Генеральный партнер 2020 года

Издательство ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА

Аполитический режим

«Мы не собираемся заниматься политикой, но игнорировать законы никому не позволим», — Святослав Пискун, председатель Союза юристов Украины, рассказал о приоритетных направлениях деятельности

27 мая 2016 года съезд Союза юристов Украины (СЮУ) абсолютным большинством голосов избрал председателем СЮУ Святослава Пискуна, известного юриста и политика, трижды Генерального прокурора и дважды народного депутата Украины. В интервью «Юридической практике» г-н Пискун рассказал о приоритетных направлениях деятельности СЮУ, а также поделился своими оценками процессов, происходящих в политико-правовой жизни государства.

 

— Что изменится в работе Союза юристов Украины с вашим избранием на пост председателя СЮУ?

— Основы деятельности Союза юристов Украины были заложены еще в 1991 году. Это одна из первых общественных организаций в нашей стране и самая многочисленная. По приблизительным подсчетам, СЮУ объединяет сейчас около 100 тыс. членов. На местах у нас работают 23 первичные областные организации, которые возглавляют опытные и авторитетные юристы Украины. В Совет СЮУ входит 53 человека — представители всех юридических профессий: судьи Верховного Суда Украины, работники Генеральной прокуратуры Украины, работники МВД, профессорско-преподавательский состав образовательных учреждений, руководители адвокатских коллегий, нотариусы. Союз юристов Украины имеет очень большую базу юридических кадров, способных проводить экспертизу нормативных актов, внедрять на местах новое законодательство, способствовать повышению в государстве правовой культуры. Мы сотрудничаем практически со всеми международными юридическими организациями.

Что у нас нового? К примеру, мы недавно подписали соглашение о совместной деятельности с Союзом «Чернобыль Украина». Это я считаю новшеством, мы берем на себя обязательства оказывать юридическую поддержку Союзу Чернобыля, а они, естественно, будут поддерживать нас. Насколько мне известно, порядка 15 тыс. исков чернобыльцев не рассмотрены судами, на местах требования законодательства о статусе ликвидаторов аварии на ЧАЭС не выполняются, и мы будем делать все возможное в рамках правового поля для защиты прав и интересов пострадавших в результате катастрофы на ЧАЭС людей.

 

— Как складываются взаимоотношения СЮУ с другими украинскими общественными организациями юристов?

— Очень позитивно. Есть взаимопонимание. Мы не против создания других организаций юристов — все-таки делаем одно общее дело, и всякое объединение идет на пользу обществу. Если мы хотим прозрачности и понимания обществом того, что происходит в стране, люди должны вступать в общественные организации и за счет своей профессиональной, но внетрудовой деятельности проявлять себя для государства.

 

— В последнее время Союз юристов Украины мало заметен в информационном пространстве. Будете ли вы активизировать работу?

— Такая проблема действительно есть. Исторически так сложилось, что в Союз юристов Украины на руководящие посты приходили люди, много лет работавшие в правоприменительных органах, и у них было еще постсоветское видение: об их работе должны говорить другие, а не они сами. Последние год-полтора мы многое делали, но мало об этом говорили. Поэтому нужно найти золотую середину, когда ты не хвастаешься тем, чего еще не сделал, но при этом не забываешь сообщить о том, что уже завершено. Если мы найдем эту золотую середину, ситуация с публичностью, безусловно, выровняется.

 

— СЮУ имеет репутацию достаточно консервативной и даже несколько номенклатурной организации. Это ваше преимущество или недостаток? Планируете ли активизировать работу с молодыми юристами?

— Есть такая, конечно, тема. Это элитный союз, в который принимают не всех. Просто так стать членом СЮУ в принципе можно, но вот в руководящие органы (на местах, я не говорю о центральном аппарате) избираются, на мой взгляд, очень достойные кандидаты. Сами юристы должны в своей среде найти лучших. Это не так просто, поскольку каждый из них — самодостаточная состоявшаяся личность, и выбрать кого-то лучше себя те так-то просто, поверьте. Поэтому руководящие органы Союза возглавляют действительно очень уважаемые люди. Например, когда я был еще заместителем председателя СЮУ, в состав нашего исполнительного комитета входили председатели Верховного и Высшего хозяйственного судов, заместители Генпрокурора, заместители министра юстиции с опытом работы не менее 25 лет на руководящих должностях. Эти люди были столпами отечественной юриспруденции, стояли у ее истоков. Моим первым заместителем избрана Нина Карпачева — если кто не знает, это первый омбудсмен Украины.

Или, например, наши почетные председатели — Юрий Шемшученко и Валерий Евдокимов. Кто сегодня в юридическом мире не знает академика Шемшученко? Все знают. Или Валерия Евдокимова, который единственный дважды был президентом Всемирной ассоциации юристов. Это достояние не Союза юристов, а всего народа Украины. По сравнению с этими людьми я всего лишь начинающий руководитель. Конечно, я буду стараться.

 

— А что насчет молодых юристов?

— Мы за молодежь. Понятно, что против заслуженных регалий сказать нечего. Но к нам приходят и молодые юристы, которые чувствуют поддержку и плечо своих товарищей. Как члены СЮУ они могут рассчитывать на методическую помощь, помощь в образовании, повышении квалификации и даже в трудоустройстве. У нас есть возможность оказывать помощь заболевшим, при необходимости мы предоставляем нашим членам и юридическую помощь, если государство действует в их отношении незаконно: мы идем в суды, защищаем их права. Если того требуют интересы наших членов, мы не стесняемся судиться с государством и не стесняемся ссориться с властью, если необходимо для утверждения верховенства права и справедливости.

 

— Отслеживаете ли вы события в политико-правовой жизни государства?

— Обязательно. И реагируем.

 

— В какой форме?

— Например, недавно я подписал обращение Союза юристов о том, что Ильме Умерова незаконно удерживают в психиатрической клинике. И буквально через 15 минут после подписания наше обращение было размещено на Facebook-страничке Рефата Чубарова. Уверен, что это обращение прочитало пол-Европы.

Мы сделали заявление по поводу журналистов, дали оценку тому, что происходило на некоторых телеканалах (не только на «Интере»), тому, что случилось с Павлом Шереметом, тому, что происходит с другими журналистами.

Мы активны. Мы не в политике, но на позиции. Мы ничего не пропускаем, и мимо нас ничего не проходит. Мы не собираемся заниматься политической деятельностью, но игнорировать законы никому не позволим. Кто бы это не пытался сделать, мы будем его останавливать.

 

— А какова вообще роль юристов в обществе?

— Юристы за счет своего личного авторитета очень сильно влияют на общество. Поверьте мне, что каждый человек, обращаясь в суд, в прокуратуру, к адвокату, рассчитывает на защиту своих нарушенных прав. И когда юристы защищают права гражданина и показывают, что способны ему помочь, человек им верит и отдает им свой голос, если они решат идти в политику. Доверие — это очень важно. Наши люди на местах пользуются большим доверием со стороны населения.

 

— В то же время, если верить статистике, уровень доверия к судебной системе в целом не превышает 5 %. Способны ли исправить ситуацию реформы, которые ныне реализуются в государстве?

— В том, что уровень доверия к судам и к правоохранительным органам в целом такой низкий, «заслуга», на мой взгляд, органов власти, которые свои недостатки в законотворческой деятельности и свои недочеты в правоприменительной практике пытаются переложить на плечи судей. Согласен: в судах есть коррумпированные судьи. Но я категорически против того, что все судьи коррумпированы. Я категорически против утверждений, что все прокуроры продажны, все милиционеры берут взятки. Не может такого быть. В каждой стране есть коррупционная составляющая в правоохранительной системе, и роль государства — не оскорблять эту систему огульно, а выявлять коррупционеров и их наказывать, и в то же время правильно обучать молодых юристов, правильно их готовить к будущей профессии, правильно их материально обеспечивать — тогда коррупции в нашем государстве не будет. А если всех объявили коррупционерами, при этом всем дали одинаковую зарплату 6 тыс. гривен, независимо от того, десять дел он расследует или два. Это неправильно. Подход должен быть персональный. Если у государства нет возможности дифференцированно подойти к каждому судье, следователю или прокурору, такое государство не может рассчитывать на защиту своих интересов. Оскорблять всех огульно, обзывая ворами, ни к чему не приведет. Люди обижаются. Теряется авторитет профессии, туда идут те, кому терять уже нечего. Зачастую приходят дураки, которым все равно, сколько они будут зарабатывать и где. А умные и амбициозные юристы, которые не хотят, чтобы им необоснованно присваивали звание коррупционера, уходят из правоохранительных органов.

 

— Государство пытается делать то, о чем вы говорите. Возьмем судебную систему: переаттестация рассчитана на несколько лет. Но со стороны общества существует запрос на одномоментную и полную замену судейского корпуса.

— В один миг поменять всех невозможно. Да и зачем? Неужели нельзя вычленить коррупционеров? Ведь есть четкие критерии. Опять-таки, всем пройти переаттестацию. Но где гарантии, что в аттестационной комиссии будут сидеть политические незаангажированные люди? Где гарантии, что там будут действительно профессионалы? Есть международный опыт переаттестации судей, и этим надо заниматься. Но одно дело — сказать судьям, что проверяется их профессиональная принадлежность (на что все будут согласны), и совсем другое — проводить переаттестацию по мотивам подозрения всех в коррупции. Какой судья согласится на такую переаттестацию, он скажет: докажите, что я коррупционер, а потом переаттестовывайте. Либо просто откажется, а когда его уволят — восстановится через суд. И таких дел будут тысячи.

 

— Так все-таки, судебная реформа будет результативной?

— Реформа, которая сегодня проводится, будет иметь результат, и уверен — положительный. Но не за счет повального увольнения всех судей. Я еще раз обращаюсь к власти: найдите способ индивидуального подхода к каждому судье. Каждый судья выносит решение именем Украины, нельзя всех огульно обвинять в коррупции. Ведь получается, что все судьи и прокуроры объявляются коррупционерами, а через два часа в этот же суд тянут коррупционера для того, чтобы этот коррупционный судья вынес справедливое решение — это что не бред?!

 

— А как вы оцениваете ситуацию в органах прокуратуры? Там тоже пытались набрать новых людей, и мы знаем, чем все закончилось.

— С самого начала была неправильно организована система сокращения в прокуратуре. Увольнение из органов прокуратуры должно было происходить по простой схеме — не обвинения в коррупции, а профессиональная непригодность. В органы прокуратуры за последние пять-семь лет действительно затесалось очень много людей, с прокуратурой никак не связанных, и этот орган превратился в коммерческий проект, когда возбуждали уголовные дела, а потом брали деньги за их закрытие. Так прокуроры зарабатывали себе на жизнь, и жизнь была сладкой, большого ума для того, чтобы открыть-закрыть дело, не надо.

С Революцией достоинства встал вопрос об увольнении из прокуратуры коррупционеров. Как их определить? Да не по глазам и не по галстуку. Определяются они по делам их. Надо было создать специальную комиссию из прокуроров, судей, адвокатов, преподавателей. И эта комиссия должна была пересмотреть все дела всех прокуроров на предмет профессионализма и коррупционной составляющей. И так бы отсеялась минимум половина.

Но так не сделали. Стали увольнять всех: и хороших, и плохих. При этом сказали, что уволят всех, а хорошие смогут вернуться обратно. Не сработало, не смогли найти плохих. Все оказались хорошими. Вот и все.

 

— В каких направлениях планируете реализовать экспертный потенциал СЮУ?

— У нас создана рабочая группа, которую возглавляет один из моих заместителей, президент Национальной академии правовых наук Украины Александр Петришин. Эта экспертная группа будет изучать законопроекты, законы и подзаконные акты на предмет их соответствия Конституции Украины, антикоррупционному законодательству и дублированию законов. По большому счету Украине не нужны тысячи законов, дополняющих и дублирующих друг друга. Мы сторонники того, чтобы создать Свод законов Украины: свод гражданского права, свод уголовного, административного и т.д. Мы хотим принять участие в консолидации всех законов в небольшие законодательные акты, чтобы каждый мог с ними ознакомиться, знать и понимать их применение.

 

— Какие временные рамки реализации такого масштабного проекта?

— Мы себе отводим буквально год.

 

— Получится ли это сделать с нынешним составом парламента?

— Этот парламент, конечно, странноват. Я бы сказал, что он работает хаотично. В парламенте нет программы действий, он пытается реагировать по ситуации, тем самым окончательно себя дискредитируя, поскольку ситуация меняется чаще, чем принимаются проекты постановлений. Как бывший народный депутат я бы посоветовал нашим парламентариям поменять тактику: сначала закон, а потом общество подстраивается под принятую норму, а не законы подгонять под кризисную ситуацию в обществе или отдельных лиц. Это большая проблема. Эти законы как горячие пирожки, которыми можно серьезно отравиться, поскольку они недопечены.

 

— Рассматриваете ли вы для себя возможность возврата к политической деятельности?

— Сегодня я об этом не думаю. Во-первых, некогда, очень много работы. Во-вторых, я не вижу политической силы, к которой я бы мог сегодня присоединиться.

 

— А предложения поступают?

— Конечно. Политики встречаются, говорят: давайте будем работать с Союзом юристов, это огромная организация, и у нее огромный потенциал, как кадровый, так и организационный. Можем организовать юридическое обслуживание населения на местах. Я же говорю: мы не занимаемся политикой, а работаем с правоприменительными органами. Пытаемся создать правовое государство. Не знаю, что у нас получится, но сидеть сложа руки в данной ситуации мы не имеем права.

 

(Беседовал Алексей Насадюк,

«Юридическая практика»)

 

Поделиться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
Slider

Содержание

VOX POPULI

Самое важное

Изменчивая фиксация

Акцент

Запрос дня

В фокусе: реформа ГИС

Исполняется впервые

Государство и юристы

Загрузочный риск

Боевой синдром

Аренда и НДС

Путь к несвободе

Государство и юристы

Новости законотворчества

НБУ смягчает временные ограничения на валютном рынке

Застройку городов предлагают упорядочить

Упрощается порядок изъятия имущества на военные нужды

Государство и юристы

Остановка вопроса

Документы и аналитика

Коварная продукция

Книжная полка

Административный том

Неделя права

Кадровые обновления

Открытие сезона

Суд да дело

Неделя права

Новости из-за рубежа

Суд определил ответственного за нарушение авторских прав через бесплатный Wi-Fi

Неделя права

Спорные тенденции

Увольнительное представление

Новости из зала суда

Судебная практика

Судья осужден к десяти годам лишения свободы

ВАСУ отменил решение ВККС о неподтверждении судьей квалификации

Новости юридических фирм

Частная практика

ЮФ Asters выступает национальным юридическим советником в деле о защите инвестиций АО «Ощадбанк» в Крыму

Interlegal урегулировал проблемную ситуацию, связанную с несвоевременной оплатой поставленного товара

Aequo консультирует Dragon Capital в сделке по приобретению ТЦ «Пирамида»

МЮФ Integrites назначает нового партнера в Лондоне

ЮФ Sayenko Kharenko — юридический советник ЕБРР по вопросам усиления защиты прав собственников облигаций на Украине

AVELLUM и Baker & McKenzie сопровождали сделку по увеличению доли Horizon Capital в акционерном капитале «Датагруп»

Pavlenko Legal Group отразила рейдерскую атаку в Донецкой области

Отрасли практики

Налоговые лишения

Комплексный поход

Рабочий график

Налоговый форум АЮУ

СТРАНИЦА ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА ЮРИСТА

КАЛЕНДАРЬ НА НЕДЕЛЮ

Репортаж

Как накачать прессу

Решения недели

Судебная практика

Ответчик не обманывал

Безосновательное штрафование

Такого права нет

Самое важное

Новинки в кино

Зарплатный фон

Разъяснение отношений

Судебная практика

Судебные решения

Потери, понесенные при реализации процессуальных прав, нельзя считать убытками и материальным вредом

Судебная практика

Вне суда

Данные по решению суда

Судебная практика

Судебные решения

О праве на апелляционное обжалование решения хозсуда о банкротстве общества его участником, владеющим долей в уставном капитале в размере 50 %

Разъяснено может быть исключительно решение, которое подлежит исполнению

Судебная практика

Сдельные оценки

Тема номера

Оружейная плата

Упрощение выражения

Частная практика

Ревизионная миссия

Области право?

Аполитический режим

Другие новости

PRAVO.UA

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: