Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 10 декабря 2018 года, 22:04

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Отрасли практики

№ 24 (1068) Судебная реформаот 12/06/18 (Отрасли практики)

Адвокатский страж

Хочется верить, что юридический термин «устный договор» появится в лексиконе следователей и случаев нарушения прав адвокатов, в том числе недопущения на обыск, станет меньше

Максим Джевага
Специально для «Юридической практики»

Статья 59 Конституции Украины гарантирует, что каждый имеет право на профессиональную правовую помощь.

Конституционный суд это право разъяснил как гарантированную государством возможность любому лицу независимо от характера его правоотношений, в том числе с государственными органами, без неправомерных ограничений получать помощь по юридическим вопросам в объеме и формах, которые ему необходимы.

 

«Нарушаете…»

Наиболее уязвимыми граждане оказываются во взаимоотношениях с правоохранительными органами. Как правило, при обысках, допросах или задержаниях.

В отличие от допроса обыск или задержание — это неожиданные для гражданина следственные действия, о которых он, естественно, заранее знать не может.

В Украине по сравнению с западными странами большинство граждан не пользуются услугами так называемых семейных адвокатов, которые имеют письменный договор со всеми членами семьи и в случае неожиданных следственных действий могут приехать для оказания правовой помощи.

Чаще всего адвоката приглашают по телефону по рекомендации друзей или просто находят сведения о нем в интернете. В обоих этих случаях, прибыв на следственное действие, адвокат не может предъявить письменный договор с клиентом, чем и пользуются «недобросовестные» правоохранители.

Неоднократно руководители Генеральной прокуратуры Украины, следственных органов Нацполиции, органов финансовых расследований направляли письма-разъяснения, что «такими действиями следователей нарушается конституционное право лиц на квалифицированную защиту, создаются условия для признания доказательств недопустимыми» или «предупреждаю начальников следственных подразделений… о персональной ответственности за…».

Такие разъяснения не помогали, и  нарушения системно продолжались.

Адвокат, прибыв на обыск, часто просто не может войти в помещение, так как дверь изнутри закрыта на замок, а правоохранитель не реагирует на требование ее открыть или просто откровенно издевается над адвокатом. При задержании то же происходит у входа в здание полиции (прокуратуры, Службы безопасности Украины (СБУ), Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ)). Пытаешься прорваться к клиенту и слышишь только слова постового: «Я человек маленький, я позвонил, ждите, к вам выйдут». Такое ожидание иногда длится часами.

Даже если адвокат добивается общения со следователем, единственным его аргументом является «я не против вас впустить, но дайте мне набор документов, предусмотренных статьей 50 Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины».

 

Что за набор?

Согласно статье 50 Уголовного процессуального кодекса Украины, полномочия защитника на участие в уголовном производстве подтверждаются: 1) свидетельством о праве на занятие адвокатской деятельностью; 2) ордером, договором с защитником или поручением органа, уполномоченного законом на предоставление бесплатной правовой помощи.

Установление каких-либо дополнительных требований, кроме предъявления защитником документа, удостоверяющего его личность, или условий для подтверждения полномочий защитника или его привлечения к участию в уголовном производстве не допускается.

Вроде бы простое требование, но, оказывается, адвокаты (с юридическим образованием) и правоохранители (с юридическим образованием) юридический термин «договор» понимают по-разному.

Программа обучения по специальности «Правоведение» как в гражданском, так и в специальном (Министерства внутренних дел (МВД), СБУ и т.д.) учебном заведении предусматривает изучение предмета «Гражданское право».

В соответствии со статьей 202 Гражданского кодекса (ГК) Украины сделкой является действие лица, направленное на приобретение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделки могут быть односторонними, двух- или многосторонними.

Согласно статье 205 ГК Украины, сделка может осуществляться устно или в письменной форме. Стороны имеют право выбирать форму сделки, если иное не установлено законом.

То есть положения законодательства, регулирующие в том числе порядок заключения и выполнения договоров, предусматривают такую форму сделки (договора), как «устный договор».

Особенности заключения договоров адвокатами детально регламентированы в статьях 26–28 Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности».

В частности, договор об оказании правовой помощи заключается в письменной форме, но может быть заключен и в устной, «если клиенту срочно необходима правовая помощь, а заключение письменного договора в конкретных обстоятельствах является невозможным, с дальнейшим заключением договора в письменной форме в течение трех дней, а если существуют объективные препятствия — в ближайший возможный срок».

Таким образом, право на представительство интересов клиента может быть подтверждено адвокатом путем предъявления свидетельства о праве на занятие адвокатской дельностью, удостоверения личности или устным заявлением адвоката о заключении договора об оказании правовой помощи в устной форме.

Такое заявление может быть занесено следователем в протокол обыска или задержания.

Обычно следователей это не устраивает, часто мы (адвокаты) слышим такие фразы: «Нас ваш закон (Закон Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» — прим. авт.) не интересует, у нас есть Уголовный процессуальный кодекс, и там четко написано — договор. Так что дайте мне письменный договор».

Надоело объяснять некоторым правоохранителям, что не бывает законов «ваших» и «наших», в Украине действуют Законы Украины.

 

Как исправить ситуацию?

Авторы каждых последующих изменений в Уголовный процессуальный кодекс обещают усовершенствовать законодательство. Например, законопроект № 7275 от 10 ноября 2017 года направлен на защиту участников уголовного производства от необоснованного изъятия предметов, обеспечение дополнительных гарантий законности при проведении обыска, установление дополнительных гарантий защиты лица, в жилье которого проводится обыск.

Этот законопроект получил название «Маски-шоу стоп». Многие ожидали от него существенной демократизации процедуры обыска, появления новых гарантий для собственника жилья.

Действительно, законом (уже вступил в силу) предусмотрен ряд дополнительных гарантий, таких как обязательная видеофиксация обыска, обязательная техническая запись судебного заседания о рассмотрении ходатайства следователя или прокурора о проведении обыска и, конечно, норма, предусматривающая, что «следователь, прокурор не имеет права запретить участникам обыска пользоваться правовой помощью адвоката или представителя. Следователь, прокурор обязан допустить такого адвоката или представителя к обыску на любом этапе его проведения».

Как же эта норма работает на практике? А на практике практически ничего не изменилось. Как и раньше, требуют письменный договор, почему это незаконно — описано выше.

В случае предоставления письменного договора (что тоже непросто, так как договор с клиентом не всегда с собой, а поездка в офис за договором приводит к опозданию на обыск) креатив следователей неиссякаем. От фразы «поздно, обыск уже закончился, мы только дописываем протокол» до «по-моему, ваше удостоверение поддельное».

 

Почему не пускают?

Наверное, привычку не пускать адвокатов на обыск следователям прививают в начале работы на уровне «приобретенного рефлекса».

Наиболее действенным аргументом адвоката я считаю фразу: «Если вы проводите законный обыск и не планируете ничего подбросить или украсть, пустите адвоката».

Угрожать следователям уголовной ответственностью бесполезно. Они знают судебную практику, надеются на попустительство со стороны руководства и прокуратуры.

Вместе с тем статья 397 Уголовного кодекса (УК) Украины предусматривает ответственность за «создание в какой-либо форме препятствий осуществлению правомерной деятельности защитника или представителя лица по предоставлению правовой помощи или нарушение установленных законом гарантий их деятельности и профессиональной тайны».

В жизни это статья фактически «мертвая».

Анализ Единого государственного реестра судебных решений (ЕГРСР) при поиске по статье 397 УК Украины показывает такую статистику: всего судебных решений с 2012 года — 41, из этого количества приговоров — один (обвинительный).

То есть с 2012 года, согласно данным ЕГРСР, только один следователь в Украине был привлечен к ответственности за препятствование законной деятельности защитника.

Странно, так как по моей личной статистике адвокатов не допускают на восемь из десяти обысков. Хотя бывают случаи, когда во время обыска у его участников забирают телефоны и вообще не дают позвонить адвокатам.

Очень надеюсь, что юридический термин «устный договор» появится в лексиконе следователей и случаев нарушения прав адвокатов, в том числе недопущения на обыск, станет меньше, а у следователей появится большее уважение к профессии адвоката.

 

ДЖЕВАГА Максим — адвокат АО Barristers, г. Киев



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 24 (1068) от 12/06/18 Текущий номер

Судебная реформа

№ 24 (1068)
Государство и юристы

Арест ипотечного имущества

Отрасли практики

Адвокатский страж

Репортаж

Ходовой отчет

Судебная практика

Дело первички

Тема номера:

Со всех сторон

15 декабря у вас ассоциируется с…

профессиональным праздником — Днем работников суда

годовщиной старта работы Верховного Суда

вступлением в силу нового процессуального законодательства

всем выше перечисленным

со снегом и холодом, это обычная дата в календаре

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • Antika
  • aequo
    АФ «Династия»
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА