Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 12 декабря 2018 года, 01:04

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

50 ведущих юридических фирм Украины 2018

№ 49 (1093) Адвокатураот 04/12/18 (50 ведущих юридических фирм Украины 2018)

Вне подозрения

«Успех проекта защиты в WCC во многом определяет отсутствие врученного клиенту подозрения, за которым стоит слаженная кропотливая работа небольшой «бутиковой» команды профессионалов»
утверждает Денис Бугай, адвокат, партнер VB PARTNERS

 

Денис Бугай

Родился 30 декабря 1978 года в г. Белая Церковь Киевской области. В 2001 году окончил Национальную юридическую академию Украины им. Ярослава Мудрого. С 2005 года — со­учредитель, партнер юридического бутика VB PARTNERS. Президент Ассоциации юристов Украины в 2013—2017 годах. Член рабочей группы по реформированию адвокатуры при Совете по вопросам судебной реформы при Президенте Украины. Основные специализации: White Collar Crime, отношения с государственными структурами (Government Relations), судебная практика и корпоративные конфликты. Имеет опыт ведения проектов в медиа- и банковском секторах, а также в сферах нефтегазовой и табачной промышленности.

 

— Какой адвокат нужен сегодня бизнесу, когда речь заходит о защите в White Collar Crime (WCC)?

— Проблема поиска «своего» адвоката для корпоративного клиента вызвана тем, что бизнес и классический адвокат по уголовному праву говорят каждый на своем языке: клиент — на языке корпоративного мира, а адвокат — на языке криминального.

Поскольку бизнесмен мыслит категориями системности, прогнозируемости, убедительного обоснования и логической взаимосвязи, глубокого анализа рисков не только для конкретного лица или дела, но и для бизнеса в целом, его требования к адвокату намного выше. Потому для успешной работы в WCC надо не только быть специалистом в уголовном праве и процессе, но и отлично ориентироваться в корпоративном праве, ценных бумагах, антимонопольном законодательстве. Безусловно, нужно быть компетентным и в банковских трансакциях, принципах корпоративных реструктуризации и сделок, понимать, как строится и работает бизнес.

Еще одно практически обязательное негласное требование — знание английского языка на высоком уровне. 90 % кейсов WCC имеют иностранный элемент, эти дела сегодня в прямом смысле не имеют границ. Например, мы вели одно дело сразу в шести европейских юрисдикциях одновременно.

«Вхождение» адвоката в прокурорские и судейские круги больше не дает никакого положительного эффекта, скорее наоборот. Высокий профессиональный уровень работы НАБУ и САП, их независимость, отказ от коррупционных практик старых правоохранительных органов, как и частая смена политических команд, нивелируют любые «связи». Сегодня единственное, что имеет значение в защите в антикоррупционном деле, — правильность стратегии, активная работа по сбору доказательств и четкая и понятная публичная позиция.

 

— Какую стратегию защиты вы предпочитаете?

— Мы всегда ориентируемся на стратегию, которая позволит конкретному клиенту сохранить прежде всего его личную свободу, репутацию, здоровье, бизнес.

Хотя Конституция Украины позволяет человеку не доказывать свою невиновность, мы рекомендуем всегда иметь стратегию активной защиты. Ожидание, пока следствие предъявит подозрение и передаст дело в суд для избрания меры пресечения, несет риск для свободы клиента. Мы же начинаем защиту, сбор доказательств и активное общение со следствием с момента начала расследования (еще до момента первого допроса). Такой метод способствует уверенности клиента и настраивает его на борьбу, а не на уклонение. Однако надо понимать, что борьба всегда требует значительных ресурсов и затрат.

 

— Советуете ли вы клиентам по возможности покидать Украину?

— Ни для кого не секрет, что иногда единственная возможность спасти себя, семью и бизнес — выехать за границу. Это случается в откровенно заказных уголовных производствах, которые не имеют никакого отношения к установлению истины, борьбе с коррупцией или финансированием терроризма, а являются лишь инструментом давления на бизнес, попросту — вымогательством.

Если поездка за границу вынужденна и неизбежна, в том числе из соображений сохранения здоровья, мы рекомендуем уведомить следствие о причинах и обстоятельствах поездки, находиться с ним в коммуникации, активно сотрудничать (делиться данными, отправлять документы) и ходатайствовать о проведении следственных действий в рамках международного сотрудничества. Напомним: одно из ключевых оснований снятия с розыска Интерпола или отказа в экстрадиции — реальная демонстрация того, что клиент не скрывался, сообщил, где он находится, и активное сотрудничество со следствием.

 

— Насколько опасно и реально оказаться в базе Интерпола или это лишь страшилки прокуратуры?

— Очень часто украинские следователи и прокуроры используют обращение в Интерпол как инструмент давления. Они вручают весьма формальное подозрение, получают определение суда о разрешении на задержание с целью привода для избрания меры пресечения и за счет этого получают возможность объявить человека в национальный и международный розыск.

В такой ситуации защите крайне важно первой обратиться в Интерпол. Внутренние процедуры международной полиции позволяют обращаться с заявлением о предварительном обжаловании (preliminary appeal), в котором необходимо указать на потенциальное намерение правоохранителей и объяснить, чем такая инициатива нарушает правила Интерпола.

Это позволяет еще до поступления запроса от Украины сформировать критическую позицию Интерпола относительно оснований и необходимости розыска. Не допустить оглашения в розыск легче, чем потом его отменить через Комиссию по контролю файлов Интерпола.

И этот инструмент дает положительный результат. В практике нашей компании только за последний год есть два успешных кейса, когда Интерпол отказал в розыске, соответственно, наши клиенты могут свободно передвигаться по миру, а правоохранители потеряли рычаг давления и запугивания.

 

— Если клиент объявлен в международный розыск, какой может быть тактика его защиты?

— Нет никаких сомнений и иллюзий относительно того, что база Интерпола — эффективная технология, особенно в наше открытое информационное время. Пересечение границы, любая электронная регистрация, банковские трансакции, прокат автомобиля, социальные сети вместе с оперативно-розыскными мерами способствуют результативному розыску подозреваемых.

Если человек найден в рамках процедур Интерпола, о его задержании уведомляется инициирующее государство, а само лицо помещается в изолятор временного содержания на период экстрадиционной процедуры. Когда удается доказать, что у лица есть место жительства в стране задержания (подойдет официально арендованная квартира), то можно добиться домашнего ареста.

На этапе судебного контроля, хотя и решается весьма формальный вопрос — достаточность запроса страны-инициатора, защите необходимо «заставить» суд обратить внимание и дать оценку более широкому кругу обстоятельств и фактов. Прежде всего стоит доказывать безосновательность обвинения — выделить факты (например, заключение эксперта), указывающие на бессмысленность подозрения, отсутствие события преступления.

Также козырем защиты могут стать доводы об отсутствии реальных гарантий права на справедливый суд в Украине, соблюдения прав человека во время содержания в украинских СИЗО, а также об угрозе пыток. Надо обращать внимание и на уже допущенные следствием по этому делу нарушения прав задержанного. Подспорьем могут стать доклады и отчеты международных и правозащитных институций (Верховный комиссар ООН по правам человека, Amnesty International, комитеты Совета Европы, Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека), а также сообщения в авторитетных СМИ (в том числе иностранных).

 

— Что для вас означает успешная защита в WCC?

— Для нас критерием успешности проекта WCC является построение тактики таким образом, чтобы не допустить вручения подозрения. Именно это запускает необратимые процессы, в том числе в части избрания меры пресечения. Все события, которые сопровождают подозрение, негативно влияют как на репутацию собственника/топ-менеджера, так и на бизнес. Потери могут быть колоссальными.

Поэтому мы осуществляем сбор всех возможных материалов и доказательств, формируем PR-стратегию на раннем этапе, когда только начинают поступать первые сигналы о потенциальных проб­лемах. 80 % работы в проектах WCC мы делаем именно на этой стадии, и к моменту первого судебного контроля мы «напитываем» дело оправдательными доказательствами, опровергающими версию следствия. Фактически мы ставим следствие перед выбором: вручать откровенно необоснованное подозрение или отказаться от этого.

 



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 49 (1093) от 04/12/18 Текущий номер

Адвокатура

№ 49 (1093)
Государство и юристы

Час КИК

РЕПОРТАЖ

Проверка на порочность

Самое важное

Войти в положение

Судебная практика

Плыть против стечения

15 декабря у вас ассоциируется с…

профессиональным праздником — Днем работников суда

годовщиной старта работы Верховного Суда

вступлением в силу нового процессуального законодательства

всем выше перечисленным

со снегом и холодом, это обычная дата в календаре

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • АФ «Династия»
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА