем логичным, поскольку перегружает суды в условиях декларируемой их разгрузки, отметил модератор секции, старший партнер LCF Артем Стоянов. В свою очередь судья Верховного Суда Украины (ВСУ) Татьяна Жайворонок привела аргументы в пользу такой позиции. «Потребитель финансовых услуг — это слабое звено», — заявила она, добавив, что если при толковании закона возникают сомнения, то они должны толковаться в пользу потребителя. В ходе дискуссии отдельные юристы возразили, что ВСУ весьма широко понимает споры о защите прав потребителя, ведь права потребителя не нарушены, более того, идет речь о его ответственности.

Нужно учитывать, что, согласно Конституции, юрисдикция судов распространяется на все правоотношения. В последнее время хозяйственные суды следуют позиции, что ограничивать право на доступ к правосудию категорически нельзя. Об этом заявил Валерий Картере, судья Высшего хозяйственного суда Украины (ВХСУ). Комментируя вопрос третейской оговорки, он отметил, что если одна сторона спора или договора хочет обратиться в государственный суд, то государство не вправе отказать.

В контексте новелл практики, по мнению Юлии Курило, интерес представляет и постановление ВСУ от 30 сентября 2015 года, в котором суд признал важность следования принципу добросовестности, в том числе в отношениях с банками: каждый участник сделки должен действовать добросовестно и вправе рассчитывать на добросовестность другой стороны. Как следует из текста постановления, суд констатировал: ложное сообщение родителями об отсутствии у ребенка прав на его проживание в объекте, который является предметом ипотеки, не служит основанием для признания договора ипотеки недействительным по иску родителей. Ранее при рассмотрении подобных споров суды, как отметила г-жа Жайворонок, толковали законодательство о защите прав ребенка сугубо формально. Однако выяснилось, что под определенные нормы реализуются «схемы недобросовестных должников». «Само несогласие органа опеки и попечительства еще не свидетельствует о том, что права ребенка нарушены», — заявила судья. Она считает целесообразным подходить критически в данному вопросу и оценивать обстоятельства в комплексе. Так, в некоторых делах были признаны доводы кредиторов о наличии у родителей другого жилья.

Денис Киценко, партнер МЮФ Integrites, к.ю.н., рассказал о том, как в практике украинских судов находят отображение инструменты, известные из зарубежного опыта. Его доклад был посвящен кредитным спорам с оговоркой cross-default. Упомянутая оговорка представляет собой институт, заимствованный из английского права: речь идет закреплении в договоре события, позволяющего кредитору досрочно требовать погашения долга. Таким событием могут стать нарушения, допущенные связанными лицами (subsidiaries), или ухудшение финансового положения должника. В международных договорах существует различие между понятиями cross-default clause и cross-acceleration clause. Если первое условие предусматривает автоматическое наступление обязательства должника, то второе лишь предполагает право кредитора требовать досрочного погашения долговых обязательств.

Постановлением ВХСУ от 13 января 2016 года впервые была признана законность применения такой оговорки в украинском правовом поле (решение принято в пользу «Альфа-Банка»). Подводя итоги своего выступления, г-н Киценко отметил, что данная оговорка все же не в полной мере согласовывается с Гражданским кодексом, и назвал ее применение целесообразным пока только для крупного бизнеса. К тому же отсутствие прозрачности в построении корпоративной структуры делает проблематичным определение перечня связанных лиц при заключении кредитного договора, добавил выступающий.

Защита прав кредиторов должна усиливаться — такая позиция ни у кого не вызывала сомнений. Усилия государства в данной сфере направлены на выполнение требований международных организаций и сообществ финансовых учреждений. На этом акцентировал внимание Юрий Моисеев, заместитель директора департамента — начальник управления по вопросам банкротства департамента по вопросам судебной работы и банкротства Министерства юстиции Украины, выступая с докладом о продаже залогового имущества в делах о банкротстве.

О новых способах оптимизации расходов на взыскание залогового имущества проинформировала Юлия Карпец, советник председателя правления по юридическим вопросам ПАО «Идея Банк». Как оказалось, банки все чаще используют исполнительную надпись нотариуса в качестве альтернативы обращению в суд. По ее словам, это быстрее и дешевле.

Под пристальным соблюдением

Завершился форум сессией под названием «Финансовый мониторинг в банке», модератором которой выступил Армен Хачатурян, старший партнер ЮФ Asters.

Как следовало из докладов, пока еще сфера финмониторинга в банковской сфере не стала в полной мере понятной участникам рынка, а шаги со стороны регулятора не всегда способствуют упрощению проблемы. Максим Лебедев, управляющий юрист ЮФ GOLAW, обратил внимание на наличие оценочных категорий в письме НБУ от 29 января 2016 года относительно использования индикаторов подозрительных финансовых операций. Среди критериев — «необычный» объем операции для клиента, отсутствие экономической целесообразности и др. Сомнительным, по его словам, было также отнесение к подозрительным операции с контрагентами, находящимися в странах Балтии (хотя, по версии FATF, данные юрисдикции не являются высокорисковыми). На основании данных критериев было отказано в проведении приблизительно 30 % операций в первые недели после обнародования письма. Некоторые банки требовали раскрыть полную документацию о конечных бенефициарах и потеряли клиентов. Как можно догадаться, стремление банков сохранить лояльность клиентов сопровождалось нежеланием соблюдать отдельные требования законодательства о противодействии отмыванию доходов.

О сложностях применения законодательства о финмониторинге участники форума услышали непосредственно от представителя банковского сектора. С соответствующим докладом выступил Максим Ващук, член правления — директор департамента контроля и финансового мониторинга ПАО «Кредобанк». «Каждое приостановление операции — это стресс», — подчеркнул г-н Ващук. Он уточнил, что не всегда можно быть уверенным в незаконном характере операции, которая выглядит «подозрительной». Кроме того, вполне возможно давление со стороны клиента (особенно если это крупная компания, связанная с российским капиталом). «Идеальный вариант — когда мы расходимся с клиентом на начальном этапе», — поделился опытом г-н Ващук. Санкции НБУ весьма строги — последствием может стать включение банка в категорию проблемных. Еще в январе 2015 года НБУ принял решение об отзыве банковской лицензии и ликвидации ПАО «ГРИН БАНК» из-за осуществления указанным банком рисковых операций.

Какой линии поведения должны следовать украинские банки в данной ситуации? «Во-первых, необходимо понять, что финмониторинг — это обязанность банка, а не клиента», — дает совет г-н Лебедев. Банки должны не беспокоить клиента, а проводить самостоятельно анализ активности клиента, не запрашивая излишней информации. Штат отдела финмониторинга следует увеличить и дополнительно обучить (особенно относительно специфики функционирования иностранных компаний). Эти меры необходимо соединить с ведением активной разъяснительной работы среди клиентов, считает докладчик.

Максим Копейчиков, партнер ЮФ «Ильяшев и Партнеры», признал, что пока раскрытие конечных бенефициаров так и не стало украинским трендом. Анализируя феномен финмониторинга, г-н Копейчиков заявил, что он возник как последствие осознания государствами нехватки ресурсов на отслеживание всех сомнительных операций. Поэтому данные задачи были переложены на банки. Докладчик отметил, что, несмотря на тенденцию к ужесточению правил, ЕС изменил свою правовую базу, облегчив жизнь банкам: было предусмотрено, что в случае невозможности установления конечного бенефициара таковым следует считать должностных лиц банка. По его словам, подобная прогрессивная норма должна найти отображение в украинском законодательстве. Хотя в настоящ

Поділитися

Підписуйтесь на «Юридичну практику» в Facebook, Telegram, Linkedin та YouTube.

tg-10
4_TaxForce600_90
covid
На-сайт_балы_600х90
На-сайт1_600x90
top50_2020_600x90
ULF_0002
Vacancies_600x90_ua
doroszab2
Slide

Зміст

FALSE

Банковский уклад

VOX POPULI

Самое важное

Лучшее поучение

Акцент

Оценочное осуждение

В фокусе: КАС

Все и сразу

Доказать миру

Государство и юристы

Изменения по году

Государство и юристы

Новости законотворчества

Создана система предотвращения терактов

Заповедники освободят от земельного налога

Внесен законопроект о дерегуляции в сфере туризма

Деловая практика

Дар упреждения

Документы и аналитика

Приказной непорядок

Неделя права

Не дельные советы

Кадровое решение

Неделя права

Новости из-за рубежа

Дизайн бутылок как ТМ

Неделя права

Хозяйственный отчет

Допускной режим

Неделя права

Новости из-за рубежа

Доступ к профессии

Новости из зала суда

Судебная практика

ВХСУ подтвердил правильность удовлетворения иска фонда «Синергия-4»

ВАСУ подтвердил приоритет применения статьи 63 Правил адвокатской этики

Новости юридических фирм

Частная практика

МЮФ Integrites выступила pro bono юридическим советником VoxUkraine

Подведены итоги 11-го стипендиального конкурса ЮФ «АНК»

МЮФ Baker & McKenzie консультирует Cargill в связи со строительством портового терминала в г. Южном

АО «Гесторс» выступает юридическим советником по вопросам, связанным с возвратом владельцу судна «Титан-2»

ПЮА «Дубинский и Ошарова» добилось успеха в проекте о признании общеизвестной на Украине словесной торговой марки Sprite

МЮГ AstapovLawyers усиливает практику уголовного права

Названы финалисты премии Chambers Europe Awards 2016

Юристы МПЦ EUCON защитили интересы ЧП «СТАНДАРТ»

Отрасли практики

Продать по акции

Аналогия нрава

Власть совета

Рабочий график

Адвокатское законотворчество

КАЛЕНДАРЬ на неделю

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

Репортаж

Изменения по акцизу

Самое важное

Отложенное лишение

Интерактивный обзор

Честное предприятие

Судебная практика

Выселительная программа

Не всякий случай

Неодинаковое применение

Тема номера

Параллели пересекаются

Ума палата

Вопрос с пристрастием

Арбитражный скор

Неустойчивое выражение

Прозрачно все

Частная практика

Учтенная ставка

Миф тесен

Інші новини

PRAVO.UA