Еженедельная газета «Юридическая практика»
Сегодня 18 ноября 2018 года, 04:35

Генеральный партнер 2018 года

Адвокатское Бюро Гречковского - генеральный партнер газеты Юридическая практика в 2015 году
Еженедельная газета «Юридическая практика»

Отрасли практики

№ 12 (1056) Медицинское право и фармацевтика от 20/03/18 (Отрасли практики)

Кейс из Гааги

В случае ратификации Гаагской конвенции от 30 июня 2005 года она облегчит признание и исполнение решений иностранных судов в Украине, а также откроет новые возможности для наших судебных решений за рубежом

Олег Бекетов,
Александр Луговский,
Николай Антонюк
Специально для «Юридической практики»

21 марта 2016 года Украина подписала Гаагскую конвенцию от 30 июня 2005 года о соглашениях о выборе суда (Конвенция), однако она не была ратифицирована. Хотя и официальный портал Верховной Рады Украины подсказывает, что никаких законопроектов по ратификации Конвенции не подавалось, но намек на то, что Конвенция, возможно, будет ратифицирована в ближайшее время, содержится в новых редакциях процессуальных кодексов (статья 23 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины, статья 22 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины). Стоит напомнить, что в предыдущих редакциях ХПК Украины вообще не предусматривал договорной подсудности, а в ГПК соответствующая норма была исключена в 2010 году. Однако сегодня в статье 23 ХПК и статье 22 ГПК содержится положение, что в случаях, установленных договором или международным договором, спор может быть передан по соглашению сторон на рассмотрение суда другого государства. Поэтому представляется, что все же законодатели, создавая указанные нормы, где-то между строк этих статей и имели в виду Конвенцию.

С учетом этого важно проанализировать основные нормы Конвенции.

 

Статус Конвенции

Конвенция вступила в силу через десять лет после принятия (1 октября 2015 года). Первой страной, присоединившейся к Конвенции, стала Мексика. Затем к Конвенции присоединились США и все страны ЕС за исключением Дании. Следуя примеру ЕС и США, Черногория, Китай, Сингапур и Украина также подписали Конвенцию, однако ратифицирована она была лишь в Сингапуре. Показательно, что США подписали Конвенцию в 2009 году, но до сих пор не ратифицировали ее. Это связано с тем, что в США еще не могут договориться о том, каким образом имплементировать Конвенцию: на уровне федерального закона (как была ратифицирована Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йоркская конвенция) или еще и на уровне штатов.

Конвенция и Brexit. Великобритания является стороной Конвенции в силу членства в ЕС. Однако в соответствии с European Union (Withdrawal) Bill Великобритания должна выйти из ЕС 29 марта 2019 года. Поэтому возникает вопрос: какая же тогда судьба ждет Конвенцию по отношению к Великобритании?

Стоит отметить, что Конвенция принималась от имени всего ЕС решением Совета ЕС (2009/397/EC) и утверждалась решением ЕС. Конвенция была имплементирована в английское законодательство в соответствии с Актом о гражданской юрисдикции и судебных решениях 1982 года (Civil Jurisdiction and Judgments Act 1982), в который были внесены изменения Регламентом 2015 (The Civil Jurisdiction and Judgments (Hague Convention on Choice of Court Agreements 2005) Regulations 2015 (SI 2015/1644).

Поскольку в соответствии с Биллем о выходе из ЕС (European Union (Withdrawal) Bill) решения ЕС составляют часть законодательства ЕС, то, соответственно, данным актом прекращается действие этих решений и Конвенции для Великобритании. Поэтому Brexit означает, что Конвенция не будет применяться в Великобритании.

В то же время правительство Великобритании заявило, что твердо намерено участвовать в Конвенции. Поэтому, скорее всего, страна Туманного Альбиона в ближайшее время подпишет Конвенцию уже как отдельная ее сторона.

 

Соглашения о выборе суда

Конвенцией четко устанавливается, что она применяется только к исключительным соглашениям о выборе суда (за некоторыми исключениями статьи 22 Конвенции). Вроде бы вполне понятно, что исключительное соглашение — это то, которое предусматривает возможность обращения только в один суд и в никакой другой, однако некоторые трудности с отнесением соглашений к той или иной категории могут возникнуть.

Так, статья 3 Конвенции устанавливает главное требование отнесения соглашения о выборе суда к исключительным: такое соглашение должно определять суды одного договаривающегося государства либо один или более конкретных судов одного договаривающегося государства, исключая при этом подсудность по отношению к любым другим судам. Иными словами, суды только одного государства должны иметь юрисдикцию. Для наглядности приведем примеры.

1. Стороны предусмотрели, что все споры относительно их договора будут передаваться на рассмотрение в суды государства X.

Такое соглашение является исключительным, поскольку стороны четко определили, что только суды государства X могут рассматривать соглашение.

2. Стороны предусмотрели, что суды государства Х или суды государства Y могут рассматривать дела в отношении их договора.

Такое соглашение не является исключительным, поскольку не удовлетворяет требования статьи 3 Конвенции, ведь в данном случае стороны определили подсудность, согласно которой суды двух разных стран могут рассматривать дело. Однако в соответствии со статьей 3 Конвенции исключительным может быть то соглашение, где определены суды только одного государства.

3. Стороны определили, что суды государства Х имеют неисключительную юрисдикцию по спору по их контракту.

Такое соглашение является неисключительным, поскольку стороны сами на это указали. В соответствии со статьей 3 (b) Конвенции соглашение считается исключительным, если стороны четко не оговорили иное. Поэтому к такому соглашению Конвенция не применяется.

4. Стороны в договоре определили, что одна сторона договора может обратиться только в суд в стране Х, а другая — только в суд в стране Y.

Такое соглашение также является неисключительным, поскольку не удовлетворяет требования статьи 3 Конвенции, ведь в данном случае суды разных стран, а не одной могут рассматривать дело.

 

Применение Конвенции к неисключительным соглашениям о выборе суда

Согласно пункту 1 статьи 1 Конвенции, она применяется только к исключительным соглашениям о выборе суда. В то же время статья 22 Конвенции позволяет договаривающимся сторонам расширить сферы действия Конвенции на неисключительные соглашения. Стоит подчеркнуть, что такое расширение может касаться только признания и исполнения судебных решений (статьи 8–15 Конвенции). Другие положения Конвенции нельзя применить к неисключительным соглашениям.

Так, договаривающиеся государства могут заявить, что их суды будут признавать и исполнять судебные решения, вынесенные судами других договаривающихся государств по делам, где юрисдикция определялась в неисключительном соглашении. Следует отметить, что государство, в котором вынесено решение, и государство, в котором решение должно быть признано, должны  сделать заявление о распространении статей 8–15 Конвенции на неисключительные соглашения о выборе суда.

 

Автономность соглашения о выборе суда

Конвенцией устанавливается важная норма, согласно которой соглашение об исключительном выборе суда, являющееся частью договора, должно толковаться как соглашение, не зависящее от других условий договора. То есть если договор признан недействительным, это не значит, что соглашение об исключительном выборе суда также является недействительным.

Таким образом, пророгационные оговорки, на которых распространяется действие Конвенции, могут иметь такой же статус, как и арбитражные соглашения, определенные частью 1 статьи 16 Закона Украины «О международном коммерческом арбитраже».

 

Действительность соглашений о выборе суда

Согласно статье 5 Конвенции, действительность соглашения о выборе суда определяется правом страны, где находится суд, выбранный сторонами. Однако, как отмечают авторы пояснительной записки к Конвенции, это также включает коллизионные нормы этой страны. Поэтому, если стороны, например, в соглашении о выборе суда избрали суд определенной страны, то это означает, что подлежит применению материальное право этой страны, включая ее коллизионные нормы права. Такая ситуация может возникнуть в случае, когда, например, коллизионными нормами права страны выбранного суда действительность соглашения о выборе суда определяется правом, применимым к содержанию всего договора. Тогда суд будет определять действительность соглашения согласно материальному праву государства, которое стороны выбрали для регулирования всего договора.

 

Судебные решения, на которые распространяется действие Конвенции

В соответствии с Конвенцией признанию и исполнению подлежит любое решение, вынесенное по сути. Не подлежат признанию и исполнению, как и в Нью-Йоркской конвенции, постановления, касающиеся процессуальных вопросов. Однако важно подчеркнуть, что приказы и постановления, касающиеся судебных расходов, могут быть признаны и исполнены, а вот решение относительно обеспечительных мер — нет. Поэтому, например, определение об обеспечении иска путем ареста имущества признать и исполнить в другой стране согласно Конвенции нельзя.

 

Юрисдикция выбранного суда

Представим ситуацию: продавец, находящийся в стране Х, заключил договор купли-продажи с покупателем, находящимся в стране Y. Страны X и Y являются участниками Конвенции. Стороны выбрали в соглашении суд страны X. Продавец, не получив плату за товар, обратился с иском в суд страны Y. Однако покупатель не произвел оплату товара, считая, что продавец поставил товар ненадлежащего качества, что не соответствует условиям договора. Поэтому вместо подачи встречного иска в суд страны Y, где уже открыто производство, обратился с иском в суд страны X (выбранный сторонами в соглашении) с требованием поставить товар надлежащего качества и возместить причиненные убытки. Как действовать обоим судам в такой ситуации?

Согласно статье 5 Конвенции, в такой ситуации суд, выбранный сторонами в соглашении (суд страны X), должен открыть производство по делу и не обязан приостанавливать производство, пока не решится вопрос о юрисдикции в другом суде (суде страны Y). Следовательно, суд страны X не может отказать в открытии производства или приостановить производство на том основании, что в другом суде уже рассматривается то же дело между теми же сторонами. В то же время суд страны Y в соответствии со статьей 6 Конвенции в такой ситуации должен приостановить или прекратить производство.

Для сравнения: другие международно-правовые договоры несколько иначе регулируют этот вопрос. Так, например, в соответствии с частью 1 статьи 27 Луганской конвенции 2007 года каждый суд, кроме суда, который первым принял исковое заявление, приостанавливает по собственной инициативе производство до момента установления юрисдикции суда, первым принявшего это дело. Подобное  правило содержится в Регламенте Brussels I.

 

Основания для отказа

Конвенция предусматривает следующие основания для признания и исполнения решения суда.

1. Соглашение недействительно по праву страны выбранного суда.

Как уже ранее отмечалось, право страны выбранного суда включает в себя также и коллизионные нормы этого права. Стоит также отметить, что данное основание содержит оговорку «если суд выбранной страны не признал соглашение действительным» (статья 9 (а). Тот факт, что суд вынес решение, казалось бы, уже означает, что суд признает соглашение действительным. Но в этой норме подразумевается, что если выбранный суд рассмотрел вопрос действительности соглашения и признал действительным это соглашение, то суд, где признается решение, не может признать его недействительным.

2. Стороны не имели необходимого объема дееспособности заключать соглашение по праву страны, в которой признается решение суда.

Тут точно так же авторы пояснительной записки отмечают, что имеется в виду и коллизионное право страны. Однако в случае, если стороны не имели права заключать соглашение по праву выбранного суда (если к нему отсылаются коллизионные нормы соглашения, где признается решение), то такое соглашение не будет признаваться недействительным по вышеуказанному пункту.

Относительно этого основания возникает вопрос, насколько целесообразно выделять такое основание, ведь если стороны не имели необходимого объема дееспособности, такое соглашение будет недействительным.

3. Ответчик не был соответствующим образом уведомлен.

Конвенция устанавливает важное исключение из этого правила: суд не может отказать в признании и исполнении решения на основании ненадлежащего уведомления ответчика, если ответчик принимал участие в рассмотрении дела и не оспаривал уведомление о слушании (при условии, что право государства суда позволяет).

Кроме того, Конвенцией устанавливается еще одно основание в отказе в признании и исполнении решения, связанное с уведомлением. Так, например, по законодательству одних стран разрешается уведомление сторон без участия соответствующих органов (например, юрист самостоятельно приехал к ответчику и вручил повестку). Однако в других государствах, например в Украине, такой способ вручения документов не разрешен. Соответственно, если решение признается в Украине и ответчик, находившийся в Украине, был уведомлен без привлечения соответствующих органов, то по Конвенции украинский суд, в который подано заявление о признании и исполнении, может отказать в признании такого решения. Однако стоит отметить, что данное основание касается лишь случая, когда вручение документов и признание решения имело место в одной и той же стране.

4. Решение получено путем обмана, который связан с процессуальным вопросом.

Почему именно с процессуальным? Это связано с тем, что обман, касающийся решения материального вопроса, попадает под норму, которая описана ниже в пункте 5 (нарушение публичного порядка), а в некоторых странах к обману, связанному с решением процессуальных вопросов, не применимо понятие «нарушение публичного порядка».

Сюда относятся ситуации, когда истец намеренно указал неверный адрес ответчика для вручения повестки, или самостоятельно вручил повестку не по тому адресу, или неправильно указал дату, время и место проведения заседания. Также на этом основании могут быть не признаны решения, где, например, выяснилось, что был подкуплен свидетель, скрыто какое-либо доказательство и т.д.

5. Признание и исполнение решения явно несовместимы с публичным порядком государства, в котором признается решение.

Указывая это основание, авторы Конвенции уделили особое внимание принципам «процессуальной справедливости». Так, в статье 9 (е) Конвенции говорится, что понятие публичного порядка применимо к случаям вынесения решения с нарушением принципов процессуальной справедливости.

На самом деле такая чрезмерная детализация в Конвенции не всегда понятна и оправдана. Вот возьмем, к примеру, упомянутую выше ситуацию, где истец уведомил ответчика не по тому адресу. Здесь возникают сразу три основания для отказа в признании: ненадлежащее уведомление, обман относительно процессуального вопроса и нарушение публичного порядка. Таким образом, имеет место дублирование. И вообще, основание, указанное в статье 9 (е) Конвенции (нарушение публичного порядка) охватывает предыдущие два (ненадлежащее уведомление и обман относительно процессуального вопроса).

6. Решение несовместимо с решением, вынесенным в государстве, в котором подано заявление о признании и исполнении решения.

В таком случае имеет преимущество решение страны, в которую обратились для признания и исполнения решения, независимо от того, было решение вынесено раньше или позже. Для признания на этом основании не обязательно, чтобы суть спора была одинакова, главное, чтобы были одинаковые стороны, и решения, пусть и частично, но противоречили друг другу, даже если разрешались различные требования.

Например, суд страны Х принял решение, по которому ответчик должен уплатить некую сумму истцу по договору займа. Потом истец для исполнения решения обратился в суд страны Y, и оказалось, что суд этой страны уже когда-то вынес решение о недействительности такого соглашения. В такой ситуации суд страны Y, в который подано заявление о признании и исполнении решения, может отказать в признании и исполнении на этом основании.

7. Решение несовместимо с ранее вынесенным решением в другом государстве между теми же сторонами и с теми же исковыми требованиями

На первый взгляд это основание очень похоже на предыдущее, но на самом деле они абсолютно разные. Тут уже имеет значение дата вынесения решения. Кроме того, исковые требования должны быть одинаковыми. То есть для отказа в признании и исполнении по этому пункту должны быть удовлетворены такие требования:

— решение в другом государстве (не в том, где решение признается) было принято ранее;

— оба решения вынесены в отношении одних и тех же сторон и требований.

Поэтому, как видим, Конвенция устанавливает новый, пока неизвестный Украине режим пророгационных оговорок. Надеемся, Конвенцию ратифицируют в Украине в ближайшее время, и она сможет стать унифицированным инструментом, который не только позволит сторонам выбирать суд для рассмотрения их споров, но и предоставит механизм признания и исполнения судебных решений.

 

БЕКЕТОВ Олег — партнер, руководитель международной судебной практики МЮГ Eterna Law, г. Киев,

ЛУГОВСКИЙ Александр — советник МЮГ  Eterna Law, г. Киев,

АНТОНЮК Николай — младший юрист МЮГ  Eterna Law, г. Киев


Обращение

Коэффициент оптимизации

Наталия Богацкая

Ассоциация судей хозяйственных судов Украины обратилась в Высший совет правосудия, Совет судей Украины и Государственную судебную администрацию относительно недопустимости сокращения количественного состава судей хозяйственных судов.

«Метод определения оптимальной численности судей, необходимых для рассмотрения дел в конкретном суде, должен базироваться на концепции, в основу которой положены подходы к определению достоверных и объективных коэффициентов нагрузки», — идет речь в обращении.

В обращении также говорится о пересмотре показателей средних затрат времени на рассмотрение дела и коэффициентов сложности дел по категориям для определения оптимальной численности судей и необходимости приведения учета первичных статистических данных о нагрузке судей в соответствие с нормами ХПК Украины в новой редакции.

По словам председателя Ассоциации, председателя Одесского апелляционного хозяйственного суда Наталии Богацкой, действующие методологические подходы к определению коэффициентов нагрузки на судей и сложности дел, разработанные на основе глобального исследования Проектом USAID «Справедливое правосудие» и утвержденные Советом судей Украины в июне 2016 года, не могут сейчас применяться к расчету новой модельной численности судей по ряду причин.

«Данное обстоятельство является безусловным и определено новой редакцией ХПК Украины, кардинально изменившей процесс осуществления хозяйственного судопроизводства. При этом статистика судов по рассмотрению дел так и не приведена в соответствие с требованиями действующего процесса», — поясняет судья.

В обращении речь также идет о создании рабочей группы по исследованию фактических показателей нагрузки судей при рассмотрении дел с привлечением специалистов Национальной школы судей Украины, ГСА, международных экспертов, членов Ассоциации (на общественных началах).


Комментарии

Правовая определенность

Вадим АВДЕЕВ, юрист Lavrynovych & Partners Law Firm

Ратификация Украиной Гаагской конвенции от 30 июня 2005 года о соглашениях по выбору суда принесет ряд значительных позитивных эффектов для украинского бизнеса в сфере международной торговли. В частности, это даст правовую определенность относительно урегулирования сторонами внешнеэкономических договоров вопроса подсудности возможных споров между ними, а также облегчит процесс признания и принудительного исполнения в странах — участницах Конвенции судебных решений, принятых в таких спорах. Последнее особенно актуально в свете того, что сегодня среди участников Конвенции представлены все государства — члены ЕС (за исключением Дании). Помимо этого ожидается ратификация Конвенции в США и КНР. Также следует отметить, что для имплементации положений Конвенции подготовлена необходимая правовая база в новых Хозяйственном и Гражданском процессуальных кодексах Украины. Так, в статье 23 ХПК Украины и в статье 22 ГПК Украины предусмотрено право сторон передать спор на рассмотрение иностранному суду согласно международному договору, ратифицированному Верховной Радой Украины. В связи с этим можно ожидать, что ратификация Конвенции Украиной произойдет в ближайшее время.

 

С оговоркой

Мирослава САВЧУК, старший юрист ЮФ Aequo

В какой-то мере можно говорить о том, что Конвенция облегчает признание и исполнение решений иностранных судов на территории Украины и открывает новые возможности признания и исполнения украинских судебных решений за рубежом. Однако это касается только признания и исполнения решений, вынесенных судом, определенным сторонами в такой пророгационной оговорке.

Уже сейчас Гражданский и Хозяйственный процессуальные кодексы предусматривают возможность для сторон договориться о выборе суда, который будет рассматривать возникающие между ними споры (статья 22 ГПК и статья 23 ХПК). Но такая возможность, согласно указанным положениям, существует, только если она предусмотрена законом или международным договором Украины. Ратификация Конвенции фактически позволит заработать указанному положению и существенно расширит возможности его применения.



Присоединяйтесь к обсуждению!

Автор *
E-mail
Текст *
Осталось
из 2550 символов
* - Поля, обязательные для заполнения.

№ 12 (1056) от 20/03/18 Текущий номер

Медицинское право и фармацевтика

№ 12 (1056)
Отрасли практики

От суммы не зарекайся

Судебная практика

Полный вред

Тема номера:

В свете фарм

Частная практика

Советы Европы

Поддерживаете ли вы введение налога на выведенный капитал?

Да, в перспективе это будет эффективней налогообложения прибыли

Да, но только для малого и среднего бизнеса

Нет, для государства это непозволительная роскошь

Ни один закон не искоренит такое явление, как уклонение от уплаты налогов

Ваш собственный вариант ответа или комментарий Вы можете дать по электронной почте voxpopuli@pravo.ua.

"Юридическая практика" в соцсетях
Заказ юридической литературы

ПОДПИСКА