Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 19 апреля 2019 года, 18:03

Генеральный партнер 2019 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Отрасли практики

№ 38 (1082) Комплаенс от 18/09/18 (Отрасли практики)

Подозрительное дело

Ограничения прав подозреваемых, предусмотренные заключительными положениями Закона № 2147-VIII, являются противоправными и могут быть признаны неконституционными

Евгeний Яценко
Специально для «Юридической практики»

В статье 303 Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины определены решения, действия или бездействие следователя или прокурора, которые могут быть обжалованы во время досудебного расследования, и лица, которые имеют право на обжалование таких решений.

Однако Закон Украины «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты» (Закон № 2147-VIII) внес изменения в УПК Украины, в том числе дополнив часть 1 статьи 303 пунктом 10. В текущей редакции на досудебном производстве уведомление следователя, прокурора о подозрении может быть обжаловано по истечении одного месяца со дня уведомления лица о подозрении в совершении уголовного проступка или двух месяцев со дня уведомления лица о подозрении в совершении преступления, но не позднее закрытия прокурором уголовного производства или обращения в суд с обвинительным актом — подозреваемым, его защитником или законным представителем.

Безосновательно подозреваемым хотелось бы вздохнуть с облегчением, но тут не все так просто…

 

Облегчение не для всех

В то же время пунктом 4 параграфа 2 заключительных положений Закона № 2147-VIII предусмотрено, что нормы подпункта 23 пункта 7 параграфа 1 раздела 4 вводятся в действие через три месяца после его вступления в силу, не имеют обратного действия во времени и применяются к делам, по которым сведения об уголовном правонарушении внесены в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР) после начала действия этих изменений. Эта норма вступила в законную силу с 15 марта 2018 года, соответственно, может быть применена только для уголовных преступлений, сведения о которых внесены в ЕРДР после этой даты.

Установив такие ограничения, законодатель, по моему мнению, допустил дисбаланс отношений, нарушив тем самым неоспоримые права и нормы прямого действия, гарантированные Конституцией Украины:

— граждане имеют равные конституционные права и свободы и равны перед законом (статья 24);

— права и свободы человека и гражданина защищаются судом (статья 55);

— законы и другие нормативно-правовые акты не имеют обратного действия во времени, кроме случаев, когда они смягчают или отменяют ответственность лица (статья 58);

— конституционные права и свободы человека и гражданина не могут быть ограничены, кроме случаев, предусмотренных Конституцией Украины (статья 64).

 

Нарушая Конституцию?

Статьей 24 Конституции Украины четко определено, что граждане имеют равные конституционные права и свободы и равны перед законом. Частью 2 этой статьи предусмотрено, что не может быть привилегий или ограничений по признакам расы, цвета кожи, политических, религиозных и других убеждений, пола, этнического и социального происхождения, имущественного состояния, местожительства, по языковым или другим признакам.

В ограничениях, предусмотренных пунктом 4 параграфа 2 заключительных положений Закона № 2147-VIII, относительно возможности их применения к делам, по которым сведения об уголовном правонарушении внесены в ЕРДР после 15 марта 2018 года в разрезе статьи 24 Конституции Украины прослеживается дискриминация в косвенной форме.

На законодательном уровне понятие «дискриминация» определено как ситуация, когда лицо и/или группа лиц по признакам расы, цвета кожи, политических, религиозных и других убеждений, пола, возраста, инвалидности, этнического и социального происхождения, гражданства, семейного и имущественного положения, места жительства, языковым или другим признакам, которые были, есть и могут быть действительными или предполагаемыми, испытывает ограничения в признании, реализации или пользовании правами и свободами в любой форме, кроме случаев, когда такое ограничение имеет правомерную, объективно обоснованную цель, способы достижения которой являются надлежащими и необходимыми.

А косвенная дискриминация — это ситуация, при которой в результате реализации или применения формально нейтральных правовых норм, критериев оценки, правил, требований или практики для лица и/или группы лиц по определенным признакам возникают менее благоприятные условия или положение по сравнению с другими лицами и/или группами лиц, кроме случаев, когда их реализация или применение имеет правомерную, объективно обоснованную цель, способы достижения которой являются надлежащими и необходимыми.

В то же время законодательство Украины основывается на принципе недискриминации, что предусматривает независимо от определенных признаков обеспечение равенства прав и свобод лиц и/или группы лиц, обеспечение равенства перед законом лиц и/или группы лиц, уважение к достоинству каждого человека, обеспечение равных возможностей лиц и/или группы лиц.

Определив на законодательном уровне вышеуказанные ограничения, законодатель сознательно допустил проявление косвенной дискриминации по отношению к лицам, которые имеют статус подозреваемых в уголовном процессе и получили его по уголовным производствам, открытым до 15 марта 2018 года, тем самым нарушив норму статьи 14 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод (Конвенция).

На мой взгляд, косвенная дискриминация проявляется в менее благоприятных условиях и положении по сравнению к другим подозреваемым, в уголовных процессах, начатых после 15 марта 2018 года, ведь таким лицам предоставлены право и возможность доказать свою невиновность уже на стадии досудебного расследования перед независимым судом, который придерживается принципов уголовного производства, определенных статьей 7 УПК Украины.

В соответствии со статьей 55 Конституции Украины права и свободы человека и гражданина защищаются судом. Абзац 2 этой статьи гарантирует каждому право на обжалование в суде решений, действий или бездействия органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных и служебных лиц.

Установив ограничения, законодатель нарушил права подозреваемых, в отношении которых уголовные процессы начаты до 15 марта 2018 года, — это право на справедливый суд (статья 6 Конвенции) и право на эффективный способ правовой защиты (статья 13 Конвенции). Таким образом, уже на стадии досудебного расследования нивелируется право доказать необоснованность любого выдвинутого против такого лица уголовного обвинения, а следствию предоставляется возможность и в дальнейшем (после 15 марта 2018 года) необоснованно долго держать лицо в статусе подозреваемого.

Статья 58 Конституции гласит, что законы и другие нормативно-правовые акты не имеют обратного действия во времени, кроме случаев, когда они смягчают или отменяют ответственность лица, и право на обжалование подозрения не может быть исключением.

 

Нарушая Кодекс

Кроме нарушения норм Конституции применение подпункта 23 пункта 7 параграфа 1 раздела 4 Закона № 2147-VIII противоречит нормам самого УПК Украины. Согласно части 1 статьи 5 УПК Украины, процессуальное действие проводится, а процессуальное решение принимается в соответствии с положениями настоящего Кодекса, действующими на момент начала выполнения такого действия или принятия решения. Итак, гарантируется не только принцип неприменения обратной силы более строгого закона, но и принцип обратного действия более мягкого закона.

Кроме того, законы и другие нормативно-правовые акты Украины, положения которых касаются уголовного производства, должны (!) соответствовать настоящему Кодексу. При осуществлении уголовного производства не может применяться закон, который противоречит настоящему Кодексу. Поскольку кодекс имеет равную юридическую силу с законом, пункт 4 параграфа 2 Закона № 2147-VIII относительно действия подпункта 23 пункта 7 параграфа 1 раздела 4 к производствам, сведения о которых внесены в ЕРДР до 15 марта 2018 года, применяться не может.

Учитывая вышеизложенное, следует отметить, что внесенные пунктом 4 параграфа 2 заключительных положений Закона № 2147-VIII ограничения являются противоправными и должны повлечь за собой признание их неконституционности. Вопрос неконституционности данного положения вправе рассмотреть исключительно Конституционный Суд Украины.

 

Как «достучаться» до КСУ

В соответствии со статьей 50 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины» формами обращения в Суд является конституционное представление, конституционное обращение, конституционная жалоба. Наиболее возможным способом «достучаться» до Конституционного Суда считаю конституционную жалобу, поскольку каждый может быть субъектом права обращения с ней.

К тому же Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека как субъекта права на конституционное представление ограничение прав подозреваемых «не заинтересовало». Поэтому, как говорится, «хочешь решить проблему — реши ее сам».

 

ЯЦЕНКО Евгений — адвокат OSTIN LAW FIRM, г. Киев


Мнение

Создана коллизия

Юрий ЖОВТАН, партнер  АО Barristers

Нормы заключительных положений Закона № 2147-VIII, запрещающие обратное действие во времени внесенных в Уголовный процессуальный кодекс изменений, создают правовую коллизию, когда одновременно действуют две взаимоисключающие нормы. Пункт 4 параграфа 2 раздела 4 заключительных положений Закона № 2147-VIII противоречит части 5 УПК Украины, которая в данном случае является специальной, поскольку непосредственно определяет правила действия процессуального закона во времени.

Существование двух взаимоисключающих норм не только нелогично, но и незаконно, поскольку нарушает определяющий правовой принцип. Поэтому, исходя из общих принципов уголовного процесса, в случае решения вопроса о возможности обжалования уведомления о подозрении в уголовных процессах, существовавших на момент вступления в силу подпунктов 11–27, 45 пункта 7 параграфа 1 раздела 4 заключительных положений Закона № 2147-VIII, следует руководствоваться именно статьей 5 Уголовного процессуального кодекса Украины, которая расширяет права человека.

Таким образом, нормы заключительных положений Закона № 2147-VIII, запрещающие обратное действие во времени внесенных в Уголовный процессуальный кодекс изменений, не соответствуют положениям статьи 5 УПК Украины, указывающим на обязательность применения действующего процессуального закона на момент начала выполнения действия или принятия решения. В такой ситуации можно с уверенностью ссылаться на часть 6 статьи 9 УПК: в случаях неоднозначного или противоречивого регулирования вопросов уголовного судопроизводства преимущество имеют общие принципы уголовного судопроизводства, среди которых, в частности, принцип законности и приоритет положений УПК Украины перед другими законами.



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 38 (1082) от 18/09/18 Текущий номер

Комплаенс

№ 38 (1082)
Государство и юристы

Девятой вал

Отрасли практики

Алиментарный механизм

Тема номера:

Ролевой прием

Частная практика

Дальний свет

Ратификация Многосторонней конвенции MLI:

заставит бизнес провести комплексный анализ собственных международных структур

на ведение бизнеса пока сильно не повлияет, поскольку будет применяться не ко всем действующим двухсторонним конвенциям об избежании двойного налогообложения

в ближайшие несколько лет вообще никак не повлияет на бизнес

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА