Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 18 ноября 2018 года, 04:14

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Судебная практика

№ 14 (1058) Исполнительное производствоот 03/04/18 (Судебная практика)

На всех правах

Открытие и осуществление ликвидационной процедуры банка само по себе не лишает акционера права собственности в таком банке – ВС

Ирина Гончар
«Юридическая практика»

Вынужденная ликвидация банка, как, впрочем, и любого иного бизнеса, всегда чревата убытками для учредителей и собственников акций или долей. Высок риск, что их доля обесценится или все средства пойдут на выплаты кредиторам. С другой стороны, это и есть один из тех рисков, о которых идет речь в определении предпринимательской деятельности — деятельности на свой риск.

Однако может ли государство нести ответственность за нарушение имущественных прав учредителей? В отношении совладельцев ликвидируемых банков — нет. Если не доказана вина регулятора.

Такие выводы содержатся в постановлении Верховного Суда от 28 февраля 2018 года по делу № 910/13134/17 по иску ООО «Ц» к Национальному банку Украины (НБУ) о взыскании 380 млн грн убытков, связанных с лишением права собственности.

Исковые требования обоснованы тем, что в течение 2014 года НБУ незаконно принял множество актов индивидуального действия в отношении банка, в том числе об отнесении банка к категории неплатежеспособных, что привело к процедуре ликвидации банка и нанесению убытков истцу, который является одним из владельцев существенного участия в банке.

Решением Хозяйственного суда г. Киева от 22 сентября 2017 года в удовлетворении исковых требований отказано. Суд указал, что административным судом решение об отзыве генеральной лицензии на осуществление валютных операций банком признано незаконным, так как принято неуполномоченным органом с превышением пределов его компетенции, без учета требований закона о применении санкций за нарушение законодательства о легализации доходов, однако отметил, что истец не доказал наличия в деяниях НБУ всех элементов состава правонарушения (противоправность поведения, ущерб, причинная связь между ними, вина причинителя вреда) для применения такой меры деликтной ответственности, как возмещение вреда.

Постановлением Киевского апелляционного хозяйственного суда от 14 декабря 2017 года решение Хозяйственного суда г. Киева от 22 сентября 2017 года оставлено без изменений на тех же основаниях.

ВС в составе коллегии судей Кассационного хозяйственного суда в свою очередь пришел к выводу, что кассационная жалоба ООО «Ц» не подлежит удовлетворению на таких основаниях.

В соответствии со статьей 1166 Гражданского кодекса (ГК) Украины имущественный вред, причиненный неправомерными решениями, действиями или бездействием личным неимущественным правам физического или юридического лица, а также вред, причиненный имуществу физического или юридического лица, возмещается в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине. По правилам статьи 1173 ГК Украины вред, причиненный физическому или юридическому лицу незаконными решениями, действиями или бездействием органа государственной власти, органа власти Автономной Республики Крым или органа местного самоуправления при осуществлении ими своих полномочий, возмещается государством, органом власти Автономной Республики Крым или органом местного самоуправления независимо от вины этих органов.

В то же время частью 3 статьи 641 Закона Украины «О Национальном банке Украины» предусмотрено, что вред, причиненный вследствие решений, действий и/или бездействия НБУ, в том числе ущерб, нанесенный в результате профессиональной ошибки работников НБУ и/или привлеченных экспертов, возмещается в соответствии с законодательством НБУ и страховыми компаниями в соответствии с условиями договоров страхования.

Статьей 73 Закона Украины «О банках и банковской деятельности» предусмотрено, что в случае нарушения банковского или иного финансового законодательства банками или другими лицами, которые могут быть объектом проверки НБУ, Национальный банк вправе применить меры воздействия, включая лишение генеральной лицензии на осуществление валютных операций и отнесение банка к категории проблемных или неплатежеспособных.

Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что права истца по управлению банком были ограничены вследствие принятия НБУ постановлений № 576 «Об отнесении банка к категории неплатежеспособных», № 19 «Об отзыве банковской лицензии и ликвидации банка», № 6 «О начале процедуры ликвидации банка и назначении уполномоченного лица Фонда на ликвидацию банка». При этом решения о введении в банк временной администрации, а также об отзыве банковской лицензии и ликвидации банка не были отменены в судебном порядке, соответственно, их незаконность, согласно статьям 32, 33 Хозяйственного процессуального кодекса Украины (в редакции, действовавшей на момент рассмотрения спора), истцом не доказана.

Напротив, ВС отмечает, что судом апелляционной инстанции учтены нормы частей 1 и 7 статьи 319 ГК Украины, в соответствии с которыми собственник имеет право владеть, пользоваться, распоряжаться своим имуществом по собственному усмотрению; деятельность собственника может быть ограничена или прекращена или наложено обязательство допустить к пользованию его имуществом других лиц лишь в случаях и в порядке, которые предусмотрены законом.

Так, пункт 1 части 2 статьи 46 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» прямо устанавливает, что со дня начала процедуры ликвидации банка прекращаются все полномочия органов управления банка (общего собрания, наблюдательного совета и правления (совета директоров) и органов контроля (ревизионной комиссии и внутреннего аудита). Следовательно, суды сделали правильный вывод, что независимо от осуществления процедуры ликвидации банка истец продолжает быть его акционером, права собственности на акции он лишен не был, а имеет место ограничение реализации права собственности на основании предписаний части 7 статьи 319 ГК Украины и пункта 1 части 2 статьи 46 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц», а именно — права управления банком.

Поэтому ВС признал правильным отклонение судами доводов истца о лишении его права собственности на активы банка.

Учитывая установленные предыдущими инстанциями обстоятельства дела, а также принимая во внимание изложенные выше нормы права, коллегия судей соглашается с выводами судов первой и апелляционной инстанций, что отмена в судебном порядке некоторых решений НБУ в отношении банка не влияет на результат рассмотрения данного дела, поскольку суды пришли к обоснованному выводу об отсутствии причинно-следственной связи между отмененными актами и заявленным истцом ущербом. Коллегия судей кассационной инстанции считает, что суды первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне исследовали фактические обстоятельства дела, осуществили проверку имеющихся доказательств в пределах исковых требований и правильно применили законодательство при рассмотрении дела.

Что касается ссылок ООО «Ц» на неприменение судами практики Европейского суда по правам человека, в частности выводов по делу «Совтрансавто-Холдинг» против Украины» относительно того, что формально решение судов мотивировано сохранением права собственности, которое не может быть реализовано, ВС отметил следующее.

В указанном деле Европейский суд установил, что акции, которыми владел заявитель, имели экономическую ценность и представляли собой имущество в понимании статьи 1 Первого протокола к Конвенции по защите прав человека и основоположных свобод. Заявитель сначала владел 49 % акций ЗАО «С», вследствие увеличения уставного фонда этого общества часть капитала, находящаяся в его владении, уменьшилась с 49 % до 20,7 %. Следовательно, изменились полномочия заявителя как собственника акций по управлению обществом и контролю использования его имущества. ВС обращает внимание, что обстоятельства настоящего дела и обстоятельства дела, решение по которому стало основанием для обращения в Европейский суд, не похожи, а потому отсутствуют основания считать ошибочным вывод судов о сохранении у истца права собственности на акции.

Доводы истца по поводу того, что оспариваемые решения судов приняты в условиях неправильного применения норм материального права (не применен Закон Украины «Об исполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека»), ВС отклонил ввиду норм статьи 17 указанного Закона, наделяющих суды правом применять при рассмотрении дел Конвенцию и практику Суда как источник права по собственному усмотрению. Дополнительно ВС подчеркнул, что Европейский суд в решении по делу «Серявин и другие против Украины» указал: в соответствии с его устоявшейся практикой решения судов должны быть мотивированы. В решениях по данному делу достаточно обоснования отказа в удовлетворении исковых требований, а потому нет оснований утверждать, что только по причине отсутствия ссылок на Закон относительно практики Европейского суда указанные решения приняты с нарушением норм материального права.



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 14 (1058) от 03/04/18 Текущий номер

Исполнительное производство

№ 14 (1058)
Государство и юристы

Понять и постичь

Отрасли практики

ВСПомнить все

Судебная практика

Полный порядок

Частная практика

Культурная эволюция

Поддерживаете ли вы введение налога на выведенный капитал?

Да, в перспективе это будет эффективней налогообложения прибыли

Да, но только для малого и среднего бизнеса

Нет, для государства это непозволительная роскошь

Ни один закон не искоренит такое явление, как уклонение от уплаты налогов

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

  • aequo
"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА