Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 19 ноября 2018 года, 13:19

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Отрасли практики

№ 45 (1089) Налоговое правоот 06/11/18 (Отрасли практики)

Умолчание – золото

«Ответственность владельца существенного участия банка, признанного неплатежеспособным, не наступает по умолчанию», — считает партнер Pavlenko Legal Group Виталий Бурдак

 

«Сегодня на банковском рынке остались сильные игроки — преимущественно это универсальные банки с высоким уровнем диверсификации бизнеса», — отмечает Виталий БУРДАК

Количество банков в системе значительно сократилось после активной деятельности регулятора, направленной на выведение неплатежеспособных банков с рынка. В результате такого «очищения» рынок покинули сомнительные учреждения — финансово слабые, с непрозрачной структурой, а также неугодные регулятору банки. О том, как обстоят дела на банковском рынке сегодня, рассказывает партнер Pavlenko Legal Group Виталий Бурдак.

 

— Что изменилось в банковской системе в последние годы?

— Можно смело констатировать, что сегодня на банковском рынке остались сильные игроки — преимущественно это универсальные банки с высоким уровнем диверсификации бизнеса, сильными корпоративными и розничными продуктами. Несмотря на уход большого количества банков, в том числе и проблемных, рынок по-прежнему находится в состоянии глубокой стагнации в связи с отсутствием широкого кредитования. Затяжной кризис не дает в полной мере реанимировать экономику и, как следствие, не позволяет банковскому рынку расти.

Скорость восстановления зависит от ряда внешнеэкономических факторов и стратегии каждого банка. Как правило, ведущие игроки сегодня фокусируют усилия на технологичности, развитии мобильных приложений и дистанционных сервисов обслуживания клиентов. В любом случае проверку на прочность в 2018—2019 годах придется пройти каждому финансовому учреждению, потому что условия бизнеса стремительно меняются, а задача каждого банка — соответствовать им и даже быть на шаг впереди.

 

— Насколько распространены споры с неплатежеспособными банками?

— Выведение государственным регулятором многих банков с рынка привело к тому, что многие вкладчики не смогли забрать свои депозитные средства. Покинули рынок и довольно крупные игроки со значительным депозитным портфелем. В связи с этим споры вкладчиков с неплатежеспособными банками были и остаются одной из наиболее массовых категорий дел. Также большую долю споров составляют иски Фонда гарантирования вкладов физических лиц (Фонд) к должникам проблемных банков, собственникам и владельцам существенного участия. Это обосновывается тем, что Фонд своими действиями старался и старается вернуть денежные средства для выплаты гарантированных платежей вкладчикам. Ведь ряд выведенных с рынка банков оказались пустыми: фактически нет ни средств, ни имущества, за счет которых можно удовлетворить требования вкладчиков хотя бы в минимальном гарантированном размере 200 тыс. грн.

 

— Каковы особенности исков о возмещении ущерба к акционерам, владеющим существенным участием в банках?

— Анализируя судебную практику, можно проследить определенные тенденции в данной сфере, а именно — существование двух масштабных категорий исковых заявлений. Первая — это иски вкладчиков к владельцам существенного участия проблемных банков. Здесь истцами выступают сами вкладчики, а ответчиками — владельцы существенного участия в банках, причем отдельно или солидарно, а также топ-менеджеры. Довольно часто в процесс вовлекаются в качестве третьих лиц Фонд и Национальный банк Украины (НБУ). Предметом иска в большинстве случаев является взыскание денежных средств вследствие возмещения различных видов причиненного ущерба.

Вторая категория — это иски Фонда к владельцам существенного участия и бывшим топ-менеджерам банков о компенсации причиненных убытков. В своих исковых требованиях Фонд опирается на часть 5 статьи 52 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц», предусматривающую право Фонда в случае недостаточности имущества банка обращаться с иском к связанным с банком лицам, действия которых привели к причинению ущерба банку или кредиторам. Таким образом, по результатам процедуры ликвидации и пересмотра всех договоров за год, предшествующий введению временной администрации, Фонд может обращаться к связанным лицам, в том числе бенефициарам банка, с требованием о возмещении ущерба.

 

— При каких условиях наступает гражданско-правовая ответственность?

— Ответственность владельца существенного участия банка, признанного в установленном порядке неплатежеспособным, не наступает по умолчанию, основоположным фактором здесь служит вопрос доказывания его вины в неплатежеспособности банка. Это касается как исков от Фонда, так исков от бывших вкладчиков. Для наступления гражданско-правовой ответственности должна присутствовать причинно-следственная связь между противоправным поведением связанного с банком лица и нанесенным им вредом, и бремя доказывания этих составляющих целиком лежит на истце. Более того, необходимо установить факт, что противоправное поведение именно этого конкретного лица послужило причиной, которая неизбежно повлекла за собой убытки. Довольно часто истцы ссылаются на непринятие акционерами банков мер, направленных на предотвращение неплатежеспособности финансового учреждения, на основании Закона Украины «О банках и банковской деятельности». Однако суды поддерживают правовую позицию, что любое бездействие нельзя считать противоправным. Требуя возмещения ущерба с ответчика как собственника существенного участия банка, истец должен доказать факт причинения ему вреда вышеуказанным лицом, его размер, предоставить доказательства неисполнения ответчиком обязательства или совершения им противоправных действий, вину и причинно-следственную связь между неисполнением обязательств ответчиком и причиненным вредом. Сам факт неплатежеспособности банка не является достаточным доказательством, что владельцы существенного участия не приняли меры для ее предотвращения.

Таким образом, только при наличии причинно-следственной связи между действием/бездействием и вредом можно говорить о применении гражданско-правовой ответственности. А, как показывает практика, доказать эту составляющую совсем нелегко.

 

— Наверняка существуют подводные камни?

— Вы правы, у каждой категории споров с владельцами существенного участия есть свои процедурные особенности. Закон действительно предусматривает право Фонда и вкладчиков на защиту своих интересов. При наличии спора между сторонами презюмируется, что владельцы существенного участия могут возместить причиненные убытки. Однако проблема доказывания вышеуказанных моментов при недостаточно эффективно работающей уголовно-правовой составляющей ставит истцов в откровенно затруднительное положение.

Подавая иск, Фонд должен доказать наличие причинно-следственной связи между поведением владельца существенного участия и нанесенным им вредом. В случае с противоправными действиями должностных лиц это сделать легче, поскольку каждый их шаг четко регламентирован документом. Показать связь между действиями владельца и ущербом весьма проблематично, особенно когда речь идет о конечном бенефициаре, ведь все промежуточные решения принимались должностными лицами по цепочке. Помимо проблемы доказывания ситуация усложняется преждевременными попытками Фонда войти в процесс до завершения всех процедурных моментов.

В исках от бывших вкладчиков и кредиторов проблематика идентичная. Но если Фонд может располагать материалами и делать на их основании выводы, то вкладчики не имеют такой возможности. При этом они не освобождены от доказывания всех составляющих для наступления гражданско-правовой ответственности за причинение им ущерба. Выстроить аналитическую цепочку вкладчику сложно, потому что он одинок в этом вопросе и защищает свой отдельный интерес. Несмотря на внедренные законодательные инициативы по расширению возможностей истцов в спорах с неплатежеспособными банками, на практике имеет место следующая ситуация. Де-юре вкладчик неплатежеспособного банка вправе подавать иск и требовать возмещения убытков, а де-факто – иск в большинстве случае остается неудовлетворенным. Во-первых, вкладчику предстоит серьезная работа, касающаяся обоснования наличия вины владельца существенного участия банка/топ-менеджера банка. Во-вторых, деятельность банковского учреждения всегда находится под пристальным вниманием регулятора, а решения ответственных лиц проходят этап согласования с органами государственной власти. В-третьих, всегда стоит учитывать состояние национальной экономики, конъюнктуру рынка и другие факторы. В таких условиях возложить вину за доведение банка до неплатежеспособности и процедуры ликвидации на владельца существенного участия практически невозможно. А это значит, что, к сожалению, на данный момент отсутствует реальный рабочий механизм, которым мог бы воспользоваться вкладчик для возврата средств, «застрявших» в неплатежеспособном банке, в споре с владельцами существенного участия. Естественно, кроме случаев, когда раскрыто уголовное дело и есть виновное лицо. В таких ситуациях механизм работает проще: путем взыскания ущерба в рамках уголовного дела или в последующем гражданском судопроизводстве. Как правило, в приговоре фиксируется вина и причинно-следственная связь между действием/бездействием, которые привели к негативным последствиям.

 

(Беседовал Александр БИЛЬДИН,

«Юридическая практика»)

 



Комментарии: »

ALEX777

Хорошая статья, но есть одно маленькое но........ Что делать владельцам существенного участия с гарантийными письмами, которые они подписали на имя НБУ, что несут ответственность всем своим имуществом, в случае не возврата кредитов, которые брали связанные лица ???????????

Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 45 (1089) от 06/11/18 Текущий номер

Налоговое право

№ 45 (1089)
Государство и юристы

Сезонная миграция

Отрасли практики

Сборный механизм

Судебная практика

Социальная оставляющая

Тема номера:

Выгодные данные

Поддерживаете ли вы введение налога на выведенный капитал?

Да, в перспективе это будет эффективней налогообложения прибыли

Да, но только для малого и среднего бизнеса

Нет, для государства это непозволительная роскошь

Ни один закон не искоренит такое явление, как уклонение от уплаты налогов

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА