Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 20 мая 2019 года, 13:37

Генеральный партнер 2019 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

КСУ: итоги года

№ 10 (1106) Защита бизнесаот 05/03/19 (КСУ: итоги года)

Высокие отставки

«Если не способен противостоять давлению — уходи в отставку, чтобы не запачкаться» — судья КСУ в отставке Вячеслав Джунь

 

Вячеслав Джунь: «Конституционный Суд Украины является конечной инстанцией, его ошибки исправлять некому, кроме него самого»

Сегодня в украинском обществе чрезвычайно высок спрос на справедливость: календарь буквально усеян траурными памятными датами, вызывающими необходимость реального пересмотра общественного договора между государством и гражданами. Одним из столпов, на которых держится справедливость, должен быть Конституционный Суд Украины (КСУ, Суд), который вроде бы как вправе корректировать и законодателя, и Президента, и суды… Но в лучшем случае отношение к КСУ сегодня нейтральное, а на восстановление репутации оплота Конституционности потребуется немало времени. И этот путь необходимо пройти КСУ вместе с обществом — нога в ногу. О вызовах, принципах и перспективах конституционного правосудия рассказал судья КСУ в отставке, д.ю.н., заслуженный юрист Украины Вячеслав Джунь.

 

— Вячеслав Васильевич, в чем роль Конституционного Суда Украины в системе органов власти и его функция в правовом государстве сегодня?

— В соответствии с Конституцией Украины и Законом Украины «О Конституционном Суде Украины» Конституционный Суд Украины является единственным органом конституционной юрисдикции в стране. Поскольку государственная власть в Украине осуществляется по принципу ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную, Конституционный Суд Украины, будучи самостоятельным институтом судебной власти, обеспечивает верховенство Конституции Украины, что является его основной функцией. Для выполнения этой функции Суд наделен полномочиями конституционного нормоконтроля, официального толкования Конституции Украины, а также иными полномочиями, предусмотренными Основным Законом, в том числе и полномочием рассмотрения конституционных жалоб.

 

— Уже почти два года в Украине существует институт конституционной жалобы, но нет пока ни одного решения по поданным в КСУ жалобам. С чем это связано, насколько этот институт, как и другие процессуальные новшества, может быть эффективным в Украине?

— На мой взгляд, существует несколько причин некоторой инертности Суда в реализации своих полномочий по рассмотрению конституционных жалоб. Во-первых, сама новизна этого института. Во-вторых, осознание судьями серьезной юридической и социальной ответственности за последствия их решений по конкретным жалобам. Тут может возникнуть целый комплекс проблем: бюджетно-экономических, правовых, социальных, межнациональных и прочих.

Хочу напомнить, что Суд является конечной инстанцией, его ошибки исправлять некому, кроме него самого по правилам части 2 статьи 92 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины». Из этого неминуемо возникают репутационные и иные издержки. Так что для судей максима «семь раз отмерь, один раз отрежь» не является умозрительной. А «отмеряя» свои решения, приходится учитывать массу факторов не только исключительно правового характера. Социальная жизнь крайне сложна, а право тысячами нитей связано с социальной материей. Приходится оценивать соотношения между многими ценностями, например, ценностями безопасности и свободы, тем более в такой сложной ситуации, в которой оказалась наша страна.

По моему мнению, конституционная жалоба является более результативным юридическим средством, чем институт официального толкования законов Украины, который существовал до внесения изменений в Конституцию Украины 2 июня 2016 года. Жалоба позволяет более целенаправленно и эффективно защищать конституционные права и свободы человека и гражданина. Правда, у меня в последние годы появилась определенная настороженность в вопросе, насколько суды из системы правосудия и прежде всего Верховный готовы руководствоваться решениями Суда по конституционным жалобам. В практике были случаи, когда суды игнорировали решения Суда об официальном толковании законов.

 

— Если КСУ не является судом факта, лежит ли на нем ответственность за утверждение справедливости и верховенство права в конкретных спорах?

—Безусловно, Суд, обеспечивая верховенство Основного Закона, несет позитивную ответственность за утверждение принципа верховенства права, поскольку в соответствие со статьей 8 Конституции Украины в нашей стране признается и действует принцип верховенства права. А в основе этого принципа лежит идея справедливости.

 

— Почему общество не ощущает, что КСУ его защищает (решения суда в последнее время вполне предсказуемы, если не очевидны, а на большинство вопросов, вызвавших резонанс, годами не находится ответа)? Проблема в персональном составе, в давлении или в несостыковке ожиданий и реальности?

— Думаю, тут во многом вина самих судей, однако не во всем. Суд не может быть полностью «здоров», если «нездорово» само общество. Вспомните, только в этом веке мы пережили две революции. И это не просто громкие слова. Ломались социальные структуры и личные судьбы, государственный строй испытывался на прочность. Сейчас и вовсе война пришла в наш дом.

Я по себе знаю, какое может быть давление на судей со стороны власть предержащих. Для себя я решил: если не способен противостоять давлению — уходи в отставку, чтобы не запачкаться. Но не все избирают такой путь. Бог им судья. Но тогда неминуемо возникает то, о чем вы спросили. Именно этим можно объяснить крайне сомнительные решения о «тройном президентстве Кучмы» первого состава Суда, о «тушках» и возвращении президентских полномочий Януковичу второго состава Суда и, наконец, решение от 15 марта 2016 года об официальном толковании положения статьи 155 Конституции Украины «на следующей очередной сессии Верховной Рады Украины» (№ 1-рп/2016) третьего состава Суда. Но каким бы ни было давление, судья должен оставаться судьей. Если судья замарался сделкой с сильными мира сего, то он перестает быть судьей и превращается в презренного мантиеносца. Потому и возникают в социуме такие термины, как, например, «басманное правосудие» в России или «киреевщина» у нас.

 

— Что необходимо изменить в законодательном, процедурном или социальном аспектах, чтобы КСУ стал действительно мощным институтом защиты права в Украине? Может ли КСУ стать «украинским ЕСПЧ»?

—Суд может и должен стать мощным институтом защиты права, но для этого само общество должно стать здоровым и сильным, а государство — превратиться из субстантивного в инструментальное. Это взаимосвязанные процессы. Другими словами, государство не должно иметь иных интересов, кроме интересов общества, а общество должно быть таким социально зрелым и дееспособным, чтобы государство стало простым инструментом в его руках. Такое общество называют гражданским. Оно — лучший гарант верховенства права и эффективности правосудия. Уинстон Черчилль в свое время высказал такую мысль: «…общественное мнение, выраженное всеми конституционными средствами, должно формировать, направлять и контролировать действия министров, которые являются его слугами, а не властителями».

 

(Беседовала Ирина ГОНЧАР,

«Юридическая практика»)

 



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 10 (1106) от 05/03/19 Текущий номер

Защита бизнеса

№ 10 (1106)
Акцент

Не учти ученого

Отрасли практики

Бить мобильным

Судебная практика

Зачетное время

Тема номера:

Выйти с частью

Поддерживаете ли вы проведение досрочных парламентских выборов?

Безусловно, нужна полная перезагрузка власти.

Да, все равно парламент не будет должным образом работать до выборов.

Для этого пока нет правовых оснований.

Незачем спешить — до плановых выборов осталось совсем немного.

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • aequo
  • Antika
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА