Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 19 июля 2018 года, 14:19

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Отрасли практики

№ 27 (1071) Защита персональных данныхот 10/07/18 (Отрасли практики)

Защитный свой

Подход Европейского суда по правам человека к оправданному «проникновению под корпоративную вуаль» успешно интегрируется в практику украинских судов, что благоприятно влияет на защиту прав участников юридических лиц

Юрий Демченко,
Марина Силина
Специально для «Юридической практики»
Как следует из позиции Европейского суда по правам человека, национальным судам необходимо устанавливать фактическую долю участия в компании конкретного лица, обратившегося за защитой

Вопрос, касающийся возможности обращения участника юридического лица вне отношений представительства, неоднократно поднимался в практике украинских судов и решался по-разному.

Защита прав

Следует сразу сказать, что право участника обратиться за защитой своих прав, нарушенных непосредственно юридическим лицом, в состав которого входит участник, признавалось априори. Решением Конституционного Суда Украины (КСУ) от 1 декабря 2004 года по делу № 18-рп/2004 по конституционному представлению 50 народных депутатов Украины относительно официального толкования отдельных положений части 1 статьи 4 Гражданского процессуального кодекса Украины (дело об охраняемом законом интересе) определено, что акционер может защищать свои права и охраняемые законом интересы путем обращения в суд в случае их нарушения, оспаривания или непризнания самим акционерным обществом, участником которого он является, органами или другими акционерами этого общества.

Но в случае если права самого юридического лица нарушаются извне, участник не имеет возможности обращаться в суд за защитой — это исключительная прерогатива юридического лица.

Изначально судебная практика судов общей юрисдикции в Украине шла именно в таком ключе — однозначного отсутствия права у участника защищать права и интересы юридического лица самостоятельно.

Так, пленум Высшего хозяйственного суда Украины (ВХСУ) в постановлении № 13 «О практике рассмотрения судами корпоративных споров» в 2008 году акцентировал внимание судов низших инстанций на том, что законом не предусмотрено право акционера (участника) хозяйственного общества обращаться в суд за защитой прав или охраняемых законом интересов общества вне отношений представительства.

Но два года назад пленум ВХСУ уточнил указанный выше подход. Так, в постановлении № 4 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, возникающих из корпоративных отношений» от 25 февраля 2016 года указано, что в соответствии с положениями статьи 16, пункта 4 части 1 статьи 12 и статьи 167 Гражданского кодекса (ГК) Украины независимо от субъектного состава, если участник (учредитель, акционер, член) юридического лица обосновывает исковые требования нарушением его корпоративных прав, то он имеет право подать соответствующий иск. Спор подведомствен хозяйственным судам и подлежит разрешению в общем порядке.

Таким образом, ВХСУ по истечении восьми лет по поводу позиции об отсутствии права у участника обращаться за защитой права юридического лица вне отношений представительства все же сделал оговорку: если участник докажет наличие нарушения его личного корпоративного права в контексте нарушенного права компании, то он имеет право лично обращаться в суд.

Международная практика

Такая позиция ВХСУ корреспондируется и с практикой Европейского суда по правам человека (Евросуд), который неоднократно рассматривал вопрос, касающийся возможности участника компании обратиться в суд в обход самой компании, в таких делах, как «Agrotexim and others v. Greece», «Camberrow MM5 AD v. Bulgaria»,«Pine Valley Developments LTD and others v. Ireland».

К примеру, в решении по делу «Agrotexim and others v. Greece» Евросуд сослался на позицию Международного суда Организации Объединенных Наций, изложенную в решении по делу с участием Barcelona Traction, Light and Power Company Limited, и отметил, что «юридические лица не всегда служат целям, которым они должны служить. Иногда юридические лица не способны защитить права тех, кто вверил им свои ресурсы, что приводит к риску злоупотреблений, как это бывает и в других сферах права. Здесь, как и везде, право противостоит экономическим реалиям, а потому вынуждено вводить защитные меры в интересах участников юридического лица, и даже тех, кто не является его участником, но находится с ним в деловых отношениях; право признает, что независимость юридического лица нельзя считать абсолютной».

Таким образом, в случае, если исполнительный орган юридического лица фактически не способен наилучшим образом защитить интересы юридического лица или самоустранился от исполнения своих обязательств, вследствие чего страдает не только само юридическое лицо, но и его участники (к примеру, неэффективная деятельность или бездействие директора общества в делах с контрагентами приводит к полному отсутствию выплат дивидендов участникам), в таком случае участник компании имеет право самостоятельно обратиться в суд за защитой нарушенного корпоративного права и права юридического лица.

В решении по делу «Camberrow MM5 AD v. Bulgaria» Европейский суд отметил, что акции, которыми владеет акционер, являются его имуществом, и лишение акционера возможности получать прибыль от этих акций свидетельствует о нарушении его прав.

В этом же решении Евросуд высказал мнение о том, что пренебрежение правосубъектностью компании в вопросе, является ли она «лицом, непосредственно пострадавшим», будет оправданным лишь в исключительных случаях, в частности, когда установлено, что для этой компании невозможно обращение в Суд через органы, созданные в соответствии с ее уставом.

Как следует из позиции Европейского суда, если компания — участник юридического лица не имела реальной возможности обратиться в суд через исполнительные органы этого юридического лица, она имеет право защитить свои права самостоятельно, а суд имеет право «проникнуть под корпоративную вуаль» этого юридического лица путем рассмотрения иска участника и разрешения спора.

Право есть

Примером возможного возникновения права у участника на обращение в суд может служить ситуация, когда участник юридического лица находится на большом расстоянии от исполнительного органа компании (например, в другом городе или в другой стране), узнает о текущих делах компании только от директора или совета директоров, который, в свою очередь, не всегда сообщает о возможных проблемах и принятых решениях, и действует в интересах юридического лица, при этом не всегда в интересах участников этой компании.

Рассматривая дело по заявлениям трех лиц: Pine Valley Developments LTD, Healy Holdings LTD и господина Даниэла Геалы, — Еропейский суд установил, что первая из этих компаний — Pine Valley Developments LTD — полностью принадлежит второй — Healy Holdings LTD, а господин Геала является единственным бенефициарным владельцем Healy Holdings LTD.

Поэтому, отклоняя возражения правительства Ирландии о невозможности признания господина Геала жертвой нарушения Конвенции в этом деле, Европейский суд отметил, что компании-заявители — Pine Valley Developments LTD и Healy Holdings LTD — являются не более чем простым механизмом, с помощью которого господин Геала  осуществлял свою деятельность, а потому признал господина Геала «жертвой» в понимании Конвенции о защите прав и основоположных свобод 1950 года.

Таким образом, как следует из позиции Европейского суда, национальным судам необходимо устанавливать фактическую долю участия в компании конкретного лица, обратившегося за защитой нарушенного права компании. Если конкретное юридическое лицо фактически является лишь механизмом, посредством которого учредитель осуществляет хозяйственную деятельность, это, бесспорно, свидетельствует о наличии у этого участника права на обращение в суд, вне отношений представительства.

И статьей 17 Закона Украины «Об исполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека», и новым Хозяйственным процессуальным кодексом Украины предусматривается, что суды обязаны применять практику Европейского суда по правам человека как источник права.

Практику Евросуда в части допуска участника к судебной защите прав юридического лица национальные суды применяют, но не всегда.

Красноречивым примером признания национальным судом права на обращение в суд за защитой права непосредственно участником юридического лица может быть дело, в котором адвокатское объединение Litigation Group представляло интересы участника юридического лица.

Спор в этом деле основывался на взыскании задолженности ООО «К» с ООО «У» по договору поставки.

В феврале 2016 года судом Хозяйственного суда г. Киева было принято определение, которым утверждено мировое соглашение между истцом и ответчиком.

По истечении двух лет, в январе 2018 года компания «И» как участник ООО «У» (с частью уставного капитала в 99 %) подала апелляционную жалобу на указанное определение, обосновывая ее тем, что мировое соглашение является незаконным и нарушает его права как участника, так как после его утверждения компания «И» перестала получать дивиденды.

Суд апелляционной инстанции не только открыл производство по апелляционной жалобе компании-участника, но и удовлетворил эту жалобу.

Киевский апелляционный хозяйственный суд в постановлении от 20 февраля 2018 года по этому делу указал, что, утверждая мировое соглашение по данному делу, местный суд, кроме прав и обязанностей ответчика — ООО «У», решил вопрос и о правах и обязанностях участников, а именно — компании «И», поскольку утверждение мирового соглашения, в соответствии с которым ответчик обязан платить по графику денежные средства, а также инфляционные потери — 3 % годовых, безусловно, влияет на корпоративные права участника и на имущественное право участия в распределении прибыли общества.

К тому же в соответствии со статьей 50 Закона Украины «О хозяйственных обществах» участники общества несут ответственность в пределах их вкладов. По мнению коллегии судей, утвердив мировое соглашение, местный суд решил вопрос об обязанности участника ООО «У» — компании «И» нести ответственность в пределах вклада по обязательствам ООО «У» по уплате денежных средств согласно утвержденному мировому соглашению.

Указанное постановление суда апелляционной инстанции можно считать образцовым примером справедливого разрешения судом вопроса наличия у участника юридического лица права обращаться в суд вне отношений представительства за защитой нарушенного права.

Подводя итоги вышеизложенному, можно сделать вывод о том, что подход Европейского суда по правам человека к возможности оправданного «проникновения под корпоративную вуаль» в последнее время успешно интегрируется в практику украинских хозяйственных судов, что, в свою очередь, благоприятно влияет на надлежащий уровень судебной защиты прав участников юридических лиц, исполнительные органы которых не в состоянии по каким-либо причинам эффективно защитить как права самого юридического лица, так и права его участников.

 

ДЕМЧЕНКО Юрий — адвокат, управляющий партнер АО Litigation Group, г. Киев,

СИЛИНА Марина — юрист, помощник адвоката АО Litigation Group, г. Киев



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 27 (1071) от 10/07/18 Текущий номер

Защита персональных данных

№ 27 (1071)
Акцент

Фастсуд

Документы и аналитика

Не дремлющее ОКУ

Репортаж

Пас медиа

Судебная практика

Дело случая

Какой питомец подходит юристу?

кошка;

собака;

грызун (хомяк, крыса, мышь, морская свинка, белка);

птица;

аквариумный (рыбка, улитка, черепаха);

экзотический;

никакой.

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • Antika
  • АФ «Династия»
    aequo

"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА