Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 12 декабря 2018 года, 01:02

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

50 ведущих юридических фирм Украины 2018

№ 49 (1093) Адвокатураот 04/12/18 (50 ведущих юридических фирм Украины 2018)

Свидание счетов

Тон в уголовной практике задавали законодатели. За последний год они инициировали сразу несколько кампаний, направленных как на минимизацию «силового» давления на бизнес — так называемые законы маски-шоу стоп № 1 и № 2, так и на создание предохранителей от затягивания сроков досудебного расследования и злоупотреблений на его начальном этапе — «уголовный блок» процессуальной реформы. Но «свидание» этих двух кампаний в 2018-м не стало победой, которую законодатели могут смело записать на свой счет, ведь сбросить прежнюю маску правоохранительной системе Украины не удалось

Ольга Кириенко

 

Спрос и продолжение

На законодательные изменения, направленные на минимизацию злоупотреблений при проведении одного из самых популярных процессуальных действий — обыска, возлагались большие надежды. Принятый в ноябре прошлого года закон, известный в народе под названием «маски-шоу стоп», стал неким компромиссным решением в рамках проводимого диалога между властью и бизнесом. Но первый год практической реализации его положений показал, что нередко новые правила правоохранители адаптируют к своим старым привычкам. Например, такая новация, как обязательный допуск адвоката на любой стадии проведения обыска, — положительное изменение, но, по словам Дениса Овчарова, партнера, руководителя практики защиты бизнеса Lavrynovych & Partners Law Firm, практика показывает, что следователю ничего не мешает начать обыск, не ­дожидаясь адвоката: провести все необходимые действие и допустить его уже на финишной прямой — стадии составления протокола. Что касается законодательного запрета на изъятие компьютерной техники, то он также относительный. Например, компьютерную технику можно изъять, если есть необходимость проведения экспертного исследования содержащейся в ней информации или эта техника является средством совершения преступления. «Реальность и основания необходимости такого изъятия, естественно, следственного судью не интересует. И, как показывает практика, вернуть имущество, изъятое во время обыска, стало еще сложнее, чем раньше», — констатирует г-н Овчаров. Еще одним сдерживающим фактором при проведении этого следственного действия должна была стать его обязательная фиксация с помощью аудио- и видеотехники. «Все это хорошо, правда, ознакомиться с такой видеозаписью следователь не позволит, ссылаясь на тайну досудебного расследования. Поэтому если в видеозаписи и зафиксированы какие-либо нарушения, доказать их на стадии досудебного расследования вряд ли удастся», — признается наш собеседник.

Эксперты не питают особых иллюзий и относительно законодательных новаций осени 2018-го — «сиквела» прошлогоднего акта — закона «маски-шоу стоп № 2», вступившего в силу 4 ноября с.г. «Так называемый закон маски-шоу стоп № 2 стал логическим продолжением принятого осенью 2017-го акта с одноименным названием. В то же время ожидалось, что объем позитивных нововведений определенно будет шире», — отмечает Ярослав Грегирчак, заместитель бизнес-омбудсмена в Украине. С одной стороны, он позитивно относится к целому ряду законодательных нововведений, например, наделению лиц, права которых ограничиваются или нарушаются ходом досудебного расследования, возможностью инициировать вопрос о закрытии уголовного производства, если были пропущены сроки досудебного расследования, предусмотренные в статье 219 УПК, либо же ходатайствовать перед прокурором или руководителем органа досудебного расследования о закрытии уголовного производства, открытого в связи с обстоятельствами, относительно которых уже существует неотмененное постановление о закрытии. С другой стороны, Ярослав Грегирчак обращает внимание на то, что в опубликованном финальном тексте указанного закона отсутствуют некоторые важные положения, содержавшиеся в тексте законопроекта, который был внесен в сессионный зал парламента. «Изначально предлагалось, что в случае, если резолютивная часть определения следственного судьи содержит среди прочего признание незаконным действия или бездействия конкретного правоохранителя, такое решение в течение суток должно передаваться руководителю соответствующего органа досудебного расследования для автоматического начала служебного расследования. Кроме того, предполагалось, что если служебное расследование завершается привлечением к дисциплинарной ответственности, лицо, права которого были нарушены в рамках досудебного расследования, вправе получить от государства компенсацию ущерба, нанесенного действиями или бездействием правоохранителя. В то же время в законе все же сохранили норму о том, что в случае выплаты такой компенсации государство имеет право на возмещение в порядке регресса от такого правоохранителя», — поясняет г-н Грегирчак.

 

Блок прост

Не менее важной законодательной вехой для уголовной практики стала реализация процессуального этапа судебной реформы, которая, как известно, преподнесла немало нормотворческих сюрпризов в связи с появлением «уголовного блока». Он, в отличие от основного массива новаций процессуального законодательства, введенного в эксплуатацию 15 декабря прошлого года, вступил в силу с 15 марта нынешнего. Среди ключевых нововведений этого блока много давно ожидаемых адвокатами. Это и введение нового концепта исчисления сроков досудебного расследования, которое «привязывается» к моменту внесения сведений в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР), а не уведомления лица о подозрении: изменение призвано пресечь злоупотребления со стороны правоохранителей в рамках так называемых фактовых уголовных производств. И новая опция для стороны защиты — возможность обжаловать уведомление о подозрении по истечении двухмесячного срока со дня такого уведомления. «Изменения, внесенные в УПК в рамках процессуальной реформы, были призваны стимулировать правоохранителей быстрей и эффективнее проводить расследования, ограничить их возможность безосновательно затягивать сроки в уголовных производствах и сбалансировать права сторон на стадии досудебного расследования», — отмечает Денис Овчаров и обращает внимание на определенные «но». Основная проблема в том, что перечисленные изменения хоть и решают многие проблемные вопросы уголовного процесса, распространяются не на все уголовные производства: только на те, которые были начаты после 15 марта с.г. «Такая законодательная оговорка привела к еще большим злоупотреблениям. Теперь новые уголовные производства намеренно и безосновательно объединяются со старыми для того, чтобы на них не распространялись упомянутые новые правила УПК», — уверяет г-н Овчаров.

В целом характеризуя тенденции, которые в 2018-м наметились на поприще уголовной защиты бизнеса, самой яркой Денис Овчаров называет участившиеся факты претензий правоохранительных органов к крупным налогоплательщикам в связи с использованием аутстаффинговых и аутсорсинговых услуг. «Речь идет об аутсорсинге персонала, поиском и трудоустройством которого якобы фактически занимались сами компании-заказчики, а плата за оказание этих услуг перечислялась аутстаффинговым компаниям. Это послужило основанием для следствия квалифицировать такие правоотношения как мнимые. В качестве главных доказательств таких утверждений правоохранительные органы предоставляют заключения «своих» экспертов, которые «рисуют» нужные им выводы», — поясняет г-н Овчаров, констатируя: в дальнейшем оспорить такие заключения и привлечь к ответственности эксперта практически невозможно.

Борьба с коррупцией — это направление было в числе приоритетов работы представителей правоохранительной системы в 2018 году. Но в отличие от предыдущего года в нынешнем на «антикоррупционном» поприще наблюдалась не столь бурная деятельность. Правда, тенденцию к уменьшению громких «коррупционных» дел можно считать временным явлением — затишьем перед бурей, которая грянет уже в 2019-м, когда должен заработать новый Высший антикоррупционный суд.

По году дела

По состоянию на начало ноября 2018 года в Совет бизнес-омбудсмена поступило чуть более 750 жалоб на действия правоохранителей, что составляет 16 % от общего количества обращений, которые мы получили с мая 2015-го. Если говорить о системных проблемах во взаимоотношениях бизнеса с правоохранительными органами, то, основываясь на практике нашей институции, в этом году можно выделить следующие тенденции. Во-первых, начиная со второго квартала наблюдается некоторое уменьшение количества жалоб, касающихся безосновательного проведения досудебного расследования уголовных производств: прежде всего речь идет о практике внесения сведений в ЕРДР по так называемым фактовым составам преступления, львиную долю которых всегда занимали случаи уклонения от уплаты налогов (статья 212 УК). Во-вторых, в третьем квартале резко уменьшилось количество жалоб на бездействие правоохранителей, что преимущественно проявлялось в необоснованном отказе в открытии уголовных производств и неэффективности/затягивании досудебного расследования. В-третьих, четвертый квартал подряд наблюдается рост количества жалоб на злоупотребления при проведении обысков и получении временного доступа к вещам и документам. Но поскольку такое изъятие, как правило, санкционировано постановлениями следственных судей, соответствующие жалобы в работу брать мы не можем. При этом с декабря 2017 года Совет бизнес-омбудсмена не получил ни одной жалобы на такие процессуальные нарушения при проведении обыска, как допуск адвоката, отсутствие видеофиксации обыска, незаконное изъятие цифровых данных или компьютерной техники, — здесь усматривается явный положительный эффект от реализации положений так называемого закона маски-шоу стоп № 1.

 

ЛИДЕРЫ РЫНКА. УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Авторитетные юристы

 

Ярослав Зейкан

(EQUITY)

 

 

Ведущие
юридические фирмы

 

1

 

AVER LEX

 

2

 

Солодко и Партнеры

 

3

 

EQUITY

 

4

 

VB Partners

 

5

 

Василь Кисиль и Партнеры

 

 

Ведущие юристы

 

1

 

Виталий Сердюк

(AVER LEX)

 

2

 

Евгений Солодко

(Солодко и Партнеры)

 

3

 

Ольга Просянюк

(AVER LEX)

 

4

 

Денис Бугай

(VB Partners)

 

5

 

Виталий Касько

(Василь Кисиль и Партнеры)

 

 

Другие известные юридические фирмы*

 

Arzinger

 

ESQUIRES

 

GOLAW

 

Sayenko Kharenko

 

Ario

 

Ильяшев и Партнеры

 

S.T. PARTNERS

 

Шкребец и Партнеры

 

 

Другие известные юристы*

 

Олег Вдовичен

(Вдовичен и Партнеры)

 

Артем Дроздов

(AVER LEX)

 

Игорь Глушко

(GOLAW)

 

Екатерина Гупало

(Arzinger)

 

Константин Глоба

(Barristers)

 

Евгений Грушовец

(Ario)

 

Афанасий Карлин

(ESQUIRES)

 

Вячеслав Кохляков

(Династия)

 

Ирина Кузина

(Barristers)

 

Александр Лысак

(EQUITY)

 

Татьяна Лисовец

(Соколовский и Партнеры)

 

Алексей Менив

(«Шкребец и Партнеры»)

 

Анжелика Моисеева

(GOLAW)

 

Тарас Пошиванюк

(EQUITY)

 

Владимир Рудниченко

(Integrites)

 

Сергей Смирнов

(Sayenko Kharenko)

 

Андрей Сидоренко

(Скляренко, Сидоренко и Партнеры)

 

Игорь Федоренко

(AVER LEX)

 

 

* — В АЛФАВИТНОМ ПОРЯДКЕ.
ИСТОЧНИК: UKRAINIAN LAW FIRMS 2018. A HANDBOOK FOR FOREIGN CLIENTS



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 49 (1093) от 04/12/18 Текущий номер

Адвокатура

№ 49 (1093)
Государство и юристы

Час КИК

РЕПОРТАЖ

Проверка на порочность

Самое важное

Войти в положение

Судебная практика

Плыть против стечения

15 декабря у вас ассоциируется с…

профессиональным праздником — Днем работников суда

годовщиной старта работы Верховного Суда

вступлением в силу нового процессуального законодательства

всем выше перечисленным

со снегом и холодом, это обычная дата в календаре

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • АФ «Династия»
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА