Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 12 декабря 2018 года, 00:24

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

50 ведущих юридических фирм Украины 2018

№ 49 (1093) Адвокатураот 04/12/18 (50 ведущих юридических фирм Украины 2018)

Пресс центра

На правоприменительную практику судов в 2018 году «оказывали давление» правовые позиции Верховного Суда, хотя во многих случаях не все судьи наивысшей инстанции были с ними согласны

Анатолий Гвоздецкий

 

Самым значимым фактором, повлиявшим на формирование судебной практики в 2018 году, следует считать начало процессуальной деятельности Верховного Суда (ВС), от которого ожидали новых ориентиров в правопримении или закрепления правовых выводов, сформулированных Верховным Судом Украины (ВСУ). Немаловажное значение имело и вступление в силу процессуальных кодексов в новой редакции, в которых, по мнению советника АО «Коннов и Созановский» Виталия Правдюка, заложена совершенно иная идеология и философия судебного процесса.

Среди основных тенденций в судебной практике текущего года г-н Правдюк выделяет применение судами мер ответственности за злоупотребление процессуальными правами. В новых процессуальных кодексах впервые в практике украинского судопроизводства применены механизмы борьбы со злоупотреблениями сторонами своими процессуальными правами. Такие злоупотребления сегодня становятся одной из основных причин длительного рассмотрения дел, подчеркивает Виталий Правдюк. По его словам, уже есть решения хозяйственных судов, согласно которым подача определенных документов расценивается злоупотреблением процессуальными правами, а штрафы применяются к субъектам хозяйствования (определения Хозяйственного суда Днепропетровской области от 29 декабря 2017 года по делу № 904/10014/17 и от 11 января 2018 года по делу № 28/12-09, Верховного Суда от 11 апреля 2018 года по делу № 911/795/17 и от 4 сентября 2018 года по делу № 910/10059/17, Хозяйственного суда Харьковской области от 20 августа 2018 года по делу № 922/1199/18).

Участники судебных споров начали активно использовать новый для украинской судебной практики вид доказательств — электронные доказательства, а суды по ходатайствам сторон истребуют переписки в мессенджерах, видеозаписи, а также письма, направленные по электронной почте (определения Оболонского районного суда г. Киева от 16 января 2018 года по делу № 756/11258/17-ц, Хозяйственного суда Запорожской области от 11 января 2018 года по делу № 5009/4881/12, решение Долинского районного суда Ивано-Франковской области от 24 апреля 2018 года по делу № 343/1410/17).

 

Круг суждения

Огромную работу, как считает г-н Правдюк, проделала Большая Палата ВС, к исключительной компетенции которой процессульным законодательством отнесено разрешение вопросов о юрисдикционности споров. «С начала работы ВС Большая Палата приняла более тысячи постановлений, в которых разграничила юрисдикцию в различных спорах», — отмечает Виталий Правдюк.

К слову, одним из знаковых в этой связи можно считать постановление Большой Палаты ВС от 4 июля 2018 года по делу № 819/353/16, в котором суд сделал вывод, что споры относительно формирования перечня вкладчиков ликвидируемых банков, имеющих право на гарантированное государством возмещение средств по вкладам за счет Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ), и утверждения реестра вкладчиков для осуществления гарантированных выплат являются публично-правовыми и относятся к юрисдикции административных судов.

Такая позиция обоснована тем, что в соответствии со статей 3 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» ФГВФЛ не является органом государственной власти, это учреждение, выполняющее специальные функции в сфере гарантирования вкладов физических лиц и выведения неплатежеспособных банков с рынка. Как отмечается в постановлении, анализ функций ФГВФЛ свидетельствует об участии в правоотношениях в разных статусах: с одной стороны, он принимает обязательные для банков и других лиц решения, а с другой — осуществляет полномочия органов управления банка, который выводится с рынка, то есть представляет банк в частноправовых отношениях с третьими лицами.

В рассматриваемом деле Большая Палата ВС отступила от вывода ВСУ, изложенного в постановлении от 15 июня 2016 года по делу № 826/20410/14, указав, что такие правоотношения регулируются специальным законом о системе гарантирования вкладов физических лиц и не попадают под действие общего законодательства о банкротстве.

При этом к противоположному выводу Большая Палата ВС пришла, рассматривая дело № 826/5285/16 (постановление от 31 октября 2018 года), в котором был поднят вопрос, в суде какой юрисдикции должны рассматриваться иски к ФГВФЛ и его уполномоченному лицу об обязательстве включить кредиторские требования (по договору депозита, средства по которому не выплачены в полном объеме) в реестр акцептованных требований кредиторов. В этом случае ВС указал, что поскольку законом лишь ФГВФЛ поручено обеспечивать восстановление платежеспособности банка и подготовку его к ликвидации, а спорные правоотношения возникают из договоров, заключенных между банком и физлицом, Фонд и его уполномоченное лицо действуют как представители договорных отношений. Таким образом, спор о включении кредиторских требований в реестр акцептованных требований не является публично-правовым и не относится к юрисдикции административных судов.

Также Большая Палата ВС расставила все точки над «і» в вопросе подведомственности споров относительно реализации права собственности на землю территориальными общинами, который длительное время оставался одним из наиболее спорных в судебной практике. Так, в частности, в постановлении Большой Палаты ВС от 24 апреля 2018 года по делу № 401/2400/16-ц отмечается следующее: системный анализ норм Земельного кодекса Украины свидетельствует о том, что решение субъекта властных полномочий в сфере земельных отношений может оспариваться с точки зрения его законности, а требования о признании решения незаконным — рассматриваться в порядке гражданского или хозяйственного судопроизводства, если по результатам реализации решения у физического или юридического лица возникло гражданское право, и спорные правоотношения, на которых основывается иск, имеют частноправовой характер. В таком случае требование о признании решения незаконным может рассматриваться как способ защиты нарушенного гражданского права по статье 16 Гражданского кодекса (ГК) Украины и предъявляться в суд для рассмотрения в порядке гражданского или хозяйственного судопроизводства, если фактически основой и целью предъявления искового требования о признании решения незаконным является оспаривание гражданского вещного права человека (например, права собственности на землю), возникшее в результате реализации решения субъекта властных полномочий.

Если же лицо обращается в соответствующий орган с ходатайством о предоставлении разрешения на разработку проекта землеустройства по отводу земельного участка, по результатам рассмотрения которого этот орган принимает соответствующее решение, то в этих правоотношениях ответчик реализует свои контрольные функции в сфере управления деятельностью, относящейся к юрисдикции административного суда. Рассмотрению административными судами подлежат споры, имеющие в основе публично-правовой характер, то есть вытекающие из властно-распорядительных функций или исполнительно-распорядительной деятельности публичных органов. Если в результате принятия решения лицо приобретает вещное право на земельный участок или утрачивает его, то спор касается частноправовых отношений и подлежит рассмотрению в порядке гражданского или хозяйственного судопроизводства в зависимости от субъектного состава сторон спора.

Несмотря на то что процессуальные кодексы предусматривают одинаковое правило и на случай возникновения споров по исполнению судебных решений — такие дела рассматриваются в рамках процесса, по которому слушалось дело, возник вопрос: что делать, если на стадии исполнения судебные решения по ­претензиям к одному должнику были сведены в единое производство? Ни процессуальные законы, ни профильное законодательство относительно исполнения судебных решений не дают никаких рекомендаций. Этот пробел восполнила Большая Палата ВС, изложив свое мнение в постановлении от 12 сентября 2018 года по делу № 906/530/17. Суд подчеркнул, что поскольку действующим законодательством не урегулирован порядок судебного обжалования решений, действий или бездействия государственного исполнителя либо другого должностного лица органа государственной исполнительной службы или частного исполнителя при исполнении сводного исполнительного производства, в котором объединены процессы исполнения судебных решений, принятых судами по правилам различных юрисдикций, в таком случае применяется часть 1 статьи 287 КАС Украины, и указанные дела следует рассматривать по правилам административного судопроизводства.

 

Ипотеке час

Как и в предыдущие годы, споры относительно кредитных и ипотечных договоров в текущем году остаются одними из самых распространенных. Так, анализируя постановления Киевского апелляционного хозяйственного суда по делам № 910/17686/17, № 910/17685/17, № 910/15504/17, партнер Asters Андрей Пожидаев приходит к выводу, что изложенная в них трактовка оснований возникновения существенного изменения обстоятельств может привести к потере банками обеспечения в случае изменения участников юридического лица — основного должника по кредитному договору.

«Следует отметить, что статей 652 Гражданского кодекса Украины четко установлено, что основанием для расторжения договора может быть только наличие одновременно четырех условий существенного изменения обстоятельств, которыми стороны руководствовались при заключении договора. Ввиду того что имущественный поручитель вступает в ипотечные правоотношения как самостоятельный участник обеспечительных договорных отношений, он принимает на себя все риски неисполнения основного обязательства независимо от причин неисполнения. При этом замена участников юридического лица не влияет на распределение прав и обязательств сторон по кредитному договору и не влечет за собой нарушение соотношений имущественных интересов сторон, что исключает существенное изменение обстоятельств, которыми стороны руководствовались при заключении ипотечного соглашения. Такой позиции придерживается и Кассационный хозяйственный суд в составе ВС, в частности, в делах № 910/15408/17, № 910/15475/17, № 910/15504/17», — подчеркивает г-н Пожидаев.

Необходимо упомянуть и о выводе Большой Палаты ВС, сделанном в постановлении от 28 марта 2018 года по делу № 444/9519/12. «В этом деле судьи Большой Палаты, изучив положения заключенного кредитного договора и установив наличие в нем «иной договоренности сторон», не предусматривающей права кредитора начислять проценты по кредиту до момента его полного фактического возврата, пришли к логическому выводу о прекращении в данном случае начисления процентов по кредиту в день окончания сроков кредитования. Исходя из этого, выводы ВС в указанном деле неприменимы к спорам по кредитным договорам, условиями которых предусмотрено право кредитора начислять проценты по кредиту до момента полного фактического возврата кредита», — считает Андрей Пожидаев.

Безусловно, важным и позитивным для ипотекодателей является заключение Большой Палаты ВС относительно закрепления в судебном порядке возможности удовлетворения требований кредитора за счет предмета ипотеки, в том числе путем приобретения права собственности на такой объект недвижимости. В частности, в постановлении от 21 марта 2018 года по делу № 760/14438/15-ц содержатся такие выводы: во-первых, передача ипотекодержателю права собственности на предмет ипотеки в соответствии со статьями 36, 37 Закона Украины «Об ипотеке» является способом внесудебного урегулирования, который осуществляется по соглашению сторон без обращения в суд. Во-вторых, ипотечная оговорка — исключительно внесудебный способ урегулирования спора, который стороны устанавливают самостоятельно в договоре. И, в-третьих, с учетом требований статей 328, 335, 392 ГК Украины в контексте статей 36, 37 Закона «Об ипотеке» суды не наделены полномочиями обращать взыскание на предмет ипотеки путем признания права собственности на него за ипотекодержателем.

 

Земельный фон

Как отмечает судья Кассационного хозяйственного суда в составе ВС Юрий Чумак, в течение 2018 года суд наработал много интересных правовых позиций в земельных спорах. В частности, урегулированы вопросы аренды земельного участка в случае отчуждения недвижимого имущества, расположенного на нем. По словам судьи, до недавнего времени в судебной практике преобладал подход, что покупатель получает право аренды на земельный участок не автоматически с момента приобретения имущества, а только после внесения изменений в договор аренды в части замены арендатора. Но в постановлениях от 6 февраля 2018 года по делу № 917/242/17, от 3 марта 2018 года по делу № 904/6296/17, от 4 мая 2018 года по делу № 910/14212/17 ВС указал, что положения статьи 120 Земельного кодекса Украины и части 3 статьи 7 Закона Украины «Об аренде земли» следует понимать так, что в случае возникновения у другого лица права собственности на жилой дом, здание или сооружение право предыдущего собственника или пользователя прекращается автоматически, по закону, без оформления прекращения права любыми актами и документами. Суд отметил, что эта норма является императивной, отступление от нее на основании договора не допускается. Соответственно, договор аренды при этом не прекращается, а происходит замена стороны в обязательстве.

Также поставлена точка в одной из самых распространенных категорий споров по искам собственников земельных участков о взыскании с собственников объектов недвижимости, расположенных на таких участках, неполученного дохода в виде арендной платы за незаключение последними договоров аренды земельных участков. «Все это время ВС не имел единого подхода к решению споров этой категории. В одних случаях суды признавали неполученную собственником участка арендную плату вредом (убытками), который должен взыскиваться на основании статей 22, 1166 ГК Украины, в других случаях — денежными средствами, сохраненными пользователем без достаточного правового основания, которые должны взыскиваться на основании статьи 1212 ГК Украины», — отмечает судья. Но в постановлении 23 мая 2018 года по делу № 629/4628/16-ц Большая Палата ВС указала на то, что фактический пользователь земельного участка, сохранивший без достаточного правового основания за счет собственника этого участка средства, которые должен уплатить за пользование участком, обязан вернуть эти средства собственнику участка на основании части 1 статьи 1212 ГК Украины.

Также г-н Чумак обращает внимание на постановление Большой Палаты ВС от 12 июля 2018 года по делу № 905/1552/16, где решен механизм размещения на земельных участках временных сооружений. Суд пришел к выводу, что для их размещения при наличии соответствующего решения органа местного самоуправления земельные участки не отводятся, а ­обязанность указывать площадь земельного участка, согласно документам на землепользование, касается только субъектов хозяйствования — собственников земельных участков.

 

Монопольные положения

Один из ключевых вопросов, решения которого ожидало юридическое сообщество, касался возможности подписания и подачи процессуальных документов представителями предприятия, которые не являются адвокатами, и участия таких лиц в процессе, отмечает директор по правовым вопросам ПАО «Укрпочта» Леонид Бортнийчук.

ВС был непреклонен в этом вопросе — Большая Палата ВС в постановлении от 13 марта 2018 года по делу № 910/23346/16 указала, что даже до вступления в силу изменений в процессуальные кодексы (15 декабря 2017 года) правом подписания и подачи документов, в частности, в апелляционные и кассационные инстанции наделены только представители, имеющие статус адвоката, или ограниченный круг лиц в порядке самопредставительства (в пределах полномочий, предусмотренных уставом или законодательством) в силу приоритета и прямого действия норм Конституции Украины относительно норм иных законов. «Если до начала действия процессуальных кодексов ситуация оставалась весьма спорной, что подтверждает и особое мнение судей Верховного Суда, то после 15 декабря 2018 года все точки над «і» были расставлены — представительство предприятия в судах может осуществлять либо адвокат, либо руководитель предприятия, либо член исполнительного органа, уполномоченного действовать от имени предприятия согласно закону, уставу. Разумеется, закон оставил возможность участия в малозначительных делах более широкого круга представителей, что немного «подсластило пилюлю», — подчеркнул г-н Бортнийчук.

Также он отметил, что в судах имели место отдельные дискуссии относительно того, нужно ли в доверенности, выдаваемой предприятием, указывать статус представителя как адвоката, и на каких условиях могут адвокаты оказывать правовую помощь предприятиям, будучи их штатными юристами.

В течение 2018 года сохранялись тенденции недопуска такого представителя к участию в судебном процессе или отказа в принятии к рассмотрению подписанных им процессуальных документов ввиду отсутствия в доверенности указания статуса адвоката. Но, как отмечает г-н Бортнийчук, в октябре 2018 года такая практика была признана ошибочной, о чем говорится в постановлении колегии судей объединенной палаты Кассационного хозяйственного суда в составе ВС от 12 октяб­ря 2018 года по делу № 908/1101/17. В частности, объединенная палата отступила от ранее изложенной позиции этого же суда в постановлении от 24 апреля 2018 года по делу № 914/2414/17, указав, что ни нормы Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», ни положения ХПК Украины и ГПК Украины, регулирующие вопросы представительства по доверенности, не устанавливают требования указывать в доверенности, выданной на имя физического лица — адвоката, информацию, что такой представитель является именно адвокатом.

 

Уголовная математика

Также показательным является постановление Большой Палаты ВС от 29 августа 2018 года по делу № 663/537/17, в котором суд изложил позицию действия во времени положений Закона Украины «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины относительно усовершенствования порядка зачисления судом срока предварительного заключения в срок наказания» (закон «день за два»), отмененного весной 2017 года.

В частности, ВС обратил внимание, что при решении вопроса, какой редакцией части 5 статьи 72 Уголовного кодекса (УК) Украины следует руководствоваться в конкретном случае, стоит учитывать время совершения лицом деяния, то есть применять правила действия во времени закона об уголовной ответственности, а не правила действия во времени уголовного процессуального закона.

Согласно выводу ВС, если лицо совершило преступление в период с 24 декабря 2015 года по 20 июня 2017 года (включительно), то во время зачисления предварительного заключения в срок наказания применению подлежит часть 5 статьи 72 УК Украины в редакции закона «день за два» (прямое действие закона). В случае совершения преступления в период до 23 декабря 2015 года (включительно) также подлежит применению указанная норма в редакции закона «день за два» (обратное действие закона, который «иным образом улучшает положение лица» в понимании части 1 статьи 5 УК Украины).

Если же преступление было совершено до 20 июня 2017 года (включительно), но к лицу продолжали применяться меры предварительного заключения после 21 июня 2017 года, то есть после вступления в силу закона, отменяющего правило «день за два», то при зачислении срока предварительного заключения также подлежит применению редакция закона «день за два», который в этом случае имеет ультраактивное действие. А применение к таким случаям Закона Украины «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины относительно правила сложения наказаний и зачисления срока предварительного заключения» от 18 мая 2017 года является ошибочным, поскольку его обратное действие как «иным образом ухудшающее положение лица» не допускается.

Зачисление предварительного заключения в срок наказания («день за день») следует проводить, если преступление совершено с 21 июня 2017 года включительно, в этом случае часть 5 статьи 72 УК Украины применяется в редакции Закона Украины «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины относительно правила сложения наказаний и зачисления срока предварительного заключения» от 18 мая 2017 года.

ЛИДЕРЫ РЫНКА. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Ведущие
юридические фирмы

 

1

 

Ильяшев и Партнеры

 

2

 

EQUITY

 

3

 

Юридическая группа LCF

 

4

 

Василь Кисиль и Партнеры

 

5

 

Sayenko Kharenko

 

6

 

Arzinger

 

7

 

Integrites

 

8

 

Moris Group

 

9

 

Алексеев, Боярчуков и Партнеры

 

10

 

EVERLEGAL

 

 

Ведущие юристы

 

1

 

Михаил Ильяшев

(Ильяшев и Партнеры)

 

2

 

Олег Малиневский

(EQUITY)

 

3

 

Анна Огренчук

(Юридическая группа LCF)

 

4

 

Роман Марченко

(Ильяшев и Партнеры)

 

5

 

Андрей Стельмащук

(Василь Кисиль и Партнеры)

 

 

Другие известные юридические фирмы*

 

ADER HABER

 

Aequo

 

Asters

 

AVELLUM

 

AVER LEX

 

Baker McKenzie

 

ENGARDE

 

ESQUIRES

 

Eterna Law

 

Evris

 

GOLAW

 

ILF

 

Kinstellar

 

L.I. Group

 

Lexwell & Partners

 

Pavlenko Legal Group

 

Poberezhnyuk & Partners

 

VB Partners

 

Антика

 

Ario

 

Грамацкий и Партнеры

 

Династия

 

 

Cross-border litigation*

 

Arzinger

 

Asters

 

AVELLUM

 

DLA Piper Ukraine

 

ENGARDE

 

Eterna Law

 

Integrites

 

Kinstellar

 

Lexwell & Partners

 

Василь Кисиль и Партнеры

 

Ильяшев и Партнеры

 

 

Другие известные юристы*

 

Виктор Барсук

(EQUITY)

 

Павел Белоусов

(Aequo)

 

Владимир Ващенко

(VB Partners)

 

Ольга Ворожбит

(DLA Piper Ukraine)

 

Алексей Дидковский

(Asters)

 

Андрей Гук

(Ante)

 

Валентин Гвоздий

(GOLAW)

 

Олег Качмар

(Василь Кисиль и Партнеры)

 

Игорь Калитвинцев

(KPD Consulting)

 

Николай Ковальчук

(L.I. Group)

 

Игорь Кравцов

(Evris)

 

Вячеслав Краглевич

(EQUITY)

 

Андрей Кузнецов

(Антика)

 

Денис Киценко

(Династия)

 

Константин Ликарчук

(Kinstellar)

 

Татьяна Лисовец

(Соколовский и Партнеры)

 

Маркиян Мальский

(Arzinger)

 

Александр Мамуня

(Aequo)

 

Дмитрий Марчуков

(AVELLUM)

 

Денис Миргородский

(Династия)

 

Артур Мегеря

(L.I. Group)

 

Максим Олексиюк

(КМ Партнеры)

 

Владимир Павленко

(Integrites)

 

Елена Перцова

(Aequo)

 

Юрий Петренко

(ADER HABER)

 

Лариса Побережнюк

(Poberezhnyuk & Partners)

 

Сергей Погребной

(Sayenko Kharenko)

 

Андрей Порайко

(EVERLEGAL)

 

Ольга Просянюк

(AVER LEX)

 

Владислав Резников

(Алексеев, Боярчуков и Партнеры)

 

Андрей Савчук

(Moris Group)

 

Татьяна Самсина

(Юридическая группа EUCON)

 

Александра Сасина (Павленко)

(Pavlenko Legal Group)

 

Игорь Сюсель

(Baker McKenzie)

 

Станислав Скрипник

(Lavrynovych & Partners)

 

Артем Стоянов

(Юридическая группа LCF)

 

Андрей Трембич

(Грамацкий и Партнеры)

 

Алексей Харитонов

(ILF)

 

Александр Шкелебей

(ESQUIRES)

 

 

* — В АЛФАВИТНОМ ПОРЯДКЕ.
ИСТОЧНИК: UKRAINIAN LAW FIRMS 2018. A HANDBOOK FOR FOREIGN CLIENTS



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 49 (1093) от 04/12/18 Текущий номер

Адвокатура

№ 49 (1093)
Государство и юристы

Час КИК

РЕПОРТАЖ

Проверка на порочность

Самое важное

Войти в положение

Судебная практика

Плыть против стечения

15 декабря у вас ассоциируется с…

профессиональным праздником — Днем работников суда

годовщиной старта работы Верховного Суда

вступлением в силу нового процессуального законодательства

всем выше перечисленным

со снегом и холодом, это обычная дата в календаре

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА