Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 19 апреля 2019 года, 23:36

Генеральный партнер 2019 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Тема номера: Банкротство

№ 16 (1112) Банкротствоот 16/04/19 (Тема номера: Банкротство)

Тень солидарности

В определенных случаях при банкротстве законодательство разрешает возложить солидарную или субсидиарную ответственность на руководителя предприятия, его участников и других лиц

Александр Гладий
Специально для «Юридической практики»
Чтобы установить вину конкретного лица в неплатежеспособности должника, нужно исследовать финансовую и хозяйственную деятельность должника, всю его документацию, в том числе отчетность

Наиболее серьезная проблема украинского законодательства, регулирующего банкротство, — его низкая эффективность. Оно считается одним из самых сложных, поскольку часто дает возможность лицам уклоняться от ответственности за неисполнение своих обязательств. Вот уже несколько лет вопрос реформы сферы банкротства остро стоит на повестке дня.

Как свидетельствует статистика, кредиторы получают всего 6–7 % от размера всех денежных требований. Это очень мало. А причиной тому служит тот факт, что зачастую должник попадает в данную процедуру уже без каких-либо денег. И, если она наступает не по стечению обстоятельств или не обоснована экономически, а имеет признаки мошенничества или доведения до банкротства, возникает вполне логичный вопрос: кто будет нести за все это ответственность?

Виновные в банкротстве

Как известно, по общим правилам гражданского права, юрлицо самостоятельно отвечает по своим обязательствам, а его участники или основатели не несут ответственности по обязательствам юридического лица. Исключением являются лишь случаи, когда законодательство разрешает возложить солидарную или субсидиарную ответственность не только на руководителя предприятия, но и на его участников или основателей, а также других лиц.

Так, статьей 41 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» (Закон) определено, что в случае банкротства должника по вине основателей, участников, акционеров или других представителей юрлица, в том числе и его руководителя, они могут нести субсидиарную ответственность по обязательствам предприятия, если его имущества недостаточно для погашения задолженности.

В связи с неоднозначностью данной нормы сложилась определенная судебная практика по подобным делам. Так, Кассационный хозяйственный суд в составе Верховного Суда в своем постановлении от 30 января 2018 года по делу № 923/862/15 определил критерии, которые являются обязательными для привлечения лица к субсидиарной ответственности. К ним относятся следующие:

— заключение заведомо невыгодных для юридического лица договоров;

— наличие деяний, которые противоречат надлежащему ведению хозяйственной деятельности;

— безосновательная уплата денежных средств либо передача имущества третьим лицам;

— путаница в отчетности, уничтожение документов или информации, вследствие чего становится неэффективной работа юрлица.

Такие действия, как правило, приводят к банкротству должника и наносят большой материальный ущерб имуществу государства или кредитора.

Данное решение высшей судебной инстанции является важным шагом в применении субсидиарной ответственности по обязательствам банкрота. Оно является чуть ли не первым в этой области и доказывает, что наступление такого вида ответственности возможно на практике.

Не являются исключением и случаи доведения до банкротства органами государственной власти или местного самоуправления. Так, к примеру, постановлением Одесского апелляционного хозяйственного суда от 20 марта 2018 года по делу № 923/1297/14 субсидиарная ответственность была возложена на городской совет как собственника должника и его исполнительный комитет как орган, уполномоченный управлять имуществом должника в связи с доведением до банкротства коммунального предприятия.

Подобное решение мотивировано тем, что состояние неплатежеспособности наступило в результате передачи активов должника на баланс другого вновь созданного коммунального предприятия. Горсовет и его органы приняли решение, целью которого была передача материальных активов должника другому юридическому лицу для того, чтобы после возбуждения дела о банкротстве такие активы не были взысканы для удовлетворения требований кредиторов.

За перечисленные выше действия законодательством предусмотрена и уголовная ответственность. Вместе с тем Верховный Суд определил, что законодательство не связывает возможность возложения субсидиарной ответственности на определенных лиц с обязательным наличием в отношении них приговора суда. Таким образом, сам факт доведения до банкротства может быть установлен в пределах дела о банкротстве.

Однако применение данной нормы не получило широкого распространения в судебной практике. Главная тому причина — сложность в доказательстве вины конкретного лица в неплатежеспособности должника. Чтобы установить такую вину, нужно исследовать финансовую и хозяйственную деятельность должника, всю его документацию, в том числе отчетность. Далеко не все арбитражные управляющие надлежащим образом исполняют свои обязательства, чаще лишь формально проводя какие-либо мероприятия.

В то же время не стоит забывать, что арбитражные управляющие за свои действия во время исполнения возложенных на них обязательств также несут гражданско-правовую, дисциплинарную и уголовную ответственность.

Солидарная ответственность

Кроме субсидиарной, Законом предусмотрена возможность наступления солидарной ответственности лиц: если имущества юрлица недостаточно, кредитор имеет право требовать исполнения обязательств полностью или частично от всех должников сразу или от любого из них.

В соответствии с Законом подать исковое заявление в суд с целью инициирования процедуры банкротства могут собственник имущества и ликвидатор.

Как известно, согласно статье 95 Закона ликвидатор юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации из-за недостатка средств для удовлетворения требований кредиторов, должен обратиться с соответствующим заявлением в суд. Это один из наиболее распространенных видов банкротства — упрощенное банкротство, или, как его еще называют, самобанкротство.

Именно в таком случае, при несоблюдении требований законодательства относительно проведения данной процедуры, и наступает солидарная ответственность. Однако, как оказалось на практике, не все так просто. В Законе существует оговорка: момент нарушения руководителем, собственником или другим лицом данной нормы рассматривается судом исключительно при проведении ликвидационной процедуры. Если нарушение было выявлено, о нем говорится в определении хозяйственного суда об утверждении ликвидационного баланса и отчета ликвидатора.

Из этого следует, что основанием для привлечения к солидарной ответственности должностных лиц или собственников предприятия является нарушение досудебной процедуры ликвидации должника или необращение юрлица в случае выявления признаков неплатежеспособности в суд с заявлением о банкротстве.

Сегодня подобная норма считается нежизнеспособной, так как она не укоренилась в судебной практике, по сути, нет ни одного примера привлечения к солидарной ответственности за непогашение требований кредитора. В связи с этим кредиторы, не получив удовлетворения своих требований от должника, любыми способами пытаются привлечь его к ответственности.

Из всего вышесказанного становится понятно, что современное законодательство не защищает права кредиторов должным образом и нуждается в усовершенствовании. Вопрос о привлечении к имущественной ответственности собственников юридического лица требует более четкого урегулирования. Сегодня ведется много разговоров по этому поводу, в том числе и в контексте принятия Кодекса Украины по процедурам банкротства, что может внести значительные изменения в законодательство данной сферы.

 

ГЛАДИЙ Александр — директор ЮА «Абсолют», г. Киев


Комментарии

Жизнеспособная альтернатива

 

Антон МОЛЧАНОВ,
советник, руководитель практики банкротства АО Arzinger

Еще в прошлом году мы совместно с коллегами из Независимой ассоциации банков Украины (НАБУ) разработали качественно новую модель субсидиарной ответственности в банкротстве.

Ключевые ее положения таковы: требования по ответственности предъявляются в ходе ликвидационной процедуры и в течение трех лет после закрытия дела; заявлять требования может не только ликвидатор, но и кредиторы, не аффилированные с должником и не получившие более 60 % своих требований.

Субсидиарная ответственность должна распространяться не только на номинальных, но и на фактических владельцев должника — лиц, реально получающих прибыль от бизнеса (в том числе через опосредованное владение в трастах/офшорах) или принуждающих органы управления должника согласовывать с ними решения о его правах и обязанностях.

Последнее и одно из важнейших условий — это доказанность вины. Если реальный владелец компании до ее банкротства выводил из ее владения имущество, аккумулировал со связанными лицами половину всех долгов компании, на потерпевшего кредитора приходится более половины долгового портфеля, а также если за несколько лет до банкротства компания не получала прибыли и имела коэффициент покрытия менее 1, собственник бизнеса должен нести субсидиарную ответственность, будучи виновным в банкротстве по умолчанию.

Идея не идеальна, но вполне жизнеспособна и альтернативна существующей системе, которая даже при активной позиции Верховного Суда так и не доказала своей состоятельности.

Шаг вперед

 

Богдан ШИШКОВСКИЙ,
старший юрист KPMG Law Ukraine

Действующий За­кон Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» предусматривает субсидиарную и солидарную ответственность учредителей/менеджмента должника в случае банкротства компании, которое наступило по вине таких лиц. До недавнего времени привлечение к субсидиарной ответственности данных лиц считалось почти невозможным, поскольку суды требовали в качестве доказательства их виновности наличия приговора в уголовном производстве. Тем не менее 30 января 2018 года Верховный Суд в составе коллегии судей Кассационного хозяйственного суда (КХС) изменил такой подход к субсидиарной ответственности, определив отсутствие связи между привлечением к субсидиарной ответственности согласно Закону и приговором в уголовном производстве. Таким образом, приняв данное постановление по делу № 923/862/15, КХС ВС сделал значительный шаг вперед для целей удовлетворения наибольшего количества кредиторских требований, в случае если компания была доведена до банкротства по вине менеджмента. Кроме того, Закон также предусматривает положение о солидарной ответственности учредителей/менеджмента должника, но, к сожалению, в существующей редакции оно не работает. Однако в случае подписания Кодекса Украины по процедурам банкротства (Кодекс) и вступления его в силу положение может кардинально измениться, поскольку Кодекс предусматривает реальную ответственность руководителя компании за несвоевременное обращение в суд с заявлением об открытии производства по делу о банкротстве. Поэтому в ближайшее время можно ожидать развития практики привлечения менеджмента компании к субсидиарной ответственности.

 



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 16 (1112) от 16/04/19 Текущий номер

Банкротство

№ 16 (1112)
Государство и юристы

Сборные вопросы

Отрасли практики

Защитное поле

РЕПОРТАЖ

Тах точно!

Тема номера:

Вот такие пороги

Ратификация Многосторонней конвенции MLI:

заставит бизнес провести комплексный анализ собственных международных структур

на ведение бизнеса пока сильно не повлияет, поскольку будет применяться не ко всем действующим двухсторонним конвенциям об избежании двойного налогообложения

в ближайшие несколько лет вообще никак не повлияет на бизнес

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • Antika
    АФ «Династия»
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА