Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 16 августа 2018 года, 07:03

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»
← Лента новостей

Если бы вопрос недопустимости доказательств решался на стадии досудебного разбирательства, это было бы большим плюсом для всех, уверен Денис Овчаров

Денис Овчаров, руководитель практики защиты бизнеса Lavrynovych & Partners Law Firm, рассказал слушателям Школы уголовной практики Legal High School об основаниях проведения негласных следственных действий и злоупотреблении вмешательством в частное общение.

Основанием проведения оперативно-розыскных действий (ОРД) является наличие достаточной информации о готовящихся преступлениях или лицах, готовящих совершение преступления, однако осуществление ОРД уже после совершения правонарушения является незаконным. В то же время для проведения НСРД необходима информация о том, что лицо совершает или уже совершило преступление. Денис Овчаров отметил: результаты НСРД, проведенных до внесения сведений в ЕРДР, не могут быть признаны надлежащими доказательствами.

Упомянутое лектором постановление ВСУ №671/463/15-к от 16 марта 2017 года гласит: «Судом не было установлено, какая именно информация стала основанием для заведения оперативно-розыскного дела и, соответственно, имелись ли законные основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий, результаты которых признаны судом допустимыми доказательствами в уголовном производстве. А проведение НСРД до внесения сведений в ЕРДР незаконно».

Аудио-, видеоконтроль места является интересным следственным действием, по мнению Дениса Овчарова, поскольку при задержании есть риск, что клиенту могут подбросить фальшивые доказательства совершения преступления. Также в практике лектора был случай видеоконтроля места: дома у его клиента была установлена камера, о которой последний узнал только после проведения обыска в его квартире, ведь ничего не было изъято, однако на месте расположения аппарата остались провода.

Денис Овчаров сообщил, что вид НСРД, применяемый в конкретном случае, зависит от тяжести преступления, в ходе расследования которого могут быть проведены такие негласные следственные (розыскные) действия. Так, снятие информации с электронных информационных систем или ее части и установление местонахождения радиоэлектронного средства применяется независимо от тяжести преступления, а все остальные виды НСРД — только по тяжким или особо тяжким преступлениям.

Рассказывая о доказательственном значении полученных данных и использовании их в доказывании, лектор отметил, что доказательственное значение имеют также и документы, на основании которых принято решение о проведении НСРД (ходатайства, постановления, определения), для обоснования законности или незаконности получения соответствующих сведений и, соответственно, для решения вопроса о признании собранных таким образом доказательств допустимыми или недопустимыми.

По вопросу неоткрытия материалов НСРД существует много судебной практики. По мнению Дениса Овчарова, если получен отказ в предоставлении материалов для ознакомления в порядке статьи 221 УПК Украины, его следует обжаловать в соответствии со статьей 303 этого же Кодекса. Так, постановлением Печерского районного суда г.Киева от 1 ноября 2016 года по делу №757/50 937/16-к было отменено постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства адвоката, а на следователя возложена обязанность предоставить для ознакомления материалы досудебного расследования в порядке, предусмотренном статьей 221 УПК Украины. А вот неоткрытие материалов по статье 290 УПК лектор считает больше плюсом, чем минусом.

Говоря о практике применения прослушивающих устройств, Денис Овчаров заверил, что специалистов на самом деле очень сложно обмануть, они понимают все «тайные слова» и скрытые подтексты. Конечно, можно попробовать доказать суду, что вы говорили именно о «котлетах» или о чем-нибудь подобном, но сегодня адвокаты больше работают именно над допустимостью/недопустимостью доказательств, не придавая самому прослушиванию большого значения.

Лектор сообщил: неуведомление лица о проведении в отношении него НСРД в порядке статьи 253 УПК Украины является основанием для признания доказательств недопустимыми. Также недопустимы доказательства, собранные в результате провокации. Подтверждает это практика ЕСПЧ — дела «Тейксейра де Кастро против Португалии», «Худобин против России», в которых указано, что использование доказательств, полученных в результате подстрекательства со стороны полиции, нельзя оправдать общественным интересом, поскольку в таком случае обвиняемый с самого начала может быть лишен права на справедливое судебное разбирательство.

 



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 1000 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 33 (1075) от 14/08/18 Свежий номер

Интеллектуальная собственность

№ 33 (1075)
Государство и юристы

Люди высокого остатка

Документы и аналитика

С цепью защиты

Отрасли практики

Явный вред

Судебная практика

По секрету всему Совету

Какую книгу вы хотели бы написать?

монографию

мемуары\биографическую

художественную о юристах

художественную не о юристах

научно-популярную о юриспруденции

детскую

кулинарную

сборник кроссвордов

которую издадут

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • АФ «Династия»
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА