Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 12 декабря 2018 года, 00:25

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

50 ведущих юридических фирм Украины 2018

№ 49 (1093) Адвокатураот 04/12/18 (50 ведущих юридических фирм Украины 2018)

Ход арестом

«Направленный на обеспечение защиты прав потерпевших институт ареста имущества юрлица зачастую используется для запугивания бизнеса либо для уклонения от исполнения обязательств»
ПОЯСНЯЕТ Игорь ГЛУШКО, партнер, адвокат GOLAW

 

Игорь Глушко

Родился в 1979 году в г. Каменце-Подольском. Окончил магистратуру Одесской национальной юридической академии. С 2017 года работает в юридической фирме GOLAW. В 2018-м получил статус партнера, возглавляет практику уголовного права и защиты.

Является признанным специалистом по защите руководителей хозяйствующих субъектов в уголовных производствах, связанных со служебной и/или хозяйственной деятельностью. Имеет значительный опыт сопровождения переговорного процесса относительно возврата незаконно удерживаемых активов и документации, представительства интересов компаний в правоохранительных органах, организации процесса установления размера ущерба, причиненного уголовно наказуемыми деяниями. Эксперт в сфере деятельности органов сектора безопасности государства.

— Чем запомнился 2018 год для вашей практики?

— Текущий год был для нас наполнен жесткой борьбой с необоснованными арестами имущества в уголовном производстве. Мы столкнулись со многими, порой удивительными основаниями для инициирования и принятия решений об аресте имущества юридических лиц, зачастую идущими вразрез со здравым смыслом.

Действующий Уголовный процессуальный кодекс Украины в статье 2 закрепляет целью уголовного преследования охрану прав, свобод и законных интересов участников уголовного производства, а также ставит задачу для уполномоченных лиц действовать исключительно в рамках надлежащих правовых процедур и не допускать необоснованного процессуального принуждения.

К сожалению, стремления законодателя не всегда разделяются теми, кто эти правовые нормы применяет от имени государства. Потому мы вынуждены констатировать, что установленные запреты остаются лишь на бумаге, а применение процессуального инструмента происходит в режиме «кто во что горазд».

 

— В чем особенности процессуального статуса юридического лица в уголовном производстве?

— Само по себе юридическое лицо не способно совершить никакого преступления. За всеми действиями юридического лица всегда стоят осознанные или неосознанные действия физических лиц, в той или иной мере связанных с юридическим лицом, влияющих на его деятельность. При этом связанные с юридическим лицом физические лица не всегда совершают противоправные действия, имеющие непосредственное отношение к деятельности этих юридических лиц.

Например, руководитель компании с целью получения наследства почившего родственника подделывает завещание. Желаемая таким руководителем наследственная масса не содержит в себе корпоративных прав предприятия, с которым его связывают исключительно трудовые отношения. Однако для следствия это не повод, чтобы не вовлекать предприятие в длительные уголовно-правовые разборки. Под видом «обеспечения интересов уголовного производства» в режиме полной секретности на имущество предприятия налагают арест. При этом, как правило, арест налагается на все имущество, то есть вместе с товарами, находящимися в обороте, и денежными средствами на счетах, чем фактически блокируется хозяйственная деятельность. И «по стечению обстоятельств» происходит это в аккурат к моменту выплаты заработных плат и так необходимых нашему государству обязательных платежей. При этом сторону обвинения совершенно не интересуют потребности предприятия и права его ни в чем не повинных работников. Складывается впечатление, что следствие руководствуется интересами «потерпевших», жаждущих забрать свой кусок наследства у родственника.

 

— Но аресты налагают суды, как они оценивают доводы следствия?

— Практика показывает, что для ареста имущества предприятия достаточно рапорта оперативного сотрудника о полученной от не разглашаемого им источника информации, например, о причастности компании к финансированию терроризма. И хоть такая информация без какого-либо подтверждения является не чем иным, как обычными сплетнями, суды идут навстречу правоохранителям и вносят свою лепту в борьбу с призрачной преступностью.

Кроме того, в нашей стране бытует мнение, что долги отдают только трусы. Не являются исключением и собственники бизнеса, завязшие по уши в кредитах и не желающие расставаться с отданным в залог имуществом предприятия. В своем стремлении не возвращать одолженное такие собственники щедро формируют крайне замысловатую судебную практику по аресту имущества в уголовном процессе.

 

— То есть «уголовный арест» используется как аргумент, например, против залога?

— Чего только не делают, чтобы не платить. Например, пишут сами на себя заявления о совершении преступления. В этой части для реализации задуманного юрист (причем должность не имеет значения) громко заявляет правоохранителям, что собственник бизнеса (или руководитель) категорически запрещает исполнить решение суда о передаче отданного в залог имущества кредитору. Такие преступные действия, согласно заявлению, могут нанести существенный вред ничего не подозревающему залогодержателю. Последнего нужно защищать и просто необходимо срочно наложить арест на и так арестованное имущество, дабы не допустить бесконтрольного снятия ареста с этого имущества нерадивым собственником (или руководителем).

Как показывает практика, на такие заявления о преступлении очень быстро реагируют правоохранители. Не позднее чем в день обращения инициируется судебный арест заложенного имущества, а заявителя вызывают как потерпевшего. Суды удовлетворяют такие ходатайства и в дальнейшем отказывают залогодержателю в снятии ареста, аргументируя принятое решение защитой прав этого же залогодержателя. А то, что такой арест лишает возможности залогодержателя стать полноценным собственником имущества и элементарно пользоваться фактически своим же имуществом, ни у кого не вызывает когнитивного диссонанса.

— На какие еще уловки могут идти должники?

— Нередко собственники изменяют индивидуальные характеристики залогового имущества. Так, заложенное административное здание по проспекту Петлюры, 34 в городе N легко может стать незалоговым имуществом по проспекту Петлюры, 34а. Конечно же, с использованием уголовного производства (чужого, старого, ничем не связанного с деятельностью предприятия) такое якобы новое имущество помещается под надежный арест.

Еще запомнился случай, когда на основании ходатайства представителя гражданского истца в деле, где никому не было объявлено подозрение, был арестован целый имущественный комплекс предприятия. К сожалению, принимая такое решение, суд не удосужился ознакомиться с нормами УПК и ГПК, что истца без ответчика не существует. Но самым ужасным было то, что сумма заявленного к инкогнито иска составляла всего 100 тысяч гривен, в то время как цена арестованного успешно функционирующего современного комплекса явно превышает десятки миллионов.

 

— Что вы посоветуете делать? Как бороться с такими подходами к арестам?

— Прежде всего нужно наконец-то признать, что безосновательное наложение арестов на имущество имеет массовый характер. Думаю, за необоснованное наложение арестов целесообразно ввести реальную ответственность тех, кто инициирует такие аресты, а также тех, кто их санкционирует. Причем ответственность должна измеряться в сумме реально понесенных убытков от необоснованного ареста, таких как простой предприятия, уплаченные штрафы контрагентам за несвоевременно исполненные обязательства, уплаченные штрафы государству за несвоевременную уплату налоговых платежей, а также понесенные расходы на правовую помощь.

С введением такой ответственности дисциплины станет гораздо больше. На наш взгляд, существующие процессуальные нормы не стоит дорабатывать, они полностью удовлетворяют реальным потребностям. Но их надо четко соблюдать, и в каждом конкретном случае, обращаясь с ходатайством об аресте или налагая арест на имущество, следователь, прокурор и суд должны взвешивать свои действия, оценивая их согласованность с положениями статьи 2 УПК: «Соответствуют ли мои действия тем заданиям, которые передо мной поставило государство»?

 



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 49 (1093) от 04/12/18 Текущий номер

Адвокатура

№ 49 (1093)
Государство и юристы

Час КИК

РЕПОРТАЖ

Проверка на порочность

Самое важное

Войти в положение

Судебная практика

Плыть против стечения

15 декабря у вас ассоциируется с…

профессиональным праздником — Днем работников суда

годовщиной старта работы Верховного Суда

вступлением в силу нового процессуального законодательства

всем выше перечисленным

со снегом и холодом, это обычная дата в календаре

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • АФ «Династия»
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА