Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 17 октября 2018 года, 19:54

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Судебная практика

№ 31 (1074) Семейное правоот 07/08/18 (Судебная практика)

Не к успеху

Позитивное решение суда не может быть предметом договора об оказании правовых услуг, и перспективы взыскать гонорар успеха за него весьма призрачны

Ирина Гончар
«Юридическая практика»

Гонорар успеха уже давно является нормой для юридического рынка развитых стран. В Украине этот институт приживается плохо. Ввиду множественных экономических кризисов клиент зачастую хочет знать цену услуги сразу. Другая причина — ментальная неготовность украинских клиентов делиться приобретенным. Теперь же гонорар успеха может и вовсе оказаться вне закона, по крайней мере основание для этого заложено постановлением Верховного Суда (ВС) от 12 июня 2018 года по делу № 462/9002/14-ц, которым признано недействительным условие договора об оказании правовой помощи относительно выплаты дополнительного гонорара в случае положительного для клиента разрешения спора.

Собственно, суть гонорара успеха проста: если клиент выигрывает спор, то есть получает в собственность спорное имущество, освобождается от уплаты некоей суммы или достигает любого иного положительного ­материального результата, то он должен заплатить адвокату определенный процент от приобретенной выгоды. Как правило, речь идет о 5–10 %, однако все зависит от цены иска и сути спора. История возникновения гонорара успеха отсылает к США, где этот инструмент был подспорьем для малоимущих клиентов, которые не могли себе позволить заплатить за услуги адвоката. Со временем гонорар успеха стал инструментом мотивации адвоката, чтобы он не просто вел дело, имея в любом случае почасовую оплату, а преследовал цель получения максимальной выгоды своим клиентом.

Если оказание правовой помощи связано с представительством интересов в суде, то, безусловно, позитивным результатом для клиента будет принятие судом решения в его пользу: об удовлетворении исковых требований в том или ином объеме или отказе в иске, предъявленном к такому клиенту. Сегодня все говорят о единстве судебной практики, ее стабильности и правовой определенности как о главной цели правового регулирования и правосудия. Один из аргументов в пользу введения исключительного права адвокатов на судебное представительство заключался в том, что адвокат — профессиональный консультант по вопросам права, имеет достаточно опыта и знаний, чтобы проанализировать обстоятельства дела, спрогнозировать перспективы разрешения судебного спора и, возможно, еще до подачи иска в суд дать совет о целесообразности инициирования судебного разбирательства. Именно за вероятным в той или иной степени решением в суд обращаются истцы, и в случае его принятия можно уже говорить об успешном разрешении спора. То, что в договоре об оказании правовых услуг оговаривается дополнительная плата за положительное решение в пользу клиента, никого не смущало на протяжении десятилетий.

…Но не коллегию судей Второй судебной палаты Кассационного гражданского суда ВС, рассматривающей дело № 462/9002/14-ц. Сразу сделаем оговорку, что один из судей коллегии — Василий Крат — изложил особое мнение к постановлению, выразив свое несогласие с решением коллег.

Согласно обстоятельствам указанного дела, адвокат П. обратилась в суд с иском к своему клиенту — гр-ке К. о взыскании средств по договору о предоставлении правовой помощи. Истица ссылалась на то, что по условиям договора она обязалась оказать юридические услуги и представлять интересы матери ответчика в Печерском районном суде г. Киева в гражданском деле по ее иску о признании завещания недействительным, признании частично недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, признании права собственности на 2/3 части квартиры, а ответчик обязался оплатить ее услуги как адвоката в сумме 32 500 грн, а также за достижение положительного решения (признание права собственности на часть квартиры, заключение мирового соглашения на условиях, приемлемых для истца) — вознаграждение в размере 10 % от суммы экспертной оценки стоимости спорной части квартиры. Именно условие о выплате дополнительного вознаграждения не выполнила ответчица.

Гр-ка К. в свою очередь обратилась со встречным иском о признании незаконным условия договора о выплате гонорара успеха, утверждая, что была введена адвокатом П. в заблуждение относительно существенных условий договора в части порядка расчетов за оказанные услуги. Такой же иск предъявила к адвокату П. и гр-ка М., мать гр-ки К., интересы которой в суде представляла адвокат П. по спорному договору.

В результате пересмотра дела в кассационном порядке ВС принял решение, которым фактически отказал в удовлетворении первичного иска и удовлетворил частично встречные иски, а именно — признал недействительным пункт 4.4 договора об оказании правовых услуг, которым определялось дополнительное вознаграждение в размере 10 % от стоимости имущества, право собственности на которое признано судом за гр-кой М.

Решение ВС мотивировано тем, что включение в условия договора пункта о вознаграждении адвокату за достижение положительного решения суда противоречит основным принципам осуществления правосудия в Украине, актам гражданского законодательства, в связи с чем и в силу положений части 1 статьи 203, части 1 статьи 215 Гражданского кодекса (ГК) Украины подлежит признанию недействительным по предъявленному стороной договора иску.

Этот вывод ВС сделал, исходя из следующего. По правилам пункта 4 статьи 1, части 3 статьи 27 Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», к договору об оказании правовой помощи применяются общие требования договорного права.

С учетом предмета договора о предоставлении юридических услуг по гражданскому делу — представительства интересов матери клиента как истца по гражданскому делу, рассматриваемому в суде, — объектом оплаты по договору выступают оказанные адвокатом юридические услуги в связи с решением спора в суде. При этом формой вознаграждения адвоката за осуществление представительства является гонорар, размер которого определяется в соответствии со статьей 30 Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» с учетом сложности дела, квалификации и опыта адвоката, потраченного им времени, финансового состояния клиента и других существенных обстоятельств.

Этому требованию, по мнению суда, соответствует пункт договора, определяющий общую стоимость услуг (32 500 грн) и порядок их уплаты (по 4000 грн в месяц). В то же время, как считают большинство судей ВС, предусмотренная пунктом 4.4 выплата 10 % от стоимости спорной части квартиры в случае достижения позитивного результата не является по правовой природе ценой договора, а определяется как плата за результат, достижение которого не ставится в зависимость от фактически оказанных услуг.

ВС настаивает на том, что в аспекте гражданско-правовых обязательств исполнителя предметом договора об оказании юридических услуг является совершение определенного действия или осуществление определенной деятельности в интересах другой стороны (клиента).

ВС соглашается, что интересы клиента по договору не ограничиваются получением услуг и нацелены на достижение определенного результата — получения положительного решения по их делу, однако достижение такого результата, как убежден ВС, выходит за рамки предмета договора. Предметом в понимании ВС выступает лишь получение правовых услуг.

Решение суда по делу, как отмечает ВС, является результатом разрешения спора, актом органа судебной власти, принимаемым исключительно судьями в соответствии с четко определенными процедурами на принципах верховенства права. Верховный Суд также подчеркивает, что свобода договора ограничена требованиями закона, морально-этическими основами общества.

В частности, судебное решение не относится к объектам гражданского права согласно части 1 статьи 177 Гражданского кодекса Украины, а его принятие по конкретному делу не является результатом оказанных адвокатами сторон услуг, поэтому не может быть предметом договора в соответствии с частью 1 статьи 638 ГК Украины.

Отметим, что в особом мнении к указанному постановлению судья обращает внимание коллег на то, что нигде в решении они не указали, какое императивное требование к договору об оказании услуг нарушает пункт, признанный противоправным, а потому нет основания утверждать о его незаконности.

Адвокаты в большинстве своем выразили негодование относительно того, что решение суда не является следствием их работы. Это идет вразрез со смыслом всей судебной реформы, противоречит сути судебного представительства, и задача адвоката — способствовать свершению правосудия.

 



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 31 (1074) от 07/08/18 Текущий номер

Семейное право

№ 31 (1074)
Государство и юристы

На гребне войны

Документы и аналитика

Внеплановая поверка

Судебная практика

Страхование в жизни

Тема номера:

Брачный контакт

Как вы поступаете с sms-спамом?

Читаю, иногда покупаю рекламируемый товар

Удаляю, не читая

Устраиваю заказчику спама скандал/розыгрыш

Добиваюсь исключения моего номера из рассылки

Обращаюсь в суд

Не получаю / установлен спам-фильтр

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА