Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 15 октября 2018 года, 11:29

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»
← Лента новостей

В адвокатском ремесле без желания созидать и оптимизма успеха не достичь — Максим Болдин, адвокат, управляющий партнер АО InTrust

Максим Болдин Максим Болдин

Древние римляне приравнивали право к искусству. Современные экономические реалии, погоня за гонорарами и клиентами стали причиной того, что творческий дух правовой сфере присущ все меньше. Но наш визави убежден, что как сегодня возрождаются ремесла, так юриспруденция возвращается к своей истинной природе. О «праве как вдохновении» и «деле как дизайне» рассказал известный украинский адвокат, председатель Высшей ревизионной комиссии адвокатуры и Совета общественного контроля при Государственном бюро расследований, управляющий партнер адвокатского объединения InTrust Максим Болдин.

— Когда я зашла к вам в офис, то мне показалось, что я случайно попала в лофтовую кофейню или креативную ІТ-студию. Юридический рынок все больше отходит от классики стиля конца 90-х — 2000-х годов.

— Меня возмущает, когда я слышу что-либо о «юридическом рынке» или о «юридических услугах». Да, я как адвокат и наша юридическая фирма присутствуем на этом «рынке», но это не рынок в понимании экономической категории. Законы экономики влияют на сферу юриспруденции исключительно в плоскости взаимодействия компаний между собой, конкуренции за клиента, за лучших сотрудников. Но никак не в плоскости «адвокат — клиент».

— Но вы предоставляете правовые услуги. Получаете за них деньги.

— Мы оказываем правовую помощь. По моему мнению, это более точное определение того, чем занимается адвокат. И что бы ни было написано в законодательстве, в определениях ВТО или других авторитетных международных организаций, мы не оказываем услуг. Мы создаем решения для наших клиентов, каждое из которых индивидуально и уникально.

Художники и дизайнеры также продают картины или интерьерные решения, но каждая картина, каждое решение уникальны.

Это и есть искусство. Рынок начинается тогда, когда картину или дизайн копируют, и они, как говорится, «выходят в тираж». Так и у адвокатов. Мы — творцы, создающие уникальную «картину» каждого дела.

Недавно нам удалось получить положительное разрешение дела нашего клиента — известной торговой сети, но я не могу сказать, что мы оказали услугу, ведь мы даже не представляли клиента в суде, получая гонорар за процесс. Мы нашли и предложили такое решение (на основании тщательно подготовленных нами материалов), что оппонент нашего клиента удовлетворил его требования, не дожидаясь судебного решения. Именно творческий подход позволил нам быстро и эффективно оказать необходимую правовую помощь.

— Это похоже на судебную медиацию, которая предусмотрена процессуальными законами.

— Да, но мы обошлись без суда. И хотя я получил в свое время диплом профессионального медиатора, но первое свое дело посредством примирения провел задолго до этого. Мне нравится решать дела, не доводя их до суда, это, если хотите, мой творческий стиль.

— Придерживаетесь стиля во всем?

— Если вы об офисе, то да. Я был дизайнером большинства вещей и решений в этом помещении. Люблю создавать что-то необычное, иначе смотреть на привычные вещи. Возможно, я был бы хорошим дизайнером, если бы не стал адвокатом. А, возможно, именно это любительское увлечение помогает мне творить на профессиональной ниве. Убежден, что наибольшего успеха достигает тот адвокат, который любит созидать лично, имеет талант к ремеслу, работает руками...

Знаете, что еще отличает профессионального адвоката от лиц, оказывающих услуги? Хорошего, «своего», адвоката клиент не предпочитает советовать другим (за исключением самых близких людей), поскольку есть риск, что, когда клиенту или связанным с ним лицам снова понадобится правовая помощь, адвокат уже будет представлять интересы оппонентов, а этого никто не желает. Поэтому лучше, когда адвокаты остаются «ремесленниками» и не идут в «серийное производство». Тогда они будут иметь постоянных клиентов, а профессия — почет.

— И все же, насколько я понимаю, вы стремитесь к расширению географии своей деятельности и для этого готовы объединяться с другими адвокатами.

— В наших планах объединение с коллегами со схожей философией оказания правовой помощи, с которыми мы уже имели несколько успешных совместных проектов. Философия нашего объединения — это формирование команды единомышленников, вдохновленных духом творчества и одновременно готовых демонстрировать высокие стандарты оказания правовой помощи, умение работать в команде, что позволит оптимизировать организационные процессы и оперативно оказывать профессиональную правовую помощь клиентам, имеющим разветвленную сеть офисов или представительств в разных регионах Украины.

— Определенное время, наверное, еще лет десять назад, адвокат по уголовным делам считался неким гуру, которому доступны особые знания, и никто другой не мог достичь такого же уровня «просветления» иначе как путем обучения у маэстро.

— Сегодня уголовное право — одно из самых основных направлений в адвокатской практике юридической фирмы InTrust, претерпело существенные изменения. Изменились подходы государства, изменилось восприятие общества, правовое регулирование. Есть некоторые сдвиги в подходах к уголовному процессу и со стороны правоохранительных органов. Сам процесс уголовного преследования стал на самом деле состязательным. Следовательно, стало больше и адвокатов, наделенных творческим, критическим мышлением, которые смогли предложить клиентам профессиональную защиту.

И хотя есть немало нареканий на суды, исходя из моей личной практики, могу утверждать, что они тоже изменяют философию своей деятельности: судьи учатся быть более открытыми, ответственными, ощущают дух свободы в принятии решений, и это позволяет им иначе смотреть на процесс, оценивать позиции сторон несмотря на то, что они сами находятся сегодня под колоссальным политическим, а иногда и физическими прессингом.

— Да, как с грустью шутят сами судьи, непросто найти следственного судью, который не имеет уголовного производства в отношении себя по статье 375 УК Украины.

— И такие судьи есть и среди наших клиентов. Открытие производства по статье 375 само по себе почти никогда не имеет последствием реальное наказание — в практике судов есть только один обвинительный приговор по этой статье и два оправдательных. То есть это своего рода форма давления на судей, ведь при тотальной недостаче судейских кадров и дикой нагрузке (есть районы, где нет ни одного полномочного судьи или есть только один следственный судья, рассматривающий материалы из трех-четырех районов) следственный судья вынужден еще определенное время тратить на свою защиту, участие в следственных действиях уже как обвиняемый.

Но надо понимать, что давление на судью начинается не со внесения сведений в ЕРДР, поскольку во многих производствах в отношении должностных лиц оно закладывается в первых строках ходатайства следователя или прокурора, направленных в суд. Эти строки остаются неизменными по делам разных наших клиентов, даже не знакомых между собой, и звучат примерно так: «Заняв пост Президента Украины, Виктор Янукович решил создать организованную преступную группировку…», и далее, согласно должности подозреваемого, указывается якобы его связь и роль в этой группировке. Это не что иное, как давление на судью, чтобы подчеркнуть «государственную важность» дела. И когда судья отказывает в удовлетворении такого ходатайства, он понимает, что будет иметь 375-ю. К чести судей, в моей адвокатской практике в подобных производствах при наличии соответствующих оснований они почти всегда отказывают следователям в удовлетворении ходатайства о содержании под стражей, назначая такую меру пресечения только при наличии мотивированного обоснования. Другое дело, что не всегда такой выбор есть.

— То есть?

— Речь идет о делах по обвинению в преступлениях, мера пресечения по которым возможна исключительно в виде содержания под стражей. Это такие тяжкие преступления против человечности и мира, как терроризм, финансирование терроризма и подобные. К сожалению, в таких серьезных делах следователи не приводят никаких доводов, почему к лицу надо применить именно такую меру. Суд ограничен в возможности отказать в таком представлении. При этом часто реальные действия и дело в целом не имеют ничего общего с инкриминируемым преступлением. Более того, деятельность определенного предпринимателя с «временно оккупированной территории» является вполне легальной и законной. Он просто может не понравиться кому-то при власти или конкурентам.

— Вы намекаете на заказные дела?

— Пока нет приговора суда, я не могу говорить об этом наверняка, но такая практика, к сожалению, усматривается. Я бы сказал даже, что она приобрела новый, более угрожающий размах. Не в последнюю очередь именно благодаря тому, что под лозунгами борьбы с терроризмом (а это на самом деле общемировая угроза, страхом перед которой умело манипулируют украинские политики) правоохранители получили инструмент стопроцентно гарантированного избрания меры пресечения в виде содержания под стражей для «избранных» ими лиц. И хотя очевидно, что производство не имеет перспектив и по нему реально не осуществляются никакие действия, этого часто достаточно, чтобы либо получить материальную выгоду, либо установить контроль над бизнесом преследуемого лица. И по таким делам вопреки грубой работе правоохранителей у адвоката меньше всего возможностей и инструментов защиты клиента на более поздних стадиях производства. Потому мы ставим целью разбить аргументы следствия в части «обоснованности» подозрения во время решения вопроса об избрании меры пресечения, чтобы клиент остался на свободе, что дает адвокату намного больше тактических возможностей для успешной защиты.

Собственно, стадия избрания меры пресечения является своеобразным форпостом дела, ведь это тот момент, который позволит либо вдохновить клиента на справедливую борьбу, либо сломить. И потому важно, чтобы адвокат успешно подготовился именно к стадии рассмотрения вопроса об избрании меры пресечения, когда впервые судом тестируется состоятельность версия следствия об обоснованности подозрения.

— Насколько важен настрой для выигрыша в деле?

— Настрой не определяет тяжести обвинения, не упрощает процедуру уголовного производства, не определяет состав и обстоятельства, то есть не имеет никакого процессуального веса. Но вера в позитивное разрешение дела помогает легче воспринимать всю тяжбу, все попытки правоохранителей нарушить закон, то есть облегчает моральное состояние клиента. Я убежден, что адвокат-пессимист в уголовном деле никогда не достигнет успеха. Адвокат должен излучать уверенность в позитивном решении, при этом предоставляя клиенту объективную информацию относительно перспектив. Обманывать клиента не только неэтично и незаконно, но и опасно для адвоката.

И тут надо понимать тонкости психологии конкретного человека, чтобы подобрать подходящие слова и дать ровно ту надежду, которая поможет, а не навредит.

— Адвокат должен вселять надежду не только в клиента, но и в его родных?

— Очень важно, чтобы адвокату доверяли родственники и доверенные лица клиента. Они больше влияют на моральное состояние лица, находящегося под следствием, чем само уголовное производство: звонят адвокату, который проводит соответствующую психологическую работу с близкими клиента, поскольку это очень часто влияет на успех. Особенно, когда человек находится в СИЗО, когда чувствует страдания своих родных, поскольку такого человека легко «сломить» и склонить его к «сотрудничеству» со следствием и признанию вины, которое, к сожалению, в украинских реалиях почти никогда не гарантирует смягчения наказания. Однако, полагая, что таким образом облегчит жизнь близким (которым надо будет принять приговор и дождаться его отбытия вместо постоянного напряжения относительно результата производства), человек берет на себя вину за преступления, которые не совершал. Потому работа с родными клиента хотя и не включена в перечень видов правовой помощи, является неотъемлемой и важной частью профессиональной деятельности адвоката.

Клиент на свободе — это не только упрощение коммуникации и позитивный настрой. Это вопрос жизни, поскольку СИЗО — рассадник смертельных болезней. И каждый день нахождения в таких заведениях подвергает риску не только клиента, но и адвоката, его навещающего, а также семью адвоката. Болезни могут проявиться спустя годы, когда клиент уже будет оправдан и будет находиться на свободе. Так что это действительно вопрос жизни человека. Без лишнего пафоса.

— Вы отметили изменения в правосудии — в уголовном процессе появилась реальная состязательность. А изменились ли подходы правоохранителей?

— Мало в чем. Был некий период, на заре создания Национальной полиции, когда они на самом деле вели себя учтиво по отношению к адвокатам, пытались соблюдать закон, и вообще их работа вызывала уважение. Но прошло время, те, кто вдохновлял полицию на изменения, ушли из органов, и система взяла свое, причем в удвоенной жестокостью. Такой уровень нигилизма, агрессии и нарушений прав адвокатов, который мы испытываем сегодня, — наивысший за все время моей адвокатской практики.

Они откровенно не дорабатывают даже по открытым производствам. Например, большинство преступлений по неправомерному обогащению всегда должны иметь и другую сторону — провокацию взятки. Но эту часть производства следствие никогда не замечает. Даже тогда, когда подозреваемый оправдан. Хотя логично после закрытия одного дела возбудить другое, уже против провокатора. Но мы же знаем, что этому никогда не быть, пока провокаторы действуют исключительно под контролем правоохранителей, а это напрямую отсылает нас к практике Европейского суда по правам человека по делам «Раманаускас против Литвы», решения по которым вынесены не в пользу правоохранителей и государства.

— И все же сегодня правоохранительные органы становятся более изобретательными в своей деятельности.

— Да, их креативность иногда не имеет предела. Жаль, что она не направлена на реальную борьбу и предупреждение преступности, а касается только одной цели — любой ценой наказать лицо, которое назначено виновным или первым попало под следствие. Убежден: если бы изменился этот подход, мы бы сразу получили намного лучшую страну.

А сегодня адвокат должен не терять бдительность, а создавать креативные решения для защиты клиента. Мне, например, креативных наработок по одному громкому делу хватило на кандидатскую диссертацию, и это не шутка. Уверен, что только такой подход каждого юриста к своему делу изменит страну к лучшему.

(Беседовала Ирина ГОНЧАР,

«Український адвокат»)

 



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 1000 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 41 (1085) от 09/10/18 Свежий номер

Слияния и поглощения

№ 41 (1085)
Государство и юристы

IP-адрес

Отрасли практики

Неопознанный объект

Судебная практика

Допустимые меры

Тема номера:

Бюро находок

Как вы поступаете с sms-спамом?

Читаю, иногда покупаю рекламируемый товар

Удаляю, не читая

Устраиваю заказчику спама скандал/розыгрыш

Добиваюсь исключения моего номера из рассылки

Обращаюсь в суд

Не получаю / установлен спам-фильтр

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА